/

Выйдя в 2002 году замуж за рядового американца, белоруска Алина Хьюз никак не могла подумать, что однажды окажется в центре политического скандала, о котором напишут ведущие мировые СМИ. И тем не менее, в апреле 2015-го ее супруг Даг, требуя реформы избирательного процесса, намеренно вторгся на автожире в запретную воздушную зону над Вашингтоном и приземлился прямо у здания Конгресса.

Фото: архив семьи Хьюз
Даг Хьюз управляет своим автожиром, который он специально переделал для "марш-броска" на Капитолий. Фото: архив семьи Хьюз

"Мне он сказал, что едет по делам. Заодно и дочь навестит"

Автожир, или, как его называют в США, гирокоптер, – своего рода мини-вертолет. Выглядит, как трехколесный велосипед с баком горючего за спиной и пропеллером над головой. Даг купил его 2,5 года назад.

– Объяснил, что всегда хотел летать, к тому же его отец тоже к 60 годам получил лицензию пилота, – рассказывает Алина, которая живет вместе с Дагом и их общей дочерью Катей в городке Раскин во Флориде. – И потом все свободное время пропадал на аэродроме. Его даже в шутку другие летчики предупреждали, что многие так развелись: мол, не хотим, чтобы и с тобой это произошло.

Муж работает почтовым служащим. Но, как говорит Алина, он всегда интересовался политикой. Саму же белоруску разговоры о ней не увлекали, просто считала нужным быть в курсе событий.

– Даг хочет изменить систему финансирования предвыборных кампаний. Потому что сейчас, по его словам, владельцы крупных компаний вкладывают миллиарды в выдвижение своих кандидатов, а те, став сенаторами, отрабатывают эти деньги, добиваясь выгодных для своих спонсоров решений. То есть Конгресс работает не на людей, а на бизнес.

Видео: Inside Edition
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.


Чтобы привлечь внимание к этому вопросу, Даг на глазах у сотен туристов и посадил автожир на Капитолийском холме. С собой у него было 535 писем – по одному для каждого конгрессмена с призывом к реформе. "Почтальон" сильно рисковал – его могли ведь и просто сбить.

– Идея эта у Дага возникла давно. Но он как-то поделился ею с братом, и однажды ночью к нам пришел человек из спецслужб. Муж с ним разговаривал, а после беседы признался мне, что действительно хотел полететь к Конгрессу, но теперь уже не сможет, потому что отныне под присмотром.

Поэтому для Алины его "марш-бросок" на Капитолий стал абсолютным сюрпризом, говорит она.

– Мне он сказал, что едет по делам. Заодно и дочь свою навестит в Вирджинии. У него ведь кроме нашей Кати есть еще старший сын Эдуард и дочь Стефани. А сам в это время вылетел из Пенсильвании в Вашингтон на гирокоптере. Такую точку старта выбрал специально: с севера дул попутный ветер.

Фото: thedemocracyclub.org
Такую картинку видел Даг 15 апреля 2015 года в момент взлета. Он транслировал видео в интернете в прямом эфире. Фото: thedemocracyclub.org

По словам Алины, узнала она о полете в тот самый день, среду 15 апреля, когда муж уже был в воздухе. Позвонил друг Дага и сказал, что тот просит открыть какой-то сайт.

– Оказалось, он сделал его накануне, чтобы передавать свой полет в прямом эфире. Я, ничего еще не понимая, открыла, но видео почему-то не шло. Я стала смотреть, разбираться и вдруг нашла в интернет-газете "Тампа Бэй Таймс" интервью с Дагом, которое они взяли заранее, а опубликовали через 10 минут после его взлета. Там все объяснялось.

Первой реакцией, как говорит Алина, были растерянность и страх.

– Чувствую, что надо сообщить его родственникам и посоветоваться, что делать. Зашла на "Фейсбук", но долго не могла сообразить, как отправить письмо. У меня ведь и руки тогда тряслись, но заставила себя не терять самообладания. Никто не откликнулся. Тогда я связалась по телефону с его сыном.

Фото: thedemocracyclub.org
Где-то в середине пути. Видео из-за сбоев записалось лишь частично, но даже так смотреть его - довольно монотонное занятие. Фото: thedemocracyclub.org

Пока как в тумане щелкала пультом, чтобы попасть на новости, посыпались звонки журналистов. От корреспондента "Си-эн-эн" она и узнала, что Даг уже приземлился в Вашингтоне и никто не пострадал. Тогда, как говорит, немного отлегло.

