Людмила Конопелько,

После того как в 2012 году в Беларуси было узаконено, что женщина, решившая выносить ребенка для бездетной супружеской пары, должна состоять в браке, для многих семей решение чужих проблем с зачатием превратилось в бизнес. Стартовая цена в 15 тысяч условных единиц за услуги "инкубатора" - и вот уже можно переезжать из однокомнатной квартиры в приличную двушку, приобрести в салоне автомобиль или сделать евроремонт. О реальных историях трех семейных пар, которые решились на такой шаг, пишет издание "СБ Беларусь сегодня".

Фото с сайта: ezhikezhik.ru
Фото с сайта: ezhikezhik.ru

"Давно мечтаете о малыше, но у вас ничего получается? Обращайтесь к нам! Мы в браке уже восьмой год, подрастает чудесный пятилетний сын. Супруга не курит, не пьет, ведет здоровый образ жизни. Готова стать суррогатной мамой и подарить вам долгожданных сыночка или доченьку. Все документы — официально...".

Рекламные тексты подобного содержания сегодня можно встретить едва ли не на каждом интернет-форуме, посвященном проблемам деторождения. Пестрят завлекательными фразами, льющимися подобно целительному бальзаму на сердца отчаявшихся бесплодных пар, и газетные страницы, и даже снова вошедшие в моду объявления на столбах. Ни о каких филантропических идеях речь больше не идет, откровенное самопожертвование во благо других сегодня воспринимается едва ли не как моветон.

Для Сергея, жителя небольшого городка на Брестчине, предоставленная законодательством возможность "сдавать в аренду живот" своей жены Марины стала поистине светом в окошке их трухлявой малосемейки. И все попытки рассуждать о каких-либо морально-нравственных аспектах рушатся под давлением бытового практицизма. На 37 квадратных метрах супруги ютятся с двумя мальчишками-погодками и большой добродушной дворнягой. По ряду причин мечтам о просторном жилье до сих пор не суждено было сбыться. Сначала немалая часть семейного бюджета уходила на лечение Сережиной матери, затем в стране прекратили выдавать льготные кредиты, а полгода назад все сбережения супругов, хранившиеся в банке, пришлось потратить на хорошего адвоката для Марининого брата: парень обвинялся в серьезном преступлении, но в итоге его вину доказать не удалось.

- Мы планируем заключить договор с супружеской парой россиян, - рассказывает Марина. - Они называют предоставляемые здесь услуги по суррогатному материнству белорусским клондайком: в клиниках Москвы и Питера все это дороже в несколько раз. К тому же на законодательном уровне там биологические родители совсем незащищены. Ольга и Антон, к примеру, первый раз на этом и погорели: их ребенка вынашивала молодая женщина из Саратова, с которой они девять месяцев пылинки сдували, предоставили шикарное съемное жилье в Черемушках. А как только она взяла на руки рожденного ребенка, уже не смогла с ним расстаться. По российским законам так можно: мать та, что выносила и родила. Пока официально не откажется от младенца. Она плакала, извинялась, говорила, что личная жизнь у нее не заладилась. Вот и решила забрать мальчика себе, вырастит его вместе с мамой. Ольга испытала настоящий шок, ей ведь уже за сорок. Вот и решили попытать счастья в Беларуси. Здесь ведь никто, кроме биологических родителей, не имеет права претендовать на малыша, рожденного суррогатной мамой.

- Они нам пообещали 25 тысяч долларов, - переводит разговор на меркантильные рельсы Сергей. - Для нас это шанс зажить по-человечески. Родня, конечно, смотрит на нас с ужасом, эту идею не принял никто. Особенно обидно было, когда нас назвал извращенцами мой шурин, которого мы от тюрьмы спасли. Ему-то и в голову не приходит, что, если бы не он, мы так отчаянно не нуждались бы в деньгах. Когда у жены живот расти начнет, своих ребят в деревню к бабушке спровадим - нечего им на это смотреть. А потом, когда, дай бог, все нормально закончится, продадим свою хату, добавим эти "инкубаторные" баксы и переедем в другой город, подальше от сплетен.

