/ Фото автора и из личного архива героев публикации,

Четыре факта избиения парней из-за их реальной или предполагаемой гомосексуальности зафиксировали в этом году в Беларуси правозащитники центра "Идентичность". На самом деле таких случаев, говорят здесь, гораздо больше, просто пострадавшие не обращаются в милицию. Тем не менее в Жлобинский РОВД в начале мая поступило такое заявление, и скоро материалы его проверки будут переданы в райотдел Следственного комитета. Корреспондент TUT.BY выясняла, как далеко могут зайти в своей агрессии люди, которых называют гомофобами, и что испытывают их жертвы.

Стефан
Стефан из Минска - один из тех, кто почувствовал на себе агрессию неизвестных ему людей

Александр из Жлобина: "Они били меня ногами, издевались, заставили раздеваться и снимали все это на мобильник"

С Александром мы договорились встретиться возле железнодорожного вокзала в Жлобине. После того как история его избиения появилась на сайте правозащитного центра "Весна" и в других масс-медиа, парня стали узнавать на улицах родного города - кто-то из знакомых резко перестал здороваться, а кто-то, наоборот, проявляет сочувствие.

Вспоминая унижения, через которые пришлось пройти, Александр признался, что такое в его жизни не впервые - просто раньше до заявлений в милицию дело не доходило.

Александр
Александр считает, что встреча с компанией, которая издевалась над ним, была неслучайной - явно по наводке

- Это было 28 апреля. В тот день я был на даче. Позвонила знакомая и предложила встретиться. Причем настаивала: надо увидеться срочно, - вспоминает Александр. - Мы встретились возле Вирского вокзала (станция, которая находится неподалеку от Жлобина. - TUT.BY). Оказалось, никакой срочности не было - она сказала, что просто захотела пообщаться. Мне это показалось странным. 

Со слов Александра, разговор был ни о чем, "из пустого в порожнее". Было уже около десяти вечера, и он сказал, что пора идти к станции - скоро должна подойти электричка на Жлобин. Но знакомая захотела пройтись в сторону магазина.

- Когда до поезда оставалось минут 20, мы свернули от магазина к станции, и тут навстречу нам вышла компания пацанов. В темноте я точно не разглядел, но их было четверо или пятеро, лица закрыты, в масках, - говорит Александр. - Один из них попросил закурить, я не успел ему ответить, как они скинули меня на обочину и стали мутузить ногами. Раньше я видел по телевизору, как надо защищать голову от ударов, - обхватил ее двумя руками, свернулся калачиком, пытался уговорить: "Успокойтесь, что вы делаете?", но они еще сильнее били меня, заставляли всякие унижения говорить типа "я - пи...р" и другие гадости, потом приказали раздеваться, стянули с меня кофту, разорвали майку и рубашку, стали угрожать: "Будем делать с тобой то, что ты с другими "пи…ми" делаешь".

Александр говорит, что люди в масках снимали свои издевательства на мобильник. Позже он искал это видео на YouTube, но не нашел.

аап
На восьмой день после избиения. Такие гематомы у Александра были по всему телу

Парень боялся звать на помощь. "Они могли ударить меня ножом, бросить под железной дорогой и сбежать", - говорит.

- Через некоторое время сказали: "Даем тебе минуту, чтобы ты убрался отсюда и больше не попадался на глаза. Попадешься - порежем на кусочки и пустим на фарш". Все это с матами, конечно, - рассказал он. - Я - ноги в руки и дунул оттуда. Радовался, что живой остался.

В том месте, со слов Александра, до сих пор лежит его изорванная одежда и мобильник, разломанный на мелкие части. В милицию парень не стал обращаться и побои в тот день не снял.

- Все лицо было опухшее, гематомы на теле, спина болела страшно, потом выяснилось, что у меня переломы ребер, - говорит.

По версии Александра, его встреча с той компанией была неслучайной - явно по наводке. Говорит, как только его начали избивать, знакомая, с которой он гулял в тот вечер, бросила пару реплик типа "ой, что вы делаете?", а потом будто растворилась. И в милицию она в тот вечер не позвонила, и позже на связь не выходила.

