/

95 лет назад, 11 июля 1920 года, в ходе советско-польской войны войска Западного фронта Красной Армии под командованием Михаила Тухачевского с боем взяли Минск. Именно так говорится в большинстве исторических справочников и энциклопедий.

Репродукция полотна народного художника БССР Евгения Зайцева "Вступление Красной Армии в Минск 11 июля 1920 г.". Оригинал картины считается утраченным в годы Великой Отечественной войны.
Репродукция полотна народного художника БССР Евгения Зайцева "Вступление Красной Армии в Минск 11 июля 1920 г.". Оригинал картины считается утраченным в годы Великой Отечественной войны.

Советские военные историки в коллективном труде "Краснознаменный Белорусский военный округ" издания 1973 года приводили следующие даты, имена и названия красных частей. Седьмого июля на минском направлении перешла в наступление 16-я армия. Преследуя отходящего противника, 17-я и 27-я дивизии этой армии устремились к Минску. Реввоенсовет Западного фронта 9 июля 1920 года постановил организовать Минский губревком во главе с А.Г. Червяковым. В его состав вошли И.А. Адамович и В.Г. Кнорин.

Минский ревком июля 1920 года (слева направо): Александр Червяков, Иосиф Адамович, Вильгельм Кнорин.
Минский ревком июля 1920 года (слева направо): Александр Червяков, Иосиф Адамович, Вильгельм Кнорин.

Чтобы замедлить продвижение красных, польское командование дало приказ поджигать леса, взрывать мосты, разрушать железные дороги. Минск был опоясан полукольцом окопов с проволочными заграждениями. Фланги их упирались на севере в труднопроходимое болото, на юге – в реку Свислочь. Однако передовые части 17-й и 27-й дивизий стремительным ударом прорвали вражеские укрепления в районе деревень Уручье и Озерище. На рассвете 11 июля 241-й Крестьянский полк смелой атакой открыл дорогу на Минск. В прорыв устремились кавалеристы. Они зарубили более 100 солдат и офицеров противника и, продолжая двигаться вперед, в 11 часов 30 минут ворвались в Минск. В 12 часов, завершив разгром польских войск, оборонявшихся в районе вокзала, в Минск вошли части 27-й Омской дивизии. Одновременно в город вступили полки 17-й стрелковой дивизии.

27-я дивизия РККА в связи с героическими событиями 11 июля упоминается в очерке "Сталiца Беларусi Менск", изданного Мингорсоветом в 1930 году и включенного в справочник "Спадарожнiк па Менску".

Фрагмент страницы исторического очерка "Сталiца Беларусi Менск".
Фрагмент страницы исторического очерка "Сталiца Беларусi Менск".

Так излагали события советские историки. Но имелась одна документальная неувязка. 12 июля 1920 года политотдел 16-й армии, в которую входила 27-я дивизия, издал адресованную красноармейцам листовку "Даешь Минск".

Листовка Реввоенсовета 16-й армии с "удивительной" датой 12 июля 1920 г.
Листовка Реввоенсовета 16-й армии с "удивительной" датой 12 июля 1920 г.

Даешь Минск

Вперед на Минск, Шестнадцатой орлы.
Вперед туда, где ждет освобожденья в цепях закованный народ.
Вперед скорей.
Сильней удар и – враг исчезнет. Погибнет свора панских псов.
Лучи свободы проникнут в царство тьмы, и польский пролетарий вас встретит с радостью, как братьев.
Вперед-вперед.
С враждебным паном – буржуа короче разговор: прицелься лучше и стреляй.
Вельможный пан твой смертный враг, и нет ему пощады.
Заставь его почувствовать на теле жирном каленый штык винтовки.
Красноармеец.
Скорее раздави ты гадину-змею.
Вперед скорей под Красным Знаменем Труда, и пусть твой клич победный будет:
"Пощады нет буржуазии.
Дашь нам Минск".
Вперед, орлы, на Минск.

