/

В этом году список ключевых музыкантов проводимого уже пятый год подряд во Львове джазового фестиваля AlfaJazzFest оказался как никогда представителен: Херби Хэнкок, Уэйн Шортер, Джон Патитуччи, Джордж Бенсон. Это не "звезды минских концертов", имена которых помимо наших городских афиш порой даже в интернете не сыскать. Это действительно, без скидок, самые настоящие звезды мирового уровня. Даже не европейского.

Как и в прошлые годы, город был полностью отдан фестивалю. На улицах и во всех основных кафе и ресторанах Львова повсюду звучал джаз. В центре города – на площади Рынок и перед дворцом Потоцких – установили две сцены, где выступали менее именитые музыканты, причем их концерты для жителей и туристов были бесплатными, а пришедшие заблаговременно счастливчики могли занять сотню свободных кресел, установленных на львовской брусчатке. Опоздавшие слушали музыку стоя.

От имени фестиваля на центральных улицах города профессиональные музыканты-одиночки целыми днями исполняли джазовые "нетленки", создавая атмосферу. Даже на железнодорожном вокзале в толпе приезжих девушки раздавали буклеты с программой концертов. Впрочем, в случае основной сцены в Парке культуры это было излишним усилием: как и в прошлые годы, билеты были раскуплены за несколько месяцев до начала фестиваля.

Места в центральном секторе были по 3000 гривен (около 150 долларов), однако самые дешевые билеты на "галерке" стоили всего по 800 гривен (около 40 долларов), что в долларах примерно втрое дороже, чем на первый фестиваль, как и приличествует удавшемуся мероприятию. Хотя мне грех жаловаться: вместе с журналистами нашего портала и еще с более чем десятью белорусскими бизнесменами билетами меня снова обеспечил белорусский Альфа-банк, за что ему огромное спасибо. Он же снабдил нас пропусками в VIP-зоны всех трех музыкальных площадок.

Впрочем, программки на вокзале и в городе раздавали все же не зря: вокруг находящейся на открытом воздухе основной сцены во время концерта было огромное скопление народа, слушавшего музыку совершенно бесплатно. Народ и стоял, и сидел на принесенных туда подстилках, поглощая бутерброды с кока-колой, как и приличествует на джазовом ивенте, проводимом, скажем, в каком-нибудь из парков Нью-Йорка.

Про безупречный вкус и негромкую музыку

Как плохая кухня безошибочно распознается по степени солености и перчености блюд, плохую музыку легко распознать по громкости. Чем ужаснее музыка – тем больше децибел, тем сильнее болят и хуже слышат барабанные перепонки, тем чаще переспрашиваешь собеседника и кричишь ему в ухо. Лучшая же музыка звучит не слишком громко. Очевидцы рассказывали: когда играл знаменитый канадский джазовый пианист Оскар Питерсон, в восьми метрах от сцены его не было слышно. Примерно так же было на самом первом АльфаДжазФесте во время выступления американского джазмена Рона Картера, когда его контрабас порой заглушал доносящийся из парка смех. Поэтому я буду сегодня писать только о негромкой музыке. Не спокойной и не медленной, а энергичной, живой и быстрой, но исполняемой так, чтобы слушатель мог воспринимать музыку ушами, а не телом.

Итак, впечатление первое: Херби Хэнкок.



Именно 75-летнему Хэнкоку из рук недавно возглавившего список российских миллиардеров лидера "Альфа-групп" Михаила Фридмана досталась главная награда фестиваля.



Следует отдельно рассказать о Михаиле Фридмане. Дело в том, что он родился во Львове и вырос там. Окончив считавшуюся в те годы элитной СШ № 9, Михаил поступил в Московский институт стали и сплавов. В студенчестве организовал в подмосковном общежитии клуб "Земляничная поляна", названный так по фильму Ингмара Бергмана и одноименной песне "Битлз". Так что искусство всегда лежало в русле интересов этого предпринимателя.
Ведя бизнес главным образом в России и прожив 36 лет в Москве, Михаил Фридман организовал фестиваль именно во Львове. Более того, он не стал переносить мероприятие в другое место из-за украинских событий, хотя это могло вызвать проблемы.

Бизнесмен ходит на все концерты фестиваля. Как правило, сидит в обычной футболке вместе со всеми остальными зрителями. В этом году его место было в седьмом ряду. Рядом сидел его сын с подругой. В этом году на фестиваль приехал Альфред Кох, а в позапрошлом – Ксения Собчак, хотя бал в зале правили банкиры. Судя по программе фестиваля, джазовый вкус Фридмана безупречен. Что касается простоты, то на второй день фестиваля мой коллега случайно увидел его днем в городе, далеко не в центре. Он задумчиво шел по улице Лычаковской совершенно один...

Однако вернемся к Хэнкоку. Он универсальный музыкант, лауреат четырнадцати премий "Грэмми". С равным успехом ему даются совершенно разные направления музыкального искусства, включая композицию. Я впервые услышал его игру в 1986-м. Разумеется, не на концерте, а на советской пластинке, вышедшей под названием "Третье крыло", где он вместе с Роном Картером и Тони Уильямсом играл изысканный джаз в стиле мейнстрим. Помню, моя жена удивлялась тому, как я могу слушать одну и ту же пластинку почти каждый день несколько месяцев подряд! Однако я именно тогда впервые понял, что настоящий джаз – это диалог, в котором музыканты беседуют, непрерывно слыша друг друга.