- Поначалу тяжело было - я неделю из "депресняка" не мог выйти, - говорит парень. - Пришел в себя благодаря поддержке Романа и других небезразличных людей. Где-то через неделю после этого происшествия из Гомеля приехала другая моя знакомая. Она сказала, что это так оставлять нельзя, и написала заявление в милицию. Хотя мои родственники считают, что этого не следовало делать.

иььб
Волонтер правозащитного центра "Идентичность" Роман поддерживает Александра.

Вместе с Александром на встречу пришел и Роман - волонтер правозащитного центра "Идентичность".

- Центр занимается правовой и психологической поддержкой ЛГБТ-сообщества (аббревиатура ЛГБТ расшифровывается как "лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры". - TUT.BY). Я познакомился с Александром после этого происшествия и посчитал своим долгом помочь ему разобраться в ситуации, - рассказал он.

Роман убежден, что издевательство над Александром - не просто хулиганство, а преступление на почве ненависти.

- Проблема усугубляется еще и тем, что Жлобин - небольшой город, каждый человек здесь как на ладони. В крупных городах более спокойно относятся к тем, кто отличается от общепринятой нормы, - рассуждает Роман. - В маленьких городах ЛГБТ-людям выгоднее залечь на дно, чтобы никто не узнал о них. И если человек попадает в подобную ситуацию, то не хочет предавать это огласке. На мой взгляд, если ситуацию не разрешить, завтра и другие люди, независимо от их сексуальной ориентации, не смогут спокойно ходить по улицам. Человек должен нести ответственность за свои действия.

Роман
Роман убежден, что издевательство над Александром - не просто хулиганство, а преступление на почве ненависти.

В милиции к ним отнеслись вполне адекватно, заявление приняли сразу, говорит Роман. Позже, когда сотрудники райотдела внутренних дел опрашивали Александра, никакой иронии или насмешек с их стороны не было - общались корректно.

- На данный момент уже установлено, кто избивал Александра. В РОВД нас заверили, что эти люди будут наказаны, - сказал Роман.

TUT.BY дозвонился в Жлобинский РОВД. Там подтвердили, что заявление об избиении Александра поступило к ним 5 мая. Срок проверки по указанным в нем фактам продлен до 5 июня. В ближайшее время материалы будут переданы в районный отдел Следственного комитета для дачи правовой оценки.

Собеседники рассказали, что 1 мая в Жлобине избили еще одного парня - подозревали в нем гомосексуалиста. Говорят, произошло это днем в парке, где было большое скопление народа, но никто за него не заступился. Пострадавший не стал подавать заявление в милицию.

Борис из Жодино: "Я уже привык, что кого-то раздражает цвет моей кожи, кого-то - моя сексуальная ориентация"

Бориса, который живет в Жодино Минской области, тоже недавно избили незнакомые люди. И он также не стал обращаться в милицию.

Борис
Борис долго думал, стоит ли открываться, что он гей. В итоге решил не скрывать. Все равно, говорит, когда-нибудь это стало бы известно.

- В конце апреля этого года я ехал домой, ко мне подошла компания, попросили сигарету. Потом один из них узнал меня: "Лицо, - говорит, - знакомое. А, так это тот самый…", - вспоминает тот день Борис. - В Жодино меня многие знают, я выделяюсь внешне - у меня отец из Нигерии, мама - белоруска. Я уже привык, что кого-то раздражает цвет моей кожи, кого-то - моя сексуальная ориентация: да, я гей и не скрываю этого. Вот и в тот день получил по башке (смеется).

Борис признался, что уже прошел огонь, воду и медные трубы и такое проявление агрессии стало для него привычным. Просто раньше о том, что его избивали или обзывали, никому не говорил. А сейчас даже фото со следами кулаков на лице выставил у себя во "ВКонтакте" - надоело молчать.

Борис
Бориса избили незнакомые люди. "Я уже привык, что кого-то раздражает цвет моей кожи, кого-то - моя сексуальная ориентация".

