/ / Фото: Евгений Ерчак

Здесь знают, чем для супругов может обернуться поход "налево" и отчего у малолетнего ребенка может появиться сифилис. Много семейных драм и сцен помнят стены главной кожно-венерологической клиники Беларуси. Мы поднимаемся по этажам минского кожно-венерологического диспансера на улице Прилукской вместе с заведующим венерологическим отделением и слушаем щекотливые и назидательные истории пациентов.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Девушки в коротких юбках, выходящие из машины скорой в сопровождении целой делегации врачей, здесь откровенно смущают. Парни в коридорах растерянно отворачивают головы. Другие, наоборот, рассматривают идущего навстречу с любопытством.

Кабинет заведующего венерологическим отделением

Владимир Яромич уже давно не удивляется случаям, с которыми имеет дело. "Такая работа. Несу здоровье в массы, это же хорошо", – спокойно говорит он.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

На приеме он направляет человека на анализы, сообщает о диагнозе и говорит примерно следующее: "Давайте вместе подумаем, кто и когда вам этот "подарок" (венерологическое заболевание. – TUT.BY) мог преподнести".

Истории встреч пациентов с болезнью начинаются почти всегда одинаково, рассказывает врач. "Случайный секс. Обычно кто-то куда-то поехал, например, в командировку. И там – нечаянное знакомство. Выпили. Вот и все".

Чаще всего печаль приходит, когда человек отправляется именно в длительную поездку. Были случаи, когда белорусы привозили заразу из Германии, Украины, России, Китая и Таиланда, который славится секс-туризмом.

Подростки часто знакомятся с будущим источником своих проблем на дискотеке. И потом могут вспомнить только имя и в лучшем случае номер мобильного телефона партнера.

"Для подростков вообще половой контакт – это как покурить. Они мало заботятся о своем здоровье". Чтобы купить презерватив, у тинейджеров банально не хватает денег… и времени. Так быстро все происходит.

"Но познакомиться можно и в музее. Потом вдруг окажется, что человек живет в отдельной квартире, у него два высших образования, три машины… А может быть, и два самолета… Ничто не гарантирует, что партнер здоров". Тут уж как карта ляжет.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

"Среди моих пациентов был грек, который, пока здесь учился в институте, переболел всем, кроме сифилиса и СПИДа, по много раз. Как только случится первый секс – обязательно чем-то заболеет: хламидиоз, микоплазмоз, гонорея. Каждый секс у него заканчивался инфекцией. Был моим постоянным клиентом. Ну, везучий такой. Знакомился, например, на выставке... И каждый раз говорил, что больше нигде, ни с кем и никак. Через два месяца, видимо, терпение лопалось – все-таки молодой, приходил снова. Последний раз жаловался, что познакомился с девушкой на презентации белья.

А кто-то наоборот: "Направо-налево, каждый день. Приходит на всякий случай провериться, потому что за последнюю неделю пять раз с разными людьми вступал в сексуальный контакт. И все хорошо".

Везение – штука непредсказуемая. Недавно на прием к венерологу приходила компания. Всей гурьбой были в бане, стало скучно... И вот итог: два здоровых, два больных.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Чтобы сохранить медицинскую тайну, врач не раскрывает никаких сведений, по которым пациентов можно идентифицировать

Пока беседуем, в кабинет врача заходит парень лет 17. Зажато улыбается и, переминаясь с ноги на ногу, просит доктора: "Я хотел бы вас на пару слов".

Этот пациент уже взрослый. Дети до 16 лет, рассказывает заведующий, приходят на прием с родителями. В кабинете не плачут. "Чего плакать-то, если человек уже созрел для таких отношений?!" Самый младший из пациентов венеролога, 12-летний мальчик, привлекался к обследованию как предполагаемый источник заражения 13-14 летней девочки.

Средний же возраст больных венерологическими заболеваниями – 27-40 лет. "Чаще всего это люди со стабильным доходом и семьей, которые решили поискать приключений, экзотики".

Своего типичного "клиента" Владимир Яромич в толпе не узнает. Потому что венерологические болезни может подхватить кто угодно. Об этом есть еще целых две поэмы – "Гонореада" и "Сифилиада" Владимира Гаухмана. Строки зачитывают студентам в медуниверситете.

Болеют полные невежи,
Болеют умники в очках,
Болеют чукча с папуасом,
Солдат пехотного полка,
И ученик восьмого класса,
И левый крайний "Спартака",
Болеют критики, крестьяне,
Пенсионер и юморист,
И атеист, и христианин,
И дня седьмого адвентист.
Заболевают где попало,
Везде встречаются с бедой:
На сеновалах и подвалах,
И на воде, и под водой,
И на траве, и в самолетах,
На пароходе и в купе,
И в кабинете на работе,
И на скамейке, и т.п.
Заболевает от болящих,
С какими сталкивает путь,
И от гулящих настоящих,
И от гуляющих чуть-чуть,
Заболевают от знакомых,
А от чужих - почти всегда,
И имя светлое потом их
Не могут вспомнить никогда.
Везде подстерегает случай.
Момент - и вы уже больны!
А кто особенно везучий,
Заболевает от жены!