– А в это время к дому начали съезжаться машины телеканалов, целая вереница. Только открыла дверь – тут же камеры в лицо. Захлопнула и поняла, что надо что-то делать. В первую очередь подумала о дочери: нельзя ее травмировать. Позвонила знакомым, чтобы забрали Катю из школы и не везли домой.

Наконец, Алина схватила документы, лекарства, "зарядку" к телефону и уехала сама. О том, что домой вернется лишь через четыре дня, она еще не знала.

– Чтобы не увязались репортеры, пришлось пойти на хитрость. Выходов из дома несколько, так что успела на машине "уйти дворами". Они заметили, но было поздно. У нас между домами расстояние всего 3-4 метра, а у них громоздкие, неповоротливые автобусы с антеннами.

Фото: архив семьи Хьюз
Алина, Даг и маленькая Катя. Фото из архива семьи Хьюз

Алина сильно переживала, как она расскажет обо всем, что случилось, дочери. Это было, признается, самое страшное.

– Я сразу, как ее увидела, заплакала. До этого слез не было, а тут прорвало: "Катя, все нормально. Папа жив-здоров, он у тебя патриот, он полетел в Вашингтон". Она не поняла, обрадовалась: "Папа в Вашингтоне?" "Да, – говорю. – Но он арестован". Тут она уже испугалась. Но то, что папа патриот, – было главным, это все перевесило.

Несколько дней Алина с дочкой прожили у друзей. А когда Дага отпустили и он выехал из Вашингтона на арендованной машине, вернулись домой. Журналисты их уже не трогали: знали, что вот-вот прибудет главный "виновник" шумихи.

– Муж позвонил мне из Северной Каролины с таксофона по карточке: телефоны конфисковали для разбирательства. Я примерно высчитала, во сколько он будет здесь – в ночь на воскресенье. Катю отправила спать, а сама не ложилась.

Фото: архив семьи Хьюз
Подготовка к интервью для телеканала FOX. Фото из архива семьи Хьюз

Даг приехал около трех ночи. По словам Алины, он оставил машину поодаль, купил бутылку колы, и так, попивая, подошел к дому. На него налетели репортеры – жена наблюдала за этим действом, стоя в сторонке.

– С тех пор у нас что ни день, то журналисты, дом превратился в съемочную студию. Только на этой неделе более 30 интервью. Хотят уже и книгу написать. При этом муж постоянно просит, чтоб внимание акцентировали не на нем, а на проблеме коррупции.

Даг Хьюз тем временем ждет суда. Его обвиняют в двух вещах, за которые грозит до 4 лет заключения.

– Первое - отсутствие лицензии на гирокоптер. Вообще, документы на такой аппарат и не нужны, но муж изменил его конструкцию – поставил топливный бак побольше. Маленького не хватило бы на нужное расстояние. А второе – полет над запретной зоной. Ну, здесь все понятно: это ведь все равно что приземлиться на Красной площади.

Фото: архив семьи Хьюз
Даг вместе с Раной Базини, которая год назад прошла пешком более 300 миль, чтобы привлечь внимание к той же проблеме. Фото из архива семьи Хьюз

До суда муж находится под домашним арестом, на его ноге закреплен электронный браслет.

– Даг сидит дома, на работе не появляется – в офис ходить запрещено. Этот простой ему оплачивают, но, насколько понимаю, есть большая вероятность увольнения.

Сейчас в семье Хьюз, и без того небогатой, финансовое положение незавидное. Много долгов, не сегодня - завтра могут выселить из дома.

– Даг потратил на выполнение своего плана все деньги и влез в долги. На ту же покупку гирокоптера средств не было, и он взял их из своего пенсионного фонда. Сказал мне, что это необходимо для оплаты счетов за дом. Я и подписала разрешение. Уже потом выяснилось, на что реально были потрачены деньги.

Фото: архив семьи Хьюз
Тот самый автожир. Другие названия этого летательного аппарата – гирокоптер, гироплан, винтолет и ротаплан. Фото из архива семьи Хьюз

Алина старается не думать о возможных последствиях и надеется на лучшее:

– Суд будет с присяжными заседателями. Их 12 человек, и если хотя бы один скажет, что муж невиновен, его должны отпустить. Вчера Даг поехал в Вашингтон. Там состоится предварительное слушание, встретятся адвокат и обвинитель по его делу.

Белоруска говорит, что к перелету, который совершил Даг, относится двояко.

