Татьяна Черкес,

В последнее время жители Щучина привыкли к парящим в небе самолетам. Новая свадебная традиция местных — посещение бывшего секретного советского военного аэродрома «Точный». Несколько лет назад такое казалось невозможным. Тогда вместо удачных фото молодоженов получались лишь леденящую душу кадры для репортажей — с горами мусора, полуразрушенными зданиями воинской части и поросшей бурьяном взлетной полосой.

Фото: Татьяна Черкес, TUT.BY

Они никогда раньше не виделись и встретились спустя 30 лет «молчания» аэродрома: новые обитатели — гродненские пилоты-любители — и бывшие хозяева, военные летчики. Какие тайны хранит взлетная полоса и как ее планируют использовать в мирное время, узнал TUT.BY.

Под грифом «секретно»: о ядерном оружии и разведывательных воздушных шарах

Аэродром в Щучине был секретным до 60-х годов 20 века. Военный городок, естественно, был закрытым и имел собственную инфраструктуру — с домами для офицеров и казармами для солдат, столовой, баней, магазином, клубом и детским садом. «Попасть домой можно было только через КПП, предъявив удостоверение», — вспоминает Леонид Карпов — он прошел путь в Щучине от лейтенанта до полковника, получив отставку накануне расформирования этой части.

С 50-х годов здесь базировалось два полка: истребители и разведчики. Сам Леонид Ефремович из истребителей. Задача его полка была в том, чтобы «прикрыть» объекты от ударов с воздуха, уничтожить противника. Самыми напряженными он называет 50−60-е годы, пик «холодной войны» в воздухе. На это время пришлось больше всего вылетов по тревоге:

— Как только иностранные самолеты, как правило, американские, приближаются к западной и северо-западной границам, нам дают сигнал вылетать. Собираюсь за 8 минут, лечу к границе и начинаю кружить в боевой готовности. Мы друг друга не видим, но знаем местоположение друг друга. Так покружив, он улетает, и я возвращаюсь на базу, — вспоминает Леонид Карпов.

В то время самолеты поднимались в небо с… ядерным боекомплектом, говорит летчик. По рассказам, ядерное оружие хранилось в лесном массиве рядом с аэродромом. Якобы под склады использовали до сих пор сохранившиеся здания, напоминающие доты. Леонид Ефремович говорит прямо: «Врут» — оружие доставляли из Березы, что на Брестчине. К счастью, его так никогда и не применили. Как, впрочем, никого не сбили, если не считать провокаций:

— В качестве провокаций, к примеру, запускались воздушные шары с записывающей техникой. Мы вылетали, поражали цель, а шар не падал. Оказалось, что оболочка была сверхтонкой, и снаряд не разрывался, не встречая преграды, и проходил насквозь. Тогда мы получили сверхчувствительное оружие.

Полковник: «Мы реально готовились к войне с Америкой»

Всего в щучинской воинской части служило около полусотни летчиков. На них приходилось около сотни самолетов. Местные военные получали все новые модели советских конструкторов. Для истребителей эта была, как правило, линейка «МиГов», для разведчиков — «Яки», «Илы» и те же «МиГи». Техника истребителей хранилась в арочных железобетонных укрытиях, их было около 40, строились они с учетом бомбоударов. Самолеты разведчиков стояли на улице.

Фото: Татьяна Черкес, TUT.BY

«Мы реально технически и морально готовились к войне с Америкой и ее союзниками», — говорит полковник. Головной болью летчиков было отставание от противника по высоте полета: самолеты американцев и англичан поднимались на 16−17 тыс. метров, когда популярный "МиГ-17" мог взять только 15 500.

Леонид Ефремович вспоминает, как в курилке разведчики возмущались хамством иностранных пилотов-разведчиков в эфире, которые передавали им приветы на ломаном русском: «Прывэт, Ваня! Не догонишь».

— Летчики понимали, что самолеты где-то над ними, локационные средства фиксировали активность, но «достать» их просто не могли. Так самые наглые иностранные разведчики беспрепятственно долетали даже до Минска и затем покидали наше воздушное пространство.

«Холодная война» в небе закончилась с окончанием «битвы вооружений»: отечественные самолеты смогли подниматься в небо на ту же высоту, что и противник. В конце 80-х Михаил Горбачев высказался о дружественных отношениях с Америкой, а в 1992 году военную часть расформировали. «Все варварски разворовывали: и провода, и оставшуюся радиотехнику, и уникальную светотехнику. Командирский пункт и вовсе подожгли», — сетует полковник.

Сегодня ГУ по охране и использованию имущества «Авиатор» «арочники» (арочные железобетонные укрытия) сдает в аренду. В одних разместились мастерские, в других — производства, в третьих — склады промышленной и сельскохозяйственной продукции. Два таких строения отдали гродненским пилотам.

В 2015-м полковник Карпов приехал на аэродром не просто так: уже по новой традиции он с пилотами-любителями сделает несколько кругов в воздухе. Но самое главное — встреча со своим "МиГ-19". «Реактивный истребитель, самолет-лидер в нашем полку, что означало максимальный налет для обнаружения недостатков в конструкции и эксплуатации. Я пролетал на нем не один год», — говорит Леонид Ефремович.

