1. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  2. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  3. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  4. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  5. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  6. Суд над физруком за удар школьника, закрывшиеся магазины и что с ценами на продукты — все за вчера
  7. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  8. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  9. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  10. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  11. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  12. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  13. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  14. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  15. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  16. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  17. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  18. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  19. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  20. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  23. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  24. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  25. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  26. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  27. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  28. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  29. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  30. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно


/ /

С фасада ДК "Лошицкий", что на улице Маяковского, исчезла уже половина сграффито, созданного в шестидесятых годах народными художниками Беларуси. На все вопросы в местном УКСе отвечают: здание на реконструкции, стены – выравнивают и утепляют, проект работ давным-давно согласован.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

TUT.BY расспросил сыновей художников, а также руководителя Союза художников Беларуси о том, что они думают об исчезновении росписи.

Искусство принадлежит народу?

Реконструкцию ДК "Лошицкий" (бывший Дворец культуры камвольного комбината) ведут с 2012 года. Ориентировочно работы должны завершить в конце 2016 года. В последние недели с фасада здания стала стремительно исчезать огромная роспись, выполненная в редкой технике сграффито. На сграффито были изображены танцовщица, мать с ребенком, мужчина с книгой, мужчина с символом науки, символизировавшие советских людей. Слева от фасада было нанесено высказывание "Искусство принадлежит народу", справа – "Мир, труд, свобода, равенство, братство и счастье".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В конце февраля 2015 года инженер технадзора УКСа администрации Ленинского района Рита Странгельская сообщала журналисту газеты "Минский курьер", что барельеф не подлежит восстановлению "из-за того, что здание не реконструировали почти 50 лет".

Тогда же директор ДК "Лошицкий" Николай Казюлин выразил надежду, что декор будет выполнен в национальном стиле, а к зданию сделают пристройку, где расположится заведение общепита европейского вида с "белорусской начинкой".

И все бы ничего, если бы сграффито не характеризовалось как техника создания чрезвычайно долговечных изображений и не являлось произведением народных художников БССР Гавриила Ващенко и Владимира Стельмашонка. Оба автора были признаны и на международном уровне. Например, Гавриил Ващенко дважды был человеком года в Кембридже и один раз – человеком ХХ столетия. Он же – основатель монументальной кафедры нынешней Белгосакадемии искусств.

Сграффито на Дворце культуры камвольного комбината создавалось в период с 1962 по 1964 годы, то есть ему более пятидесяти лет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В УКСе Ленинского района журналисту TUT.BY подтвердили: проект реконструкции разрабатывался давно, он предусматривает ликвидацию панно. По поручению Мингорисполкома УКС реализует этот проект. Расчеты по фасаду проводили: чтобы стены не промерзали - их будут утеплять.

– При этом сграффито остается под утеплителем или оно уничтожается?

– Фасад выравнивается. Элементы, которые отслоились и простукиваются, – сбили. То, что осталось – выравнивают, утеплитель кладут на ровные стены, – ответила Рита Странгельская.

Справка TUT.BY

Сграффито – техника создания настенных изображений, достоинством которых является большая стойкость.
 
ДК Камвольного комбината, фото 1975 года.

Для получения многоцветного сграффито на стену наносят несколько отличающихся по цвету слоев штукатурки; затем ее соскребают на разную глубину, чтобы обнажить слой с нужным цветом. Такие росписи очень трудоемки. В технике сграффито расписаны наружные стены многих ренессансных усадебных домов Центральной Европы, таких, как Литомишльский замок (Чехия) и замок Красицких (Польша). Монументальные росписи в технике сграффито получили распространение в позднесоветский период, когда ими украшались торцы и фасады общественных зданий. Темы диктовались стилем советской эпохи – ученые, космонавтика, наука и просвещение, военная тематика.

Источник – Википедия.

Сыновья художников: "Уничтожать – дело последнее"

TUT.BY обратился к сыновьям уже ушедших из жизни народных художников – Сергею Стельмашонку и Константину Ващенко. Что они думают о том, что работа отцов скоро окончательно исчезнет с лица Минска? Оба собеседника и сами художники – они узнали о судьбе сграффито всего несколько дней назад.