- Я ведь никого не трогаю, не призываю жить, как я. В Жодино есть и другие гомосексуалы, но я - единственный, кто в открытую говорит об этом. Радует, что далеко не у всех окружающих ко мне такое отношение - очень многие воспринимают меня хорошо: близкие и коллеги по работе знают о моей нетрадиционной ориентации и приняли это, у меня много друзей. Просто иногда на пути попадаются какие-то дурные люди, которые проявляют агрессию на ровном месте. Сложно понять, что там у них в голове, - город у нас промышленный, может, сказывается сложная экономическая ситуация в стране.

Борис говорит, что в свое время долго думал, стоит ли открываться. Потом решил, что так будет проще - все равно когда-нибудь узнают.

- Несмотря на то, что меня периодически бьют, я не жалею, что открылся. Сколько бы ни били, я ведь все равно не изменюсь. Решил отстаивать свое право быть таким, какой есть.

Борис не стал писать заявление в милицию, потому что уверен, что, скорее всего, виновных не найдут.

Стефан из Минска: "Я неделю провел в больнице с сотрясением головного мозга, но уголовное дело возбуждать не стали"

Минчанин Стефан, после того как его избили, зарегистрировался в Живом Журнале и стал фиксировать все, что происходит.

- Я устал от угроз и преследований, потому решил ничего не скрывать - рассказывать людям все, как есть, - говорит он.

Стефан, по его словам, дважды писал заявление в милицию. Первый раз - 8 марта. В тот день он вышел на своей остановке и направился домой. Услышав сзади крики "пи...р, стой" и свист, парень ускорил шаг, но крики за его спиной продолжались. Стефан забежал в магазин по улице Жиновича, компания - за ним. В торговом зале преследователи, которых было человек девять, обступили парня, стали говорить, что он нерусский, спрашивать, в каком районе живет.

Стефан
Стефан дважды писал заявление в милицию. Один раз, когда ему открыто угрожали, второй - когда избили.

- Они оскорбляли меня: "А ты в курсе, что так одеваться нельзя? Твоя одежда "пи…ская". Мы за чистую кровь. Пошли с нами. Если не пойдешь, побьем прямо возле магазина", - рассказал Стефан. - Мне стало страшно, я обратился за помощью к охраннику магазина, он может это подтвердить. К тому же там есть камеры видеонаблюдения, на которых все это зафиксировано. Если бы милиция отреагировала на мое заявление и побеседовала с этой компанией, не случилось бы следующей встречи, после которой я попал в больницу.

Через несколько дней после этого, в пятницу, 13-го, на станции метро "Кунцевщина" он встретил двоих из той же компании. Пытался обойти их стороной, но они ждали Стефана на остановке, которая находится рядом с его домом.

- Они выследили меня. Я вышел из автобуса, один сказал: "Давай поговорим", а другой неожиданно стукнул меня кулаком в лицо, потом нанес пару ударов ногой по телу, - вспоминает Стефан. - В этот момент на остановке было много людей, но вмешались только два старшеклассника. Они отвели в сторону моих обидчиков, но те продолжали угрожать мне. Я попросил других людей о помощи, но они были равнодушны к моим просьбам.

Стефан скрылся в ближайшей парикмахерской, где ему обработали раны, дали успокоительные капли, потом позвонили его матери, в милицию и скорую.

В тот день парня отвезли в больницу скорой помощи, наложили три шва на лицо, сделали рентген и томографию.

- Я узнал, что у меня закрытая черепно-мозговая травма легкой степени, сотрясение головного мозга, - говорит он. - Неделю пролежал в больнице, и как только выписался, сразу прошел судмедэкспертизу.

Милиционер, который приехал к нему в больницу на следующий после избиения день, сообщил, что дело будет передано в УВД администрации Фрунзенского района.

вапр
В возбуждении уголовного дела отказано.

