/

"Я, конечно же, ношу брестские носки. Более того, я часто ношу носки, которые еще не запущены в производство", - признается директор Брестского чулочного комбината Сергей Жевнерович. О том, сколько бабушек заменяет одна вязальная машина, зачем руководитель "чулочки" на себе тестирует продукцию и как производят белорусские "этноноски", TUT.BY узнал в цехах предприятия, которое некогда гремело на весь Союз.



Во времена СССР Брестский чулочный комбинат считался успешным предприятием. Но после перестройки ситуация изменилась. На постсоветском пространстве продукцию брестской "чулочки" больше не ждали, предприятие начало увядать. Последние годы БЧК балансировал на грани банкротства. Надежда выйти из сложившейся ситуации появилась после прихода "Конте Спа", которое на данный момент является владельцем 90% акций комбината.

Обновленный БЧК всерьез вознамерился отвоевать старые позиции. Сейчас на предприятии проводится модернизация, осваиваются новые рынки сбыта. Пока главным экспортным направлением остается Россия.

"С сожалением надо признать, что рынок этот в предыдущие годы был для нас потерян, - объяснил ситуацию Сергей Жевнерович. - И новый вход на него не может быть ни стремительным, ни триумфальным. Помимо местных производителей, на нем масштабно присутствуют фабрики Турции, Китая, Вьетнама, среднеазиатских стран, Польши и много кого еще. Поэтому немудрено, что наше "проникновение" в уже поделенный рынок происходит медленно и с большим напряжением сил. Но наша клиентская база, а вместе с ней и объемы, растут.

К аналогичному периоду прошлого года наши экспортные отгрузки увеличились почти в два раза. И хотя сама по себе цифра роста в процентах воодушевляет, но она все еще не удовлетворяет нас. Среди задач - увеличение экспорта (и в первую очередь за счет рынка Российской Федерации) в разы"
.



Как отметил руководитель, серьезным препятствием в борьбе за российский рынок стало ослабление денежной единицы соседнего государства.

"По данным российского правительства, объем рынка одежды в первом квартале текущего года к аналогичному периоду прошлого сократился на 19%. Это значит, что и чулочно-носочных изделий реализовано гораздо меньше, чем годом ранее. И вот в такой тяжелый период мы пытаемся пробиться на рынок... Все непросто. Мы, как и все производители, ждем восстановления платежеспособного спроса и уповаем на то, чтобы это произошло как можно раньше".


Национальный тренд

В борьбе за внешние рынки БЧК не забывает и про отечественного потребителя. Совсем недавно предприятие решило производить женские носки с белорусским орнаментом. Как ранее отмечал в беседе с TUT.BY Сергей Жевнерович, идея возникла случайно. Руководитель увидел начальника отдела IT в вышиванке и подумал, а почему бы не перенять популярный нынче национальный тренд. Специалисты предприятия нашли орнаменты и их значения, а затем создали дизайн будущих этноносков. Пока в наличии имеются только женские модели. Однако на БЧК не исключают, что, если будет спрос, появятся и мужские.

Фото: Брестский чулочный комбинат

TUT.BY посетил цеха БЧК, как раз когда завершался процесс производства партии этноносков. Буквально через несколько часов после нашего визита продукция появилась в фирменных магазинах предприятия.

Как пояснил наш сопровождающий, заместитель директора Владимир Кононюк, процесс производства носков начинается с дизайнера, который готовит макет будущего изделия. Когда виртуальные лекала готовы, они переносятся на современные вязальные машины.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Станки заряжаются нитками соответствующих цветов и материала, после чего начинается работа.

"Подается нить, и иголки начинают вязать носок. Принцип работы примерно такой же, как у наших бабушек, только намного быстрее. Бабушка ведь двумя спицами вяжет, а тут их 150", - объяснили сотрудники предприятия.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Время изготовления одного носка зависит от модели. На "этно" уходит 150 секунд. Готовые изделия попадают в контейнер, откуда контролеры перекладывают их на стол, проверяют качество и распределяют по моделям.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

На промежуточном этапе изделия связаны, но не сшиты. Пока они напоминают рукав. Законченный вид продукт обретает в швейном цеху.


От мыска до носка

На следующем этапе производства все носки выворачивают наизнанку специальным станком, который работает по принципу пылесоса. Рабочая надевает резинку носков на трубу, нажимает кнопку, изделие всасывается и вылетает из другого конца в нужном виде.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Затем вывернутые носки отдают швеям. Швейный станок зашивает мысок (передняя часть носка - TUT.BY) и вновь отправляет изделие в трубу, которая выворачивает его уже на лицевую сторону.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY


С "ног" на ленту

Изделие готово, осталось придать ему товарный вид. Финальный этап производства проходит в цеху упаковки. Сушильно-гладильные машины формуют изделия.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

"Носки надеваются на "ноги", утюжатся паром, потом прессом, а затем высушиваются и отправляются на ленту", - пояснил Владимир Кононюк.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Контролер проверяет изделия и передает ровные стопки упаковщице, которая разбивает их на пары и пришивает ярлыки. Затем товар отправляется на склад, откуда развозится по магазинам.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY


"Рядовой потребитель"

Сергей Жевнерович в качестве производимого продукта уверен и признается, что сам пользуется носками БЧК.