С супругами - отдельное дело. О походах "налево" признаются не все. Поэтому муж и жена часто не знают, кто из них заразил другого. Иногда пытаются выяснить отношения прямо в коридоре клиники. Но чаще всего просто по взглядам видно, что дома будет большой скандал.

Вот так изменил жене, может, один раз - и попался. А от беспорядочных половых связей уж точно можно ждать сюрпризов.

Однажды на прием к врачу пришла компания из 4 человек. Ребята ходили в поход. Первый обнаруживший инфекцию позвал в диспансер других. "И прямо на месте начали рисовать схему, кто с кем был", – начинает врач. В конце концов выяснилось, что проверяться нужно всем походникам команды: цепочка замкнулась.

Кабинет противоэпидемических мероприятий. Следствие ведут медики

"Адвокат и венеролог – два специалиста, которым всегда нужно говорить правду. Нам действительно часто нужно знать все. Это в интересах клиента".

Владимир Яромич расспрашивает пациента обо всех половых партнерах не из праздного любопытства. О контактах "до" и "после" нужно знать, чтобы проработать все возможные источники инфекции и "обрубить эпидцепочку".

Это не касается всех инфекций, передающихся половым путем, поясняет врач. Только классических венерических: сифилиса и гонореи – заболеваний, которые считаются социально опасными. Их распространение нужно остановить.

Одни пациенты это понимают, с другими приходится беседовать иногда по 5-10 раз.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Рано или поздно данные партнеров попадают в карточку больного. Ему предлагают самому обо всем рассказать любовникам и привести для обследования – платного или бесплатного.

Если пациент отказывается рассказывать новости партнерам, задача ложится на плечи медиков.

Для поиска зараженных сексуальных партнеров работает отдельная служба – кабинет противоэпидемических мероприятий в очагах венерологических заболеваний.

Медрегистраторы и медсестры пытаются найти людей по мало-мальским данным. "Фамилия, адрес, телефон. Только если есть что-то из этого, ищем человека". "Гену с дискотеки" специалисты не разыскивают.

Про Гену не шутка. Одна девушка о половых связях написала так: деревня такая-то, светлые волосы, примерный возраст такой-то, кличка – Каспер. Больше данных нет. Такую информацию следователи от медицины тоже пытаются использовать: Каспера ищут.

На месте работники кабинета не сидят. "Позвонили – никто не отвечает. Поехали по адресу".

Раз, два, три человеку позвонят и вежливо попросят прийти на обследование. Но если на прием не является, а у врачей есть основания подозревать, что человек болен сифилисом или гонореей, то привлекут участкового милиционера. Врачи с санкции прокурора даже могут принудительно доставить на лечение.

Кабинет платных услуг

Прием здесь хорош тем, что можно получить консультацию, взять направление на анализы и при этом не указывать свое настоящее имя.

Чаще всего обследование здесь проходят "Александры Сергеевичи". Гагариных предсказуемо много 12 апреля (в день полета Юрия Гагарина. – TUT.BY). 23 февраля приходят в основном мужчины. "Наверное, в этот день у них выходной. И кавалеры решают провести его с пользой", – шутят в кабинете.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Люди приходят и за "послекомандировочной" справкой. Да-да, и сегодня отдельным супругам после длительных поездок доступ к телу жены возможен только со справкой.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В венерологическое отделение приходят не только те, кто болен. В коридоре встречаем девушку, которая планирует стать мамой и хочет пройти комплексное обследование. А студент аграрного колледжа проходит профосмотр, чтобы устроиться на работу в зоопарк.

Кабинет сифилиса

Из всех венерологических болезней только сифилис в нашей стране не лечится анонимно.

Но за огласку можно не беспокоиться. "Мы объявлений не даем. Все остается в этих стенах", – говорят врачи. Информация о болезни не передается ни в поликлинику по месту жительства, ни на работу.

Беседуем с самым опытным работником кабинета сифилиса Ириной. На этом месте венеролог уже более 25 лет – с 1988 года.

Ее прием длится с 8 утра до 15.30 или с 12.30 до 20 часов и часто проходит напряженно. "Общение с такими людьми – это уже стресс", – отмечает женщина. К тому же присутствует негативный фактор – болезнь.

Ирина уверяет, что выгорания не чувствует и со своими эмоциями привыкла справляться. Самое тяжелое, говорит она, это сообщать о диагнозе.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Но некоторые пациенты не то что не расстраиваются, даже не реагируют на сообщения о диагнозе. Все дело в том, что сифилис рука об руку идет с алкоголизмом, рассказывает врач. И пьющим людям уже все равно, какая неприятность со здоровьем их настигла.

Асоциальных пациентов у врача кабинета сифилиса много, а агрессивных, к счастью, – мало. С милицией привозят редко.

Часто на прием к Ирине попадают доноры. Когда люди сдают кровь, ее проверяют на венерологические болезни – так идет активное выявление людей с хворью.