- Потом несколько раз вызывали в милицию, и каждый раз там со мной разговаривали разные люди, которые начинали разговор с одного и того же вопроса: "Что произошло?" По первому заявлению, которое я писал 8 марта, дело об административном правонарушении по ст. 17.1 КоАП было прекращено в конце апреля. По факту избиения, которое было 13 марта, в возбуждении уголовного дела отказано - милиция даже не дождалась результатов судмедэкспертизы. В письме говорилось, что, поскольку не готово заключение экспертизы, они не могут судить о том, какой степени тяжести телесные повреждения были получены, потому и отказывают.

Но Стефан решил пройти этот путь до конца. На данный момент он обратился к адвокату и написал жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. 29 апреля отнес ее в суд Фрунзенского района.

Правозащитница Наталья Маньковская: "В нашем обществе принято обвинять жертву"

Минчанка Наталья Маньковская из белорусского правозащитного центра "Идентичность", зарегистрированного в Литве, рассказала TUT.BY, что эти четыре случая - только верхушка айсберга. Такие факты становятся известны, лишь когда кто-то из волонтеров других городов сообщает о них.

апро
Наталья Маньковская: "Если кому-то понадобится поддержка, мы готовы ее оказывать. Телефон доверия для ЛГБТ (с понедельника по пятницу, с 10.00 до 13.00) - 8-029-108-108-7,  8-029-866-108-7.

- Если говорить о проблеме нетерпимости к ЛГБТ, то в Беларуси, как и в других постсоветских странах, она стоит очень остро, - говорит Наталья. - Просто эта нетерпимость может носить разную интенсивность - от создания негативной атмосферы вокруг человека до оскорблений и издевательств, а иногда доходит и до физической агрессии.

По ее мнению, в нашем обществе снижена чувствительность к подобного рода нападкам. Зачастую даже образованные люди, с мнением которых многие считаются, не видят ничего страшного в том, что кто-то в их присутствии отпускает шутки в адрес гомосексуалов, называя их "го...ками, пе...ками, пе...растами".

- Это ведет к тому, что подобные шутки выливаются в более брутальную агрессию, которую общество начинает воспринимать чуть ли не как норму: "Получил по лицу, значит, заслуженно - сам виноват". К сожалению, у нас принято обвинять жертву, - говорит правозащитница "Идентичности". - В редких случаях ситуации, когда ЛГБТ-люди стали жертвами оскорблений и физической агрессии, доходят до разбирательств в суде.

На памяти Натальи только два таких резонансных дела. В 2012 году был случай с Виталием Гуляком из Волковыска Гродненской области. Он познакомился на сайте знакомств с парнем, который назначил ему свидание в Минске. В итоге на встречу с Виталием пришли "охотники на педофилов", которые все это организовали. Их было человек 5-7, они избивали Виталия, издевались над ним, снимали на видео, потом выложили этот ролик в интернет. В возбуждении уголовного дела по факту хулиганства Виталию было отказано, но, тем не менее, правозащитники довели этот случай до конца - обратились в суд в порядке частного обвинения, и таким образом удалось привлечь виновных к ответственности.

И еще один нашумевший случай - жертвой гомофобии стал Михаил Пищевский. Он был жестоко избит в мае 2014 года в Минске после гей-вечеринки. Впервые в суде обсуждались мотивы ненависти из нетерпимости к сексуальной ориентации другого человека. Михаил, получивший серьезные травмы, до сих пор находится в тяжелом состоянии, но суд вынес обвиняемому достаточно мягкий приговор - 2 года и 8 месяцев лишения свободы.

asdf
Михаил Пищевский до избиения...
asdf
... и после. Фото: gazetaby.com 

И тем не менее Наталья Маньковская убеждена, что ЛГБТ-людям, столкнувшимся с агрессией, все же следует обращаться в милицию:

- Как бы ни велось расследование, как бы ни отказывали в возбуждении уголовных дел - это тот инструмент, который у нас есть, другого нет и пока не предвидится, - говорит она. - Как показывает практика, при достаточной настойчивости можно хотя бы частично восстановить справедливость. Конечно, это требует больших усилий, но стоит того - если не привлекать виновных к ответственности, это будет только провоцировать агрессию.