Татьяна Яворская,

Татьяна Яворская, председатель совета общественного объединения "Звено". Замужем, воспитывает троих сыновей и дочь.
Татьяна Яворская, председатель совета общественного объединения "Звено". Замужем, воспитывает троих сыновей и дочь.
Давайте будем честными — каникул родители ждут не меньше школьников, и даже больше. И вот они! Тем не менее, в отличие от беззаботных детишек, папы и мамы в завершении одного сезона уже думают о следующем — не случится ли какой реформы образования за лето.

Пока всё идет спокойно: инициатива нового министра образования Михаила Журавкова о переводе географии и истории Беларуси на белорусский язык обучения заглохла. Мне даже показалось, что у Министерства образования появилась такая традиция — министр инициирует это дело, а замминистра потом дает задний ход. По крайней мере также было с аналогичным заявлением предыдущего министра образования Сергея Маскевича в 2012 году, которое не удалось воплотить в жизнь, по словам его зама Казимира Фарино - из-за отсутствия денег на новые учебники.
 
Однако замечена положительная тенденция — инициатива Журавкова продержалась на 21 день дольше его предшественника, как верно подметил сайт generation.by. И только в этом смысле она положительная. Поскольку, давайте будем честными, "навязывание" белорусского языка это неправильная практика, у людей должен быть выбор. Не будем забывать, что в нашей стране два языка являются государственными, и те, кто хочет пользоваться русским, имеют на это законные основания. Это их конституционное право, в конце концов.
 
Фактически, чтобы комфортно жить в современной Беларуси, необходимо по-белорусски знать всего одну фразу: "Асцярожна, дзверы зачыняюцца". Бывают исключения, конечно. Например, одна знакомая рассказывала, как ей попалась белорусскоязычная медсестра. Она сказала ей: "Гэта прышчэпка ўнутрыцяглічная, здыміце, калі ласка, малому нагавіцы". У мамы был бОльший шок, чем у маленького пациента от укола, ибо, пока медсестричка не повторила на русском, она не понимала, что от нее хотят и что сейчас будет происходить. Согласитесь, такой языковой дискомфорт – это не совсем нормально, если человек выбрал для себя язык общения русский. Хотя это и не исключение вовсе, и знать, что такое "нагавіцы", не обязательно, потому что медсестра перевела. Она не имеет права не перевести, потому что — помним — у нас два государственных языка. А если она хочет говорить на белорусском, это ведь никто не запрещал.
 
Я целиком согласна с популярным мнением о том, что должен быть выбор, и никакого принуждения. И, давайте будем честными, свой выбор белорусы сделали в 95 году, отвечая на вопрос "Согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским?" Если бы тогда белорусы решили по-другому, русскоязычные люди оказались бы в сложной ситуации, когда делопроизводство на белорусском, законы и кодексы на белорусском, аннотации к лекарствам на белорусском, сериалы на белорусском, а что это, как не принуждение учить этот язык? Сейчас это все на русском, хотя моя мама признается, что, проголосовав "за", немного не так себе это представляла. Нет, если быть честными, она совсем не так себе это представляла.
 
Вопрос языка — дело тонкое, и нужно быть тактичными. Я недавно допустила некорректное поведение со своей родной племянницей, которая была в гостях. Ей шесть лет, а моему младшему сыну три, и я говорю с ним по-белорусски. Я поняла, что девочка отвечает на мои вопросы "Ты будзеш гарбатку? Ты п"еш з цукрам?" наугад, без понимания, о чем я говорю, только после просьбы "Прымер чырвоныя чаравічкі". Ребенок наконец не выдержал и переспросил. Я извинилась и сказала, что говорю по-белорусски, на что девочка оживилась и сказала, что по-белорусски знает две фразы — "да пабачэння" и "калі ласка". Потом вспомнила еще два слова "дзякуй" и "прывітанне" и с азартом поделилась запасом английского, который оказался в пять раз больше.
 
Историю с племянницей я упомянула лишь для того, чтобы обратить внимание на парадокс — по-белорусски ребенок не понимает, но её родители, как и многие мои знакомые, хотят, чтобы их дети свободно владели языком, но в публичном пространстве их дети его не слышат, а значит, давайте будем честными, они должны были приложить некоторые усилия. Не прилагают. Говорят, мой опыт не вселяет им оптимизма.
 