"Мне и моим коллегам повезло. Мы производим то, что с удовольствием носим сами, носят наши жены и дети, то, что мы дарим друзьям и знакомым, то, что мы возим в подарок нашим иностранным партнерам. Например, мой друг из Израиля, будучи в Беларуси в прошлом году на чемпионате мира по хоккею, уезжал с целым пакетом брестских носков, купленных им без моей подсказки в одном из минских универмагов.

Я, конечно же, ношу брестские носки. Более того, я часто ношу носки, которые еще не запущены в производство. Я выступаю в качестве "рядового потребителя" для технологов, которые собирают мнения по результатам экспериментальной носки. По их требованию, бывает, стираю носки руками, заполняю анкеты, показываю, как смотрятся носки на ноге. Это увлекательно - участвовать в процессе создания нового продукта"
.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

По признанию руководителя, сейчас он предпочитает полосатые носки:

"В носках, как и в любой другой одежде, есть мода. Сейчас под костюм я предпочитаю носить полосатые. Причем полоски могут быть и яркими. С бордовыми туфлями, например, я ношу черно-красно-серую полоску. И люди замечают! Значит, я одет не скучно. И это важно. Жизнь должна быть наполнена радостью".

TUT.BY: Чем стараетесь привлечь иностранного покупателя? Какие основные конкурентные преимущества у продукции БЧК?

Сергей Жевнерович
: Сегодня и на ближайшие годы наш основной рынок - это страны бывшего Советского Союза. А в СССР брестские носки, как мне кажется, были тем, что сейчас принято называть "брендом". Понятно, что главной составляющей той известности был дефицит и отсутствие конкуренции, но тем не менее мы расцениваем ее как капитал.

Наши приоритеты сегодня - широкий ассортимент, хорошее качество, современные материалы, разумная цена. В нашей продуктовой линейке более тысячи артикулов, коллекция уже обновляется ежегодно, мы активно используем льняные, бамбуковые, шерстяные нити наравне с традиционными хлопковыми и синтетическими. При этом наш покупатель -  потребитель со средним достатком. Соответственно, цена на наши изделия является, как принято говорить, разумной.

Иногда бываю в сопредельных странах и, как и многие наши соотечественники, вижу, что цена на одни и те же, казалось бы, носки варьируется очень значительно. Но зная технологию и тем более подержав в руках образцы, понимаю, что "за копейки" продается товар, который изготовлен из очень дешевого сырья. Часто, даже держа его в руках, испытываю дискомфорт от тактильных ощущений. И кто-то готов тратиться и на это. Но носки, колготы, легинсы - это повседневный товар. И тут уж каждый для себя решает сам: насколько дорог я самому себе. Так в еде, так в быту и так же в одежде.

Мы понимаем, что борьба ценой - это не наша дорога. Мы рассчитываем на потребителя, который трепетно относиться к своим деньгам и тратит их на хорошие вещи. Именно такие вещи мы всеми силами будем стараться производить.

В какие страны экспортируете продукцию?

Если ранжировать наши экспортные рынки по объему, то они будут идти в следующей последовательности: Россия, Украина, Казахстан, Армения, Молдова, Туркменистан. В другие страны поставки пока единичны и говорить о них как о рынках для нас пока рано.

Непростая экономическая ситуация заставила многие предприятия сократить штат. А как решался кадровый вопрос на комбинате?

Я работаю в должности директора 16 месяцев. Самым сложным периодом была весна 2014 года, когда, спасая, по сути, бизнес, мы были вынуждены не продлевать трудовые отношения со значительным числом работников. Тогда, за три месяца, численность персонала уменьшилась практически на треть. Дальше был процесс "тонкой настройки", когда рассматривая функционал и загруженность каждой службы и каждого подразделения, принималось решение о его оптимальной численности. И если того требовало производство, то принимались новые работники. Так, в частности, осенью прошлого года мы взяли на работу более ста новых сотрудников на рабочие специальности.

Сейчас численность работников у нас стабильна. Мы не набираем персонал, но и не уменьшаем его. Оптимизировать структуру продолжаем, но это бесконечный процесс, вызванный внутренними причинами. Вот, например, месяц назад мы закрыли один небольшой участок в вязальном цеху, где трудилось 7 человек. Это было вызвано тем, что старое оборудование этого участка уже не удовлетворяет нашим требованиям (60 станков двадцатилетней давности были заменены на 12 современных машин). Работникам этого участка были предложены вакансии в других подразделениях, все, кроме одного, согласились на перевод. Только одному человеку было объявлено о сокращении.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-50%
-30%
-10%
-10%
-80%
0063042