Диалогичность джаза, где музыканты солируют по очереди, общеизвестна. После того как отзвучит тема, кто-то из музыкантов солирует, остальные ему негромко подыгрывают. Потом музыканты переглядываются, решая, кто будет следующим, и солистом на очередные минуту или две становится другой музыкант. Типовой сценарий джазовой пьесы не предусматривает смену солистов каждые несколько секунд и даже долей секунды.Тем не менее именно такую музыку я услышал на концерте Хэнкока. Впечатлений добавило присоединение Уэйна Шортера, концерт которого по плану состоялся на следующий день. Получился высший пилотаж, изысканное джазовое блюдо для гурманов, где музыканты в коротких соло переговаривались между собой.

На следующий день группа самого Уэйна Шортера с контрабасистом Джоном Патитуччи и коллегами впечатлила не меньше. Для своих импровизаций они выбрали не простые лады (мажор или минор), а нестандартные. Вообще-то ладовая (модальная) музыка – самая древняя на Земле, и в древние и Средние века музыканты использовали множество ладов, а музыка народов Востока использует их и поныне. Однако к середине XVIII века с наступлением эпохи классицизма европейская музыка сильно упростилась и формализовалась. В результате на целых 200 с лишним лет многоголосие (полифония) уступило место одноголосной музыке с аккомпанементом, восторжествовали всего лишь два лада – мажорный и минорный, а число допустимых аккордов уменьшилось до минимума: стандартные мажорные и минорные трезвучия и септаккорды. Собственно, на эстраде такая упрощенная музыка правит бал до сих пор. Европейцы вернулись к разнообразию ладов только в XX веке, и то сперва лишь в классической музыке. Джаз, как и блюз, изначально основывался на пониженной третьей ступени (своеобразное "мажороминорное" "пряное" настроение), но это было единственное отступление от стандарта. В полной мере модальность в джазе начал использовать мой любимый саксофонист Джон Колтрейн в начале 1960-х.

Новостью на концерте для меня, однако, явились сами выбранные Шортером лады, благодаря которым музыка зазвучала довольно необычно. Мне даже показалось, что третья или четвертая по счету импровизация группы основывалась на одном из так называемых ладов ограниченной транспозиции величайшего французского классического композитора и органиста XXвека Оливье Мессиана, использовавшего идеи в том числе индийской музыки ("рагавардхана"). Сперва непривычные для слуха и кажущиеся атональными, эти лады несут в себе особую энергетику, и когда вслушиваешься в такую музыку, она "заряжает" гораздо сильнее обычной.



Причина популярности и своеобразного стиля Уэйна Шортера понятна: он стал известен в мире по своим выступлениям в составе группы Weather Report с австрийским музыкантом Джо Завинулом. Группа построила свое творчество на включении в джаз музыки разных народов мира (world music), из-за чего направление получило название fusion, то есть смесь. В интернете можно найти множество записей, где эти два музыканта выступают вместе и формируют целый пласт музыкальной культуры 1970-х.

Интересно и другое. На львовском концерте музыканты выбрали такие мелодии, которые позволяли им импровизировать по ходу игры, не сильно обращая внимание на то, что именно играют коллеги, покуда все музыканты придерживаются избранного лада. Таким образом, несколько музыкантов, включая Шортера и Патитуччи, солировали одновременно, создавая суперсовременную полифоническую музыку прямо в процессе исполнения! Понятие соло и ритм-секции в такой музыке теряет смысл, поскольку солируют все музыканты в одно и то же время. Было здорово.


Нарядный город, помнящий о войне

С каждым годом Львов все красивее и красивее. Открываются все новые кафе, причем цены в два-три раза ниже минских, а еда вкуснее. В центре города кафе открыты в почти в каждом доме и даже во дворах и на вторых этажах. Ремонтируются старые здания. На улицах многолюдно, в выходные людей больше, чем у нас в час пик. Множество нарядно одетых местных жителей гуляет целыми семьями с колясками, детьми и собачками. Много и туристов со всех концов света. И это не из-за фестиваля: на львовских улицах всегда было много народа и много туристов, за исключением 1990-х.

Мало разве что российских туристов, запуганных "хунтой", которую мы там не наблюдали. Бандеровцев заметили только ряжеными среди персонала фольклорного ресторана "Криiвка", вот уже десять лет в шутку спрашивающих пароль у входящих в ресторан и тут же подсказывающих его. Единственное, что во Львове напоминает о войне – прозрачные коробки в магазинах для сбора добровольных пожертвований на каски для украинских солдат. Кроме того, на улицах видели несколько молодых инвалидов на костылях. Вспомнилось детство, когда в 1960-х инвалидов на улицах было много. С годами они постепенно все куда-то делись… И вот опять возникли. Грустно.

В заключение еще раз благодарю Альфа-Банк, своих коллег и красивый город Львов, где я родился и вырос.

Читайте также:

Блог Юрия Зиссера. Альфа Джаз Фест во Львове: Картер рулез!

Блог Юрия Зиссера. AlfaJazzFest: Маклафлин форевер

Блог Юрия Зиссера. Alfa Jazz Fest: Лидеры мирового джаза снова во Львове

"Джаз смывает грязь повседневной жизни". Как российский миллиардер провел фестиваль во Львове

{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-20%
-25%
-20%
-24%
-20%
-55%
-15%