Политический Отдел Реввоенсовета 16 армии.
Литиздат 12 июля 1920 г.
Выходит, политотдел не знал, что Минск уже сутки как взят…

Так кто же изгнал 11 июля интервентов из белорусской столицы? Регулярная армия красных или – некие белорусские повстанцы, народно-революционные дружины?.. Существует утверждение одного из лидеров Белорусской партии социалистов-революционеров, члена президиума Рады БНР Иосифа Мамонько (Язэп Мамонька, 1889-1937), что восстание в Минске осуществили эсеры. Правда, мол, затем все заслуги в антипольском сопротивления припишут себе большевики.

Язэп Мамонька
Язэп Мамонька

О подпольной и затем открытой боевой работе в оккупированном Минске в конце июня и начале июля 1920 года Мамонько, которого арестовывали польские оккупационные власти, отчитывался так (наш перевод с белорусского):

"Мы, объединив все наши силы, начали активную работу в направлении организации революционной власти. В самом Минске приступили к захвату складов оружия и провианта, а также вели борьбу с мародерством. На местах же в это время наши революционно-повстанческие крестьянские дружины вели активную борьбу с регулярной польской армией.

Польская армия под напором восставшего белорусского крестьянства, а вместе с тем и Красной армии, начала отходить от Березины, оставлять города Минск, Вильно, Гродно. Бегущая польская армия во главе с генералом Шептицким начала устраивать пожары по всей Беларуси, грабить крестьянство, уничтожать народное добро.

А что делалось в это время в Минске – страшно себе представить. Со всех концов города показался огонь. Весь город охватило пламя. Горели казармы, вокзалы, больницы, горели частные дома и целые кварталы. У пожарных, которые выезжали тушить пожары, лошади отбирались польскими солдатами. Озверелые толпы польских солдат грабили и уничтожали все магазины, частные квартиры, отбирали на улицах у прохожих личные вещи, одежду, снимали сапоги, врывались в дома и насиловали женщин. Запуганный обыватель спрятался как можно дальше в темные погреба и другие убежища.

Кем же и во имя чего все это делалось? Кому было нужно это насилие над беззащитным населением? Пусть дадут на это ответ генерал Шептицкий и ясновельможный пан Иосиф Пилсудский.

В это самое время наша партия руководит с одной стороны восстанием, а с другой – занялась организацией революционной власти на местах. Еще польские войска были в Минске, когда партия создала революционный комитет, во главе которого стоял я. Революционный комитет немедленно взял на себя руководство защитой граждан от грабежей и насилия польских банд. Немедленно были изданы приказы, в которых население города Минска призывалось бороться с всяким насилием и грабежом, откуда бы они ни исходили, а также призывалось к работе по тушению пожаров, которые охватили весь город. Немедленно приступили к организации местной милиции. Революционный комитет непрерывно заседал в помещении городской управы, руководил вооруженной борьбой повстанцев, которые, установив на главных улицах города пулеметы, разоружали и прогоняли остатки рассеянных польских банд. В этой революционной борьбе за свободу своего народа погиб от польской панской пули один из видных партийных наших работников т. Пупихович.

Этот революционный комитет всего просуществовал три дня – то есть, до приезда назначенного из Москвы коммуниста гр. А. Червякова…" (Из выступления Мамонько на совещании заграничной группы Белорусской партии социалистов-революционеров 7 июля 1921 г. Публикуется по тексту "Памяць. Мiнск. Кнiга 2-я".)

Как видно из текста (сокращение "гр." перед фамилией Червякова в отчете Мамонько – это не "граф", а "гражданин"), большевик для эсера был уже не товарищ.