Больница: "Ничего себе! И ты здесь"

Сифилис, в отличие от других венерологических болезней, лечится только в стационаре. Выявили – нужно обязательно явиться с паспортом в диспансер по месту жительства. Можно, конечно, и не пойти лечиться. Только с момента, когда человек узнает о своей болезни, ему грозит уголовная ответственность за заражение других людей. В медкарточке отмечают, а пациент расписывается, что знает об ответственности, и обязуется не вступать в половые связи. Месть заражением – это миф, говорит Владимир Яромич.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Иногда в амбулаторной карте заболевшего указано 1-2 половых партнера, иногда – по 15.

Последняя вспышка сифилиса была в Минске в 1996 году. С тех пор – только очаги.

"Два-три года назад болезнь привозили из Берлина, Киева и Москвы. Это была вспышка среди мужчин, имеющих секс с мужчинами". С такими пациентами врачу непросто: "Это самая закрытая группа, они выдают своих очень тяжело".

В 2014 году девушка заразила 15 партнеров. Так что истории, когда один товарищ заражает полрайона, вовсе не сказка.

Последний очаг сифилиса возник по вине мужчины среднего возраста. Просто пришел откровенный кавалер и рассказал о 12 своих партнерах. Всех обследовали. Пациент не асоциальный, а вполне располагающий к общению. "Очень приятный", – улыбается Владимир Яромич, мол, не нужно думать, что сифилис – удел маргиналов.

– Поверьте, если бы он был ужасным, с которым не хочется иметь дело, навряд ли у него было бы 12 контактов за последние, наверное, полгода".

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Владимир Яромич направляет в стационар пациентов и оттуда же принимает для дальнейшего наблюдения. В больнице часто встречаются знакомые. Кто-то кого-то пришел навестить. Реагируют по-разному. Часто делают круглые глаза и говорят: "Ничего себе! И ты здесь".
Кожно-венерологические диспансеры есть в каждом областном центре Беларуси. Столичный диспансер на Прилукской отличает то, что на его базе работает Республиканский консультативный центр и две кафедры – медуниверситета и Белорусской медицинской академии последипломного образования. Здесь можно получить консультацию заведующего кафедрой и профессоров. Лаборатория диспансера – одна из основных. Оснащена по последнему слову техники. "Все, что есть самое современное в мире, есть и у нас. И мы имеем возможность этим пользоваться", – говорит заведующий венерологическим отделением.

Лаборатория

В этой лаборатории  делается столько анализов в год, сколько ни в одной частной, рассказывает Владимир Яромич. "Как вы думаете, у кого опыт больше: у лаборанта, через которого в год проходит 200 анализов, или специалиста, который исследует столько же образцов в месяц?".

Человеческий фактор в стенах этого помещения сведен к минимуму: все делает машина.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Анализы здесь проводят по диагностике "ПЦР в реальном времени". Метод увеличивает число копий ДНК молекулы до миллиона и больше и измеряет количество ДНК инфекции. "Это такой суперсовременный метод", – поясняет Яромич.

Почти 100 образцов (соскобы в области гениталий и тому подобное) помещаются в аппарат. "И через 1,5 часа уже на мониторе мы видим, что у троих выделены ДНК хламидий", – рассказывает врач-бактериолог центральной бактериологической лаборатории Лариса Сташевская.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В лаборатории центра есть и самый лучший на сегодня метод диагностики инфекций – НАСБА. Здесь уже выделяется молекула РНК (рибонуклеиновой кислоты). "Человек пролечился от хламидий и сдает контрольный анализ сразу после того, как пропил антибиотики. НАСБА выявит живых хламидий, а метод ДНК живых от мертвых не отличит", – поясняет специалист.

Метод считается экспертным, говорит Владимир Яромич. "Многие бегают по разным центрам. В одном находят инфекцию, в другом – нет. И люди возмущаются, что плохо сделали".

Был случай, в клинике на Прилукской диагноз "сифилис" поставили ребенку. Проверили родителей, и ту же инфекцию обнаружили у мамы. Потом пациентка грозилась подать в суд, потому что в частной клинике диагноз ей не подтвердили.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Во-первых, поясняют медики, в разных центрах разные методы.

Во-вторых, диагноз "сифилис" не выставляется лишь по одному тесту. В одном из целого комплекса результат может быть отрицательным.

"В-третьих, ни одна лаборатория не делает такое количество анализов на сифилис, как наша. Поставить или исключить диагноз "сифилис" можно только в государственном учреждении, потому что ни одна частная компания такой лицензии не имеет".

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Кстати, сифилис у человека может не проявляться многие годы. "Долгое время антибиотики у нас можно было купить без рецепта. И если заболевание начиналось потихоньку и в это время человек заболевал и пропивал антибиотик, то венерическое заболевание "затушевывалось" и протекало бессимптомно, уходило в хроническую, вялотекущую форму и могло проявиться лет через 7-8".

В это время человек успешно заражает своих половых партнеров. "Правда, с течением времени такое вялотекущее венерологическое заболевание становится менее опасным для окружающих и все более опасным для самого больного".
-15%
-25%
-10%
-20%
-21%
-33%
-30%
-10%
-10%
-10%