Виктор Федорович,

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Новость о задержании в Беларуси российского бизнесмена Максима Финского, можно сказать без преувеличения, застала врасплох наших правоохранителей. От возможного задержания россиянина открестились КГБ, Госпогранкомитет и Следственный комитет. Так был ли Финский?

Напомним, что возмутителем белорусского спокойствия стал московский сайт "Йод", сообщающий о себе, что "его авторы — горожане, которые работают в тесном контакте с профессиональными редакторами". Очевидно, со слов такого горожанина и разлетелась по Сети новость об угодившем в СИЗО КГБ Беларуси Максиме Финском — "основном партнере" российского миллиардера Михаила Прохорова.

В России Финский обвиняется в мошенничестве и до 18 мая находился под домашним арестом. Это доподлинно известно. Ибо 19 мая Таганский районный суд Москвы изменил ему меру пресечения на содержание под стражей. Скорее всего, потому что подследственный исчез в неизвестном направлении.

"Йод" со ссылкой на свой источник сообщает, что "бизнесмен нарушил условия домашнего ареста, срезав браслет и выехав в направлении Минска на машине службы безопасности Прохорова". Финский якобы планировал из Минска "перебраться во Франкфурт, а затем — улететь в Майами". Но подвел фальшивый паспорт на имя Власова, с которым беглеца задержали. Что уже как минимум уголовное дело.

Правда, московский сайт утверждает, что за Финским в Минск прилетели российские оперативники, "однако в экстрадиции им было отказано. По словам источника, Белоруссия заинтересована в содержании Финского на своей территории по финансовым причинам".

Именно последнее предложение и заставляет предположить о неслучайности перевода стрелок в сторону Беларуси. В противном случае, если Финского задержали у нас, то нашим правоохранителям нет смысла скрывать сей факт. Задержали, ну и задержали!

У России есть все основания объявить своего гражданина в розыск, а белорусская сторона просто обязана в данном случае выполнить свои договорные обязательства по задержанию граждан России, к которым родина имеет претензии уголовного характера.

При этом в случае задержания чужих граждан белорусская сторона обязана уведомить об этом соответствующее посольство. Посольству Российской Федерации о задержании гражданина с фамилией Финский или Власов ничего не известно. Тем паче, что так не бывает: сегодня задержали, а завтра вернули в наручниках на родину. Процедура экстрадиции - небыстрая.

В этой связи примечательна история другого российского бизнесмена Николая Федорова, задержанного в Минске два с половиной месяца назад.

Гендиректор ЗАО "Сплав-М" 4 марта в Великом Новгороде (Новгородская область) совершил ДТП, в котором погибла 23-летняя девушка, и скрылся с места происшествия. Задержали Федорова 10 марта в Минске, когда он пытался купить авиабилет и улететь за границу. Процедура экстрадиции Федорова пока не завершена, он находится в минском СИЗО.

Так что взаимодействие правоохранителей двух стран — налицо, и повода скрывать факт задержания Финского вроде бы нет, как нет в открытом доступе сведений о том, что у него есть или были в Беларуси какие-либо бизнес-интересы.

Как, например, в случае с главой "Уралкалия" Владиславом Баумгертнером. Вот уж действительно была история, достойная детективного жанра! В ней переплелись и политика, и бизнес.

Баумгертнер был арестован в Минске в августе 2013 года, провел в СИЗО КГБ несколько месяцев, а в ноябре был экстрадирован в Россию. В феврале 2015 года стало известно, что дело против него прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Случай с Финским, очевидно, из совсем другой оперы, и в данном случае информационный шум вокруг его персоны больше напоминает попытку замести следы или пустить по ложному следу.

После истории с Баумгертнером такого рода скандалы Беларуси не нужны. Да и российским бизнесменам тоже была наука.

Впрочем, не только им. Примерно, до 2012 года Беларусь как транзитную страну для своих зарубежных вояжей активно использовали воры в законе российского и грузинского происхождения. За последние полтора года ситуация резко изменилась. Белорусские борцы с организованной преступностью, что называется, приняли и отправили обратно около десятка "авторитетных" пассажиров с воровским статусом.
-20%
-50%
-44%
-7%
-50%
-20%
-35%
-21%
-10%