Не беремся судить, насколько Мамонько преувеличивал роль небольшевистских повстанцев в изгнании интервентов из Минска. Знаем только, что большевики, вернувшиеся из-за Березины с Красной армией, жестоко расправились со своими бывшими товарищами по революционной борьбе. В феврале 1921 года чекисты приступили к тотальной ликвидации партии белорусских эсеров. В ночь с 16 на 17 марта были арестованы 860 социалистов-революционеров, в том числе полный состав Центрального и Минского комитетов…

Зададимся общим вопросом. Была ли жертвенная борьба белорусского народа против польских оккупантов и последующее героическое освобождение Минска 11 июля 1920 года?

Да, все это было. В двадцатые-тридцатые годы прошлого века память о тяжких испытаниях, о жертвах (историки указывают, что от террора, грабежей и насилия польских интервентов Беларусь в 1919-1920 потеряла 158 тысяч мирных граждан) равно и поддерживалась государственной пропагандой, и жила в народе вне зависимости от идеологических накачек. Когда у людей свежи были воспоминания о той войне, то существовал и был востребован немалый пласт публицистической и художественной литературы, произведений искусства. В межвоенные десятилетия в Беларуси на государственном уровне отмечали День освобождения 11 июля, было множество мемориальных названий.

Тогда почему сегодня у нас практически не вспоминают победу 95-летней давности? Отчего не чтут память героев 1920 года?..

Ученый-историк Василий Милованов писал в академическом труде "История Минска", изданном более полувека назад:

"В начале мая 1920 г. с помощью предателей польские жандармы выследили и арестовали группу видных минских подпольных партийных работников и партизан. Были схвачены руководители Минской коммунистической организации Дзембо и Максимович. 7 мая 1920 г. белополяки расстреляли в Минске видных партизан: Вячеслава Василевского, Андрея Кэппе, Василия Погирейчика, Леона Путырского, Мелентия Процкого, Сергея Плащинского, Семена Плащинского, Владимира Шумского. Жандармы подвергли их нечеловеческим пыткам, стремясь получить сведения о партизанских отрядах, но советские патриоты предпочли смерть предательству. Партизана Путырского офицеры дефензивы пытали четыре дня: прижигали тело каленым железом, загоняли иголки под ногти, били шомполами по пяткам. Озверевшие палачи, исполосовав ему ноги штыками, посыпали раны солью, пилили тело ржавой пилой. Изнемогая от боли, истекая кровью, герой-партизан сказал палачам: "Вы напрасно стараетесь вытянуть у меня хотя бы одно слово о моих товарищах, находящихся на воле. Я под червоным стягом поклялся в верности нашему правому делу и свое слово не изменю! Я знаю, что вы меня убьете, но я умираю в сознании, что честно кончаю жизнь. Я умираю за бедный люд трудовой, за светлые идеи коммунизма! Я умираю, но знаю, что за мной остались многие тысячи моих братьев, которые не выпустят оружия из рук, пока не добьют проклятую панскую породу".

Имена красных партизан на надмогильном памятнике, возведенном в 1920-е годы на Военном кладбище в Минске.
Имена красных партизан на надмогильном памятнике, возведенном в 1920-е годы на Военном кладбище в Минске.

Подчеркнем, что вышеизложенное – о минских подпольщиках-коммунистах. А ведь были также антипольские повстанцы – белорусские социалисты-революционеры (да, наверное, не "также", а "во-первых"). Участвовали в борьбе за белорусскую независимость представители иных партий и народных движений.

Фотослужба TUT.BY поинтересовалась тем, как в наши дни выглядят могилы героев 1920 года на мемориальном Военном кладбище в Минске. Вот беспристрастные изображения:

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

…31 июля 1920 года в Минске будет произведена реинкарнация той Советской Белоруссии, что провозглашалась 1 января 1919 года. Заново – на совместном заседании Минского губернского Военревкома, ЦК КП Литвы и Белоруссии, представителей Белорусской коммунистической организации, Бунда, Центрального бюро профессиональных союзов Минска и Минской губернии – примут Декларацию о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии.

(Продолжение следует)
{banner_819}{banner_825}
-10%
-25%
-10%
-50%
-20%
-20%
-30%
-20%
-20%
-30%
-10%
-10%