Хотя мой опыт очень даже положительный и подтверждает доминирующее мнение — кто хочет, тот разговаривает, ведь никто не запрещает. В течение восьми лет каждое утро я везу своих детей из Сухарево на площадь Якуба Коласа в белорусскоязычную гимназию. Дорога на автомобиле занимает 40 минут, уже три года мне не нужно тратить еще час, чтобы привезти их обратно, так как дети подросли и назад добираются сами за один час двадцать минут. Итого: ежедневно два часа их жизни, которыми они могли распорядиться по-другому, против 20 минут дороги туда-обратно в русскоязычную школу возле дома. Но давайте будем честными, кому надо, тот потратит два часа. Даже ежедневно. Даже всю школьную жизнь.
 
Справедливости ради нужно сказать, что белорусскоязычная гимназия есть поближе, в Кунцевщине. Просто когда я пришла туда с сыном на подготовительные занятия к первому классу, учитель попросила купить букварь и прописи на русском. На мой вопрос, почему они будут готовиться по русскому учебнику в белорусскоязычную гимназию, учитель невозмутимо по-русски ответила, что "потом она им объяснит, что вместо такого "и" в белорусском языке пишется вот такое "і". "И вся разница", – подумала я тогда и стала возить сначала старшего сына, а потом и всех остальных в центр города каждое утро. Но в принципе тогда я поняла, откуда у нас улицы "прыветлівые" и "радніковыя", деревни "Красный Акцябр" или, простите, "Сярэнеўка", откуда "белорусский — неправильный русский", "заменили "о" на "а", добавили "гэ", получился белорусский язык". Но сути это не меняет — у белорусскоязычных выбор есть. Главное — это дело не навязывать.
 
Я, например, в отличие от некоторых, свой белорусский не навязываю. Пишет один знакомый в фейсбуке, как вызвал такси на улицу Чырвонаармейскую. Девушка-диспетчер 10 минут искала на карте, не нашла. Подсказал, что "чырвоны" на русском "красный". "Ждите", – сказала девушка, и такси так и не приехало. Перезвонил – сказали, что такой заявки не поступало. Спрашивается, ему такси было нужно или на белорусском поговорить? Если бы реально хотел такси, вызвал бы на Красноармейскую.
 
Конечно, я бы не была честной до конца, если бы ничего не сказала о сложностях. Например, тяжело найти белорусскоязычного логопеда, белорусскую группу в детском саду, невозможно — летний лагерь на белорусском или популярные среди детей журнальчики, типа "Тачки", методики. Все это на втором государственном языке. Но ведь это не навязывание русского, а закон рынка. Если есть желающие, то они заплатят за продукт на белорусском. Есть прецедент — сегодня граждане собрали 60 млн на белорусскую озвучку мультфильма "Свинка Пеппа", осталось всего 15 на все 100 серий. Конечно, хотелось бы, чтобы Министерство культуры как-то повлияло на дистрибьюторов. Опять же, денег не жалко, просто хотелось бы хоть иногда посмотреть мультфильм на родном языке в кинотеатре, а это уже не вопрос сбора денег. Но зато как радуют глаза билборды "Якім будзе тваё першае слова на роднай мове?" По этим билбордам и названиям улиц дети могут тренировать чтение. Этикетки на товарах, надписи на полках и предостережения в магазинах, объявления в банках, памятки в поликлиниках, афиши на тумбах — все это первое время приходится переводить. Но дети быстро обучаемы и легко усваивают публичный язык коммуникаций.
 
Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

"Мама, чаму, калі я размаўляю з табой па тэлефоне ў аўтобусе, на мяне ўсе ТАК глядзяць?" – спрашивает дочь. Сыновья уже не спрашивают и в автобусе по телефону говорят по-русски, как и везде в публичных местах. Я не делаю на этот счет никаких замечаний. Они, как и все граждане страны, имеют право выбирать язык общения, на котором им удобно и комфортно. Просто давайте будем честными, на белорусском неудобно и некомфортно, как бы ты ни хотел.
 
Без практики владения языком понимать его невозможно, сколько раз его ни назовут родным. Инициатива (давайте будем честными, скорее заявления, не имеющие последствий) Министерства образования по преподаванию на белорусском языке географии и истории Беларуси могла бы расширить практику языка белорусских детей, а впоследствии уменьшить разрыв непонимания между русскоговорящими и белорусскоговорящими гражданами страны, когда диспетчер такси не понимает, на какую улицу отправить машину, а мама — что от нее хочет медсестра. И самое главное постепенно избавило бы от страха детей и взрослых людей быть непонятыми или поднятыми на смех, когда они пользуются белорусским. И не нужно манипулировать национализмом или "навязыванием" языка. Потому что у нас есть право выбора, каким языком пользоваться, но разве мы не должны друг друга просто понимать?
 
Мнение автора может не отражать точку зрения редакции TUT.BY. 
-20%
-20%
-30%
-18%
-10%
-55%
-18%
-54%