– Конечно же, как жене и матери ребенка мне в первую очередь обидно, почему он так с нами поступил, вовлек во все это. И у нас с мужем, само собой, был крупный разговор на данную тему. А с другой стороны, я смотрю на его полет как на героический поступок. Он патриот своей страны и хотел этим сделать ее лучше.

Фото: архив семьи Хьюз
В дом пришла группа поддержки Дага и пресса. Фото из архива семьи Хьюз

По словам собеседницы, Даг тщательно спланировал "свой акт гражданского неповиновения". И добился цели: все американские СМИ заговорили о проблеме коррупции, а идея избирательной реформы оказалась в центре внимания.

– Это был безумный план, но он сработал, – говорит она.

"Дагу написали письма 150 женщин, но он выбрал меня"

Алина родилась в Пружанах, в Брестской области, в 1961 году. Отец был военнослужащим, семья часто переезжала.

– С 8 до 29 лет я прожила в России. Последним местом работы там был вычислительный центр на космодроме "Плесецк". До этого окончила вечернее отделение факультета ЭВМ, приборов и устройств электромеханического техникума в городе Мирный.

Фото: семейный архив Алины Хьюз
С родителями. Отец увлекался поэзией, писал стихи. Вместе с мамой был членом литературного кружка при Доме офицеров. Фото из архива семьи Хьюз

После того как умерла мама, она вернулась в Минск к отцу. Во времена перестройки по специальности устроиться не смогла, работала сначала приемщицей в ателье, потом ушла в страховую компанию.

– А затем съездила в Грецию и решила заняться турбизнесом. Совершенно в нем ничего не понимала, однако прошел год – и все наладилось. Фирма у меня была небольшая – четыре человека, но мне хватало. Основные направления – Израиль, Крым, Египет, Болгария, Турция.

Алина состоялась финансово, была своя квартира, машина… И все же в какой-то момент, объясняет, поняла: деньги не главное.

– Я не чувствовала счастья. Были только работа и дом, даже в магазины одежды не знала в какие ходить. Когда тебе 39 и ты понимаешь, что мужчины скоро вообще не будут оборачиваться вслед, это пугает.

Фото: семейный архив Алины Хьюз
Пружаны: первый раз в первый класс. Алина третья слева. Снимок был опубликован около 47 лет назад в местной газете. Фото из архива семьи Хьюз

Как говорит собеседница, ее спутник на тот момент не был готов к серьезному шагу. Поэтому отношения закончились, и она зарегистрировалась на сайте знакомств, где и встретила Дага. Написала ему письмо сама.

– Выбора-то большого не было. В основном иностранные мужчины хотели девушек на 20-30 лет моложе себя. Да и он мне понравился внешне, а потом при переписке стало ясно, что интеллигентный и умный человек.

Дага же, который по образованию программист, привлекло в Алине то, что белоруска в первую очередь интересовалась им самим, а не тем, сколько он получает.

– На тот момент Дагу уже пришло от разных женщин около 150 писем. И он честно признался, что по приезде будет встречаться с несколькими кандидатками. Но уже спустя месяц переписки сообщил, что только со мной.

Фото: архив семьи Хьюз
Слева - с мамой в детстве. Справа - примерно 1986 год. Фото  из архива семьи Хьюз

Алина совсем не знала английский. Поэтому каждое письмо отнимало у нее 3-4 часа. Пришлось искать и привлекать на помощь учительницу.

– Я даже работу ради этого забросила. Помню, позвонила знакомая, интересуется, как бизнес. Говорю: "У меня сейчас другой бизнес – ищу мужа". И ей этот сайт подсказала. Самое интересное, позднее выяснилось, что она тоже там выбрала Дага и ему написала! Он, правда, не ответил.

Переписка длилась 4 года. За это время белоруска и американец хорошо узнали друг друга. А затем встретились в Москве и провели две недели в Санкт-Петербурге.

– Для Дага, конечно, все было непривычно. Вот, например, в Мариинском театре за билетами тянулась очередь, и он стал за 2-3 метра от следующего человека. Личное пространство, в Америке так принято. У нас же его просто стали обходить и становиться впереди.

Фото: архив семьи Хьюз
Алина и Даг в Мариинском театре. Фото: архив семьи Хьюз

Наконец Даг вернулся домой. А через некоторое время, получив визу, к нему во Флориду улетела и Алина. Буквально сразу они стали мужем и женой.

– Даг тогда работал в колл-центре компании "АОЛ" – консультировал звонящих по техническим вопросам. И зарабатывал поэтому немного. Конечно, деньги были не самым важным вопросом. К тому же он меня сразу предупредил, что небогат, я знала об этом. Но чтобы настолько! – смеется собеседница.

