/ фото из архива Артема Ткачука,

Артем Ткачук из Лиды бросил истфак гродненского университета, уехал за любимой девушкой в Польшу, а оттуда вместе с ней на восемь месяцев – в Камерун. В Африке молодые белорусы работали в детском доме, которым руководит польский священник из ордена доминиканцев. О своем опыте волонтерства парень рассказал TUT.BY.

Фото из архива Артема Ткачука
Артем, Марта, руководитель миссии отец Дариуш и местные дети

Лететь решили в один вечер

"Когда я закончил второй курс, моя девушка Марта поступила в университет в Познани. Чтобы быть с ней, я целый год готовился к экзаменам и после третьего курса тоже смог поступить", – вспоминает Артем. Сейчас он уже бакалавр политических наук, а через год сможет стать магистром международных отношений.

"Мы давно хотели куда-нибудь поехать – в далекую, экзотическую страну. И были близко связаны с католической церковью: участвовали в общественной жизни, ходили в паломничества, слышали о работе миссионеров", – вспоминает Артем то, как родилась идея пожить в Африке. Однажды на воскресной службе в церкви выступал миссионер, который собирал деньги и приглашал всех желающих к себе в Камерун. В тот же вечер пара решила, что нужно ехать.

Фото из архива Артема Ткачука
Отцу Дариушу 55 лет, из них он уже 20 работает в Африке

Пять долларов – неделя в школе для ребенка

Артем и Марта вылетели в начале октября прошлого года, а вернулись месяц назад – 11 июня. В Камеруне они работали не в классической миссии, а, скорее, в детском доме: "Там нет церкви, прихода, это просто дом, где живет 40 сирот и полусирот. Руководят приютом местная семейная пара и монах-поляк".

Дети учатся в обычных школах: все образование в Камеруне платное, за воспитанников платит миссия. Работа в приюте очень разная: это и дополнительные занятия с детьми, и работа по хозяйству, и очень много бумажной работы со спонсорами.

Большую часть поддержки миссия получает от частных лиц – сотен тех, кто уже годами каждый месяц перечисляет небольшие суммы. "Например, чьи-то пять долларов – это для ребенка возможность неделю каждый день добираться до школы и там еще что-то съесть", – объясняет Артем. Получать деньги от фондов сложнее – это налаженный устоявшийся рынок, на который сложно выйти.
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука

Продал щенка – заплатил за год кухарке

Есть там и католические миссии в стереотипном понимании: с костелом, домом священника, плантациями бананов и ананасов. "Это в каком-то смысле аналоги наших колхозов. Важно дать местным работу: например, один из священников устроил целый деревообрабатывающий цех. В Африке у ксендзов много светских дел, их служение очень социальное", – говорит Артем.

Например, руководитель их приюта до того, как уйти в монастырь, закончил магистратуру по зоотехнике, а сейчас разводит кроликов, кур, собак и голубей. Бывали случаи, когда на деньги от продажи одной породистой собаки удавалось целый год платить зарплату кухарке.

Польский священник отец Дариуш уже более 20 лет работает в Камеруне. Когда начинал, то от одной местности, которую он обслуживал, до другой приходилось ездить по 200 км. Сейчас там уже отдельные приходы и много священников из местных. Всего польских миссионеров около 100, новых уже не приглашают – хватает своих молодых кадров.

Виза на три месяца – 100 евро

Поездка в Камерун обошлась белорусам недешево. Жить там восемь месяцев Артем и Марта смогли только благодаря помощи друзей, знакомых и католиков Гродненщины, ведь миссия обеспечила лишь едой и крышей над головой. С разрешения гродненского епископа Александра Кашкевича перед поездкой пара собирала средства в приходах области – в общем удалось собрать около 10 тысяч долларов. Деньги сразу перечислили в Африку, из них потом оплатили перелеты.

"Нам пришлось делать три кратковременные визы, и каждая стоила 100 евро, даже двухдневная "виза на выезд". За двоих вместе – 600 евро, приличные деньги", – вспоминает Артем.

Фото из архива Артема Ткачука
Камерунская виза

После Африки белорусские проблемы кажутся смешными

"Там все по другому", – несколько раз во время разговора повторяет парень. Именно поэтому в Беларуси сложно говорить о Камеруне: "Для наших людей это полная абстракция – даже стереотипов особых нет". Там, как и везде, хватает контрастов: соседствуют ветхие хижины в тени пальм и дорогие джипы у огромных домов. Среднего класса там почти нет: люди или очень бедные, или очень богатые. Поэтому простому жителю Камеруна нереально получить визу в европейскую страну – нужны миллионы.