Фото: Татьяна Черкес, TUT.BY

Его "МиГ" пока хранится на складе — ожидает своего места в качестве памятника, хотя долгое время простоял на постаменте в Щучине. Его сняли из-за якобы «архитектурного конфликта эпох»: самолет-памятник стоял напротив дворца Друцких-Любецких. В свое время из-за этого в городе назрел серьезный конфликт — большинство горожан, привыкших к местному авиационному колориту, требовало вернуть памятник на место. Местные власти пообещали, что, как только споры утихнут, "МиГ-19" займет свое место в городе. Ведь действительно, есть только миг между прошлым и будущим…

Гараж для самолета

Полеты в Щучине возобновились около года назад. На аэродром пришли гродненские пилоты и конструкторы, создали свою организацию и начали восстанавливать аэродром.

Фото: Татьяна Черкес, TUT.BY

— Все началось с того, что я купил в Европе недорогой легкомоторный самолет SOCATA Rallye. Сразу встал вопрос, где его хранить. И мы с коллегами вспомнили о щучинском аэродроме. Арендовали один «арочник», второй нам дали бесплатно. Сегодня там стоят наш самолет и два планера, — рассказывает председатель общественной молодежной организации любителей авиации «Точный» Андрей Чернышов, у которого за плечами учеба в Качинском авиационном училище и лицензия пилота-любителя в кармане.

Считалка ТУТ: если вы захотели купить самолет

Средняя цена подержанного легкомоторного самолета — около 25 тыс. евро.

Аренда ангара — около 1 миллиона рублей в месяц.

Топливо: 35 литров в час, можно заправлять бензином АИ-95.

Дополнительно: почасовая аренда взлетной полосы (около 20 тыс. рублей в провинции), заявка на использование воздушного пространства (25 тыс. рублей), замена масла (можно самостоятельно), обязательный капитальный ремонт после 2 000 часов налета с заменой двигателя (как правило, выполняется в сервисных центра Литвы) (15 тыс. евро).

Для новых обитателей местные власти расчистили взлетную полосу. Оказалось, что полотно укрепляли бетонными плитами, но после расформирования воинской части в 90-х годах их сняли и продали. Говорят, что виновные понесли за это уголовное наказание, но плиты все-таки не вернули. Однако нижнее монолитное бетонное покрытие еще 50-х годов было настолько прочным, что даже время его не смогло деформировать. Оставалось лишь расчистить — убрать вросшую траву и сровнять цементные выступы, оставшиеся от снятых плит.

Сегодня двухкилометровая полоса может принять самолеты среднего веса — до 5 или 7 тонн: для примера, это весовая категория так называемого «кукурузника» "Ан-2". Правда, не обходится без курьезов. Грузовики местных хозяйств продолжают по старинке ездить по взлетной полосе. «Надо срочно поставить запретные указатели. Это совершенно недопустимо с позиции безопасности. При этом летит щебень, полоса разрушается», — переживает пилот, участник общественной молодежной организации любителей авиации «Точный» Алексей Жуковский.

Планер — кружку, зрелища — туристам

— На инициативную группу пилотов мы возлагаем большие надежды. Во-первых, с точки зрения туристической привлекательности. Уже видим интерес, приток гостей на показательные полеты, — говорит заместитель начальника отдела экономики Щучинского районного исполнительного комитета Юрий Вилькевич. — Во-вторых, планируем создать школу юных пилотов с их помощью.

Фото: Татьяна Черкес, TUT.BY

Пилот-любитель, педагог и конструктор Иван Трипуть так видит этот кружок:

— В группу будут набирать молодежь из Щучина в возрасте 14−16 лет. Теоретические занятия будут проходить с осени до весны, заключительный этап — тренировочные полеты на планерах "ЛАК-16" и BLANIK. Кроме этого, я сделал специальный тренажер, которым сегодня пользуются даже профессиональные пилоты. Хочу приобрести еще один планер и поставить здесь. Группа из центра технического творчества сможет работать со всей нашей техникой. Сам обучал детей в кружке авиамоделирования, понимаю, что занятия заинтересуют тех, кто хочет стать летчиком. Не каждый парень из райцентра решится поступать на такую профессию, не имея представления об этом.

Из собственных планов организации — проведение обзорных экскурсий для туристов и открытие своей школы для взрослых на получение лицензии пилота-любителя. Для этого готовят документацию и ведут переговоры с литовскими преподавателями, готовыми приехать, если это будет нужно.

У аэродрома появился шанс на вторую, «мирную» жизнь. Да и слава возвращается: «Точный» собирается посетить знаменитый телеведущий и пилот с 20-летним стажем Леонид Якубович. Его ожидают в Щучине 6 сентября на День письменности.

-90%
-90%
-12%
-10%
-35%
-15%
-30%
-20%
-40%
-25%
0070970