Как оказалось, муж жил в мобил-хоуме – это такой передвижной дом. И находился он не в очень хорошем районе.

– Но я все равно чувствовала себя там как в раю. Это другой мир, вокруг очень красивая природа. Джунгли с какими-то огромными лопухами. Бананы, апельсины, мандарины растут – ешь просто так. Павлины к нам прилетали, еноты бегали…

Фото: архив семьи Хьюз
Белоруска в гостях у своих друзей. Фото из архива семьи Хьюз

После рождения дочки Даг перешел работать на почту. По словам Алины, в США это считается намного более престижным, чем у нас в Беларуси: и зарплата, и бонусы на высоком уровне.

– Материальное положение улучшилось, переехали в хорошее место, где живем и сейчас. Это называется "коммьюнити": около 200 коттеджей, объединенных в одну группу. Как микрорайон, но меньше. Наш коттедж – 150 метров жилой площади плюс гараж.

Алина рассказывает, что ехала в США не совсем уж наобум, рассчитывая лишь на Дага. У нее был конкретный план: зарабатывать сайтом знакомств. Но подвел белорусский партнер:

– Еще до отъезда во Флориду минский программист сделал мне сайт. Мы его уже запустили, и я даже успела заработать на нем. Но потом закрылась платежная система, нельзя было снять хотя бы остаток денег на счету. Звоню, пишу по скайпу программисту – нет ответа.

Фото: семейный архив Алины Хьюз
По-английски дочь Алины и Дага зовут Катерин, а по-русски - Катя. Фото: архив семьи Хьюз

Алина долго еще билась с сайтом, пытаясь его реанимировать. Но родилась дочь, а затем добавились проблемы со здоровьем.

– Во-первых, обнаружили онкологию. Хорошо, что на начальной стадии – успели остановить. Сейчас только раз в год обследуюсь у врача. А во-вторых, травмировала спину: поднимала тяжелый компьютер, сместился диск. Какое-то время только лежала.

По словам Алины, если хочешь иметь достойную работу, должен выучить язык страны, в которой живешь: "Я этого не сделала, теперь трудно найти место, сама виновата".

Но женщина не сдается: совсем недавно закончила писать книгу на русском языке об Ирвинге Берлине и его романе с богатой аристократкой.

– Это легендарный американский композитор, иммигрант из царской России. Не знал нотной грамоты, играл только на черных клавишах, но написал более 900 произведений, причем каждое второе стало хитом. Его песня "Белое Рождество" – в Книге рекордов Гиннесса как самая продаваемая.

Фото: архив семьи Хьюз
Первый экземпляр книги Алина получила буквально на днях. Фото из архива семьи Хьюз

Свой труд под названием "Американский роман" Алина предложила российским издательствам. Правда, опубликоваться не удалось: говорит, сейчас в моде фантастика, историческое не очень, к тому же американская тема не в почете из-за Украины. Предложили перезвонить позже.

– Но я решила издаться на "Амазоне". Это хорошо тем, что никаких предварительных затрат не надо. Книга отпечатывается только тогда, когда ее кто-нибудь заказывает на сайте. Даже в одном экземпляре – такие сейчас продвинутые технологии.

Дочке Дага и Алины Кате уже 11, учится в школе в классе для одаренных детей.

– Ее научный проект занял первое место в штате. Я ей, конечно, помогала, что правилами не запрещено. Это была довольно серьезная работа, связанная с химией и физикой, – "Измерение кислорода во льду". Совсем не похоже на то, что делали многие другие: например, сравнение вкусов "жвачек".

Фото: архив семьи Хьюз
Домашняя любимица по кличке Рози. Фото из архива семьи Хьюз

В нашей стране у собеседницы, девичья фамилия которой Макаревич, остались брат и двоюродные сестры. Но возвращаться сюда она не планирует.

– Беларусь – моя первая родина, Россия – вторая. Но в США мой дом и семья. Знаю, что сейчас из-за Украины у многих россиян плохое отношение к Америке. Но я не могу ненавидеть страну, которая меня приняла и фактически дала вторую жизнь, когда я заболела.

А вот прилететь в Минск в гости, признается Алина, очень бы хотелось.

– По интернету, по телевизору вижу, как город изменился, расстроился. Я ведь за все эти годы ни разу не приезжала. По деньгам, к сожалению, позволить себе этого пока не могу.
-10%
-20%
-10%
-15%
-20%
-30%
-20%
-20%
-20%
0068422