- А мысль о том, что ты фактически стал сутенером живота своей жены, не посещает? Должна же быть какая-то элементарная мужская гордость, ревность собственника. Ведь она девять месяцев будет состоять из частички другого мужчины! - откровенно провоцирую собеседника.

- Красиво рассуждаешь. А как же возможность вывести детей в люди? Да для начала хотя бы комнату им отдельную обеспечить. Где я еще такие деньги заработаю? Выиграю в лотерею? У нас вообще-то гендерное равенство, декрет о тунеядцах приняли. Жены теперь тоже должны работать, обеспечивать семью. Вот и Марише шанс выпал. А как другие ездят за границу сиделками работать? Это лучше?..

Толя и Тоня вместе с младших классов школы. Удивительно гармоничная пара, четко знающая, что именно каждому из них нужно от жизни. А ответ, в общем-то, прост: как можно больше денег, причем заработанных только честным путем.

27-летние супруги считают себя законопослушными порядочными людьми и заниматься "черным бизнесом" не намерены.

- Мы не делаем чего-то постыдного, ведь все это прописано в законе о репродуктивных технологиях, -
горячо убеждает меня Толик. - Разве плохо, что мы помогаем другим людям?

Помогают, разумеется, не бесплатно. Одного ребенка для опять-таки российских супругов Тоня уже выносила. Мальчик родился здоровеньким, и состоятельный нефтяник, долгие годы мечтавший о наследнике, увеличил гонорар сговорчивым белорусам аж в полтора раза. Толя и Тоня съездили с пятилетней дочкой на море, обновили гардероб, приобрели роскошное авто, а остальную сумму положили на банковский счет под проценты. Сейчас едва восстановившаяся после первой беременности женщина готовится ко второму суррогатному эксперименту. На этот раз заказчиками выступили наши соотечественники, тоже весьма состоятельные.

- Мой отец в молодые годы был почетным донором за бутерброд с колбасой, а позже за денежную компенсацию и отгул делился с больными людьми своей кровушкой, -
вспоминает супруг. - Ну а я продолжил семейную традицию - делюсь с бесплодными парами маткой своей жены.

Слишком прямолинейные, если не сказать хамские, выражения его явно не смущают. Этих довольных жизнью супругов, будем откровенны, вообще сложно чем-то смутить.

- На деньги, которые получим от заказчиков, собираемся купить дом в деревне. Обустроим его, чтобы было куда приезжать на выходные с друзьями на шашлычок,
- продолжает делиться планами Толик. - Двухкомнатная квартира в Минске досталась нам от моей бабушки, первую машину я тоже приобрел за свои деньги, еще до женитьбы на Тоньке. Так что пусть теперь она покрутится, заработает для семьи...

В отличие от своих "коллег по цеху" семейная пара Михаила и Натальи не смогла справиться с душевными терзаниями. Обсуждали возможность заработать 20 тысяч долларов не один месяц. Деньги нужны были для переезда в Минск из пригорода, где на тот момент уже почти не осталось молодежи. Заключили договор с агентством, Наташа добросовестно прошла всех врачей. Нашлись и "арендаторы" ее живота - сорокалетние гомельчане. Все вроде бы шло своим чередом, но...

- Я сорвался через три месяца, не выдержал давления со стороны друзей, родни, -
даже сейчас, год спустя после разыгравшейся драмы, Михаил не может спокойно говорить о произошедшем. - Это оказалось намного сложнее, чем я думал. Наташа спала рядом каждую ночь, а мне было противно дотрагиваться до ее тела, ставшего чем-то вроде сосуда для вынашивания денег. Начал пить, скандалить, пару раз поднимал на нее руку. Короче, разругались, она выбросила мои вещи из квартиры, обозвала малодушным подонком. Подали на развод. После этого у нее еще и выкидыш случился. Получается, что и денег не заработали, и брак разрушили. Я сейчас пытаюсь навести мосты к ней и нашей дочке, но, когда мы встречаемся, Наташа все время плачет. Черт нас дернул испытывать на прочность наши отношения, ведь все шло хорошо. Погнались за рублем...
{banner_819}{banner_825}
-50%
-5%
-30%
-20%
-20%
-20%
-15%
-40%
-20%