опубликовано: 
обновлено: 

Накануне 29-й годовщины аварии на Чернобыльской АЭС в студии TUT.BY-ТВ инженер-энергетик, ликвидатор аварии на ЧАЭС, депутат Верховной рады Украины 1-го созыва, эксперт по ядерной и радиационной безопасности Владимир Усатенко рассказал о том, кому выгодно закапывать деньги в Чернобыль, почему бесполезен очередной саркофаг над 4-м энергоблоком, как мигрирует радиация и как каждый из нас должен позаботиться о своем здоровье.

Гость TUT.BY сравнил атомщиков с эсэсовцами, которым было невыгодно закрытие концлагерей из-за потери квалификации. Он убежден, что человечество до сих пор не поняло динамичности атомной энергетики и продолжает мыслить о ней вчерашними и позавчерашними категориями. Всю проделанную за почти три десятилетия работу Усатенко называет имитацией ликвидации последствий катастрофы и предупреждает, что именно на четвертом поколении, рожденном после аварии, станут наиболее заметны последствия радиационного воздействия на предков. Он привел в пример эксперимент над коровами, четвертое поколение которых мутировало в иную породу. По словам эксперта, воздействие радиации может превратить человечество в неандертальцев.

Говоря о будущей белорусской АЭС, Усатенко утверждает, что в разы более эффективными и безопасными для Беларуси были бы теплоэлектростанции на местных видах топлива. Он подчеркивает, что еще есть время передумать, несмотря на всю проделанную работу по строительству Островецкой атомной электростанции.

В полной видеоверсии интервью слушайте о том, как проводить радиологический контроль продуктов, как разворовывалось и продавалось имущество эвакуированных жителей города Припять, кто и откуда ворует до 7 килограммов золота за смену из Чернобыля и где это продает и сегодня, почему ни у кого из европейцев не получилось сделать бизнес на Чернобыле, стоит ли ехать на экскурсию в Припять, какое облучение можно получить там и чем оно чревато.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (221.02 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (35.92 МБ)

Какие чувства вы переживаете накануне каждой годовщины ЧАЭС?

Мы утратили осознание того, что принесла с собой чернобыльская катастрофа и как она будет развиваться дальше. Это динамическая система, ее компоненты будут действовать еще очень долго. Имитация ликвидации последствий аварии привела к тому, что все, что нас окружает, представляет собой большую опасность. Меняется радиационная обстановка, переходит из одного конца в другой и иногда становится даже более опасной, чем до этого. Нам надо научиться жить в этих реалиях.

Вы были ликвидатором последствий на ЧАЭС. В какой момент вы прибыли на объект?

Как раз когда полным ходом шла подготовка к строительству укрытия. Нам надо было поставить опору, это достаточно грязная работа, но находиться нам там надо было недолго – самое большее 3-5 минут. Иногда нам искажали ситуацию и говорили, что можно быть дольше.

Случалось ли вам как инженеру на Чернобыльской АЭС сталкиваться с обвинениями, мол, что и ваша вина есть в том, что случилось? 

Я инженер-энергетик и работал в диспетчерской службе, главным энергетиком на станции, и меня через военкомат призвали на Чернобыльскую АЭС в качестве биоробота, ликвидатора. Это был мой третий опыт работы в радиоактивной среде. Хоть какие-то вещи я мог предвидеть и спасти от опрометчивых шагов остальных участников группы. Для этих людей это был чрезмерный риск, и потом они были бы покойниками. И риск был не оправдан, потому что потом выяснилось, что эти работы не имели никакого значения. Над объектами в Чернобыле нет никакого контроля.  

Как же вы выжили тогда?

Мы там были не очень продолжительное время. К тому же есть понятие критического возраста, восприимчивости организма. Но два года после этого у меня было очень плохое состояние, у меня были страшные