– Не так много у нас в городе осталось работ, которые передают настроение эпохи. Я не думаю, что фасад в настолько ужасающем состоянии, что нужно было перекрывать его весь наглухо утеплителем. Уничтожая историю, мы лишаем наших потомков возможности видеть ее и ощущать. У меня отец интенсивно занимался монументальным искусством. Осталось несколько его витражей, но таких больших работ, которые были задействованы в оформлении, – действительно больше нет, – говорит Сергей Стельмашонок. – Вот кто-то решил, что надо снести – и сносится, уничтожается. Хотя, насколько я помню, что у меня был с отцом разговор много лет назад, и он сказал, что по закону уничтожать произведение искусства запрещено. Безусловно, могут быть экстремальные ситуации вроде пожара, но мне кажется, это не тот случай.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сергей Стельмашонок приводит в пример знаменитую фреску Леонардо да Винчи – "Тайная вечеря", которая находилась в одном из итальянских монастырей. 

– Во время войны туда попала бомба, все стены были разрушены, кроме одной – той, что с фреской. И представьте себе, что на протяжении многих лет эта фреска стояла под открытым небом и вообще никому до нее не было дела. А потом спохватились и начали спасать. Восстановили часть монастыря, стали делать реставрацию самой фрески. Люди могут прийти и увидеть ее. Я, конечно, никоим образом не провожу параллель между творчеством моего отца и Леонардо – это было бы слишком нахально с моей стороны. Но и там, и там – произведение искусства. Во всем мире их стараются сохранять для истории.

Сын Владимира Стельмашонка добавляет, что у него сохранились фотографии, на которых отец с коллегой работают на мостках на высоте, оформляя Дворец культуры камвольного комбината, что было очень кропотливым занятием. 

Сергей Стельмашонок говорит, что у него и мысли не было, что произведение могут разрушить. Как и в случае со знаменитым витражом отцовской работы в Доме мод.

– Он мог бы попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый большой витраж. Но не попал, потому что у нас его предпочли разрушить. Да, он был немножко поврежден в нижней части, но это был не повод для того, чтобы крушить все остальное. Уничтожать – дело последнее.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сын Гавриила Ващенко Константин Ващенко уверен, что уничтожение произведений искусства на стенах Минска происходят "от бездуховности".

– Разные ценности. Одни утепляют, и я понимаю, для чего утепляют... За каждый квадратный метр платят деньги, а на искусство всем глубоко… неинтересно. Это уровень культуры, образования.

Он отметил, что с родными авторов, создавших произведения, никто, понятно, не советуется. Как, похоже, и с творческими союзами.

– Зачем какие-то обсуждения, если решается все намного проще, если вдруг надо что-то снести.

Вдова Владимира Стельмашонка Ирина Васильевна сама искусствовед по профессии. Она говорит о том, что приняла новость о сграффито "с большим прискорбием". И тоже припомнила работу мужа в Доме мод, которой больше нет. 

– Я знаю, что к произведениям художников относятся с недостаточным почтением. Если городские организации не заинтересованы в сохранении работы – они могут уничтожить ее даже без всякой санкции. И это самое печальное, что к этому имеют отношение люди, которые не разбираются в искусстве – они не могут понять даже, что это ценный памятник.

Союз художников: "Комиссий не собирают, это не в первый раз"

Председатель Белорусского союза художников Рыгор Ситница отметил в комментарии для TUT.BY, что никаких комиссий, на которых бы обсуждалось, уничтожать сграффито или нет, не собиралось.

– Да зрэшты гэта не першы раз. Я разумею праблему – гэты твор проста знішчаць, калі яшчэ не знішчылі. Але ў нас ужо было знішчана некалькі твораў. У нас быў ці не найлепшы манументальны твор – у кінатэатры "Вільнюс" на Каліноўскага, у тэхніцы энкаўстыка – Зоі Літвінавай і Святланы Катковай. Найлепшая манументальная рэч! І яе ўжо не існуе. У кінатэатры "Партызан" ёсць мазаіка, якую рабіў Май Данцыг. Яна існуе, але ці чацвёртую частку, ці трэцюю зашылі нейкім сайдынгам – не надта хто і тут глядзеў на тое, які гэта твор! Гэта не навіна, што з намі не раяцца, што робяць тое, што захацелася і ніякай адказнасці ніхто не нясе, нажаль. І якая адказнасць? Той жа палац камвольны не мае статуса гісторыка-культурнай каштоўнасці, рэч на ім – таксама. Захацелі знесці – знеслі.

Рыгор Ситница добавил, что Белорусский союз художников уже обращался в Министерство культуры с тем, чтобы художественным произведениям такого плана придали статус историко-культурной ценности. Но пока воз и ныне там, сграффито на ДК "Лошицкий" далеко не первая и, возможно, не последняя из потерь.
-33%
-20%
-50%
-50%
-22%
-20%
-15%
-70%
-30%
-33%
-10%
0068422