"Приезжаешь в Беларусь и не можешь нарадоваться самым банальным вещам. Наши социальные проблемы после Африки кажутся просто смешными", – считает Артем. С момента возвращения домой прошел уже месяц, а он все еще не может наесться. Там белорусам приходилось есть лишь дважды в день, чтобы не отличаться от других: утром два яйца с хлебом, салатом и чаем, вечером что-то посерьезнее.


Нет соцзащиты, но есть многоженство

В Камеруне, по словам Артема, нет соцзащиты, бесплатной медицины и образования, государственных детских домов – нуждающимся помогают общественные инициативы. Здесь нет даже общественного транспорта, зато есть развитая сеть дешевых такси. "Бывает, идешь по столице и видишь психически больного человека – он лежит под пальмой голый, грязный, заросший и никому не нужный. Общество в этом тоже виновато".

Но миссии делают то, что могут: содержат 40 детей, еще для 200 оплачивают школу. "Государственные школы там не очень дорогие, но, думаю, и в Беларуси не всем просто было бы платить, например, 200 долларов в год за своего ребенка", – считает Артем.

Есть в Камеруне традиции, которые могут показаться нам архаичными. Например, там узаконена полигамия: при первой женитьбе просто нужно указать, будет ли мужчина в будущем брать еще жен. "Есть идейные многоженцы, которые хранят верность своим женам и семьям, а есть моногамные мужчины, которые ходят направо и налево. Все как везде", – говорит Артем.

У нас родители отдают лучшее детям, там все наоборот. Сначала за стол садятся родители, детям остаются объедки. Младший не может сам начать разговор со старшим и даже дотрагиваться до него. Иерархия там очень строгая, при этом такие же порядки и в приюте, где работали Артем и Марта. "Например, на Пасху к столу сначала подходит священник, потом мы, потом все остальные от старшего к младшему. Некоторые вещи там просто не изменишь".
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука
Фото из архива Артема Ткачука

Из низов пробиться почти невозможно

В приюте дети встают очень рано – в 5 утра или даже раньше. В 6.00 проходит богослужение, в 7.30 уже нужно быть в школе, а до выхода нужно успеть убрать закрепленную за тобой территорию, помыть полы и т. д. Дети возвращаются в 14.00 и начинается "разнос" – всеми нужно заняться: кому-то дать работу, чтобы не сидел без дела, кому-то помочь с учебой, для кого-то провести дополнительные занятия. В 18.00 молитва, после нее тоже занятия, например, по основам польского – гостей из Польши хватает и дети должны уметь сказать хотя бы пару фраз. К 22.00 обычно занятия заканчиваются.

"Нас удивило, как мало они там спят. Мы ложились спать, когда они еще не спали, а вставали, когда они уже не спали. Даже в выходные поспать для них дольше – это означает встать в 6 утра", – говорит Артем.

В приюте живут дети от 3 лет и несколько уже взрослых "детей". "Тут действует правило христианской любви, – объясняет Артем. – Если парню 21, он не сдает выпускной экзамен и должен повторять год в школе, а из родных у него никого нет, то как его выгонишь?" Таких воспитанников, кому уже за 20, в приюте 6-7 человек.

В Камеруне пробиться куда-нибудь из низов невозможно, говорит Артем. Он приводит пример девочки из деревни, которая закончила школу, миссия оплатила ей гостиничные курсы и она устроилась в отель. Она получает 70 долларов в месяц – это хорошая зарплата. "Наша работа сделана – человек устроен. А ее дети пойдут уже дальше".

Чтобы реально помочь, нужно работать десятилетиями

Молодым людям сложно разделить моменты помощи людям и приключения в их поездке. "Не хочется идеализировать наше служение", – скромно говорит Артем и добавляет, что пара могла бы в будущем поехать еще раз. Помочь людям там реально, но для этого нужно работать десятилетиями. Если кто-то из Беларуси захочет побыть волонтером, Артем и Марта готовы помочь организовать поездку.

Пока же пара готовится к свадьбе. В перспективе Артем и Марта хотели бы жить и воспитывать детей в Беларуси: "Хочется еще поработать за границей, пожить где-то, получить опыт, а в будущем – обязательно вернуться".

Фото из архива Артема Ткачука
Последний день в миссии
{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-35%
-10%
-50%
-10%
-65%
-10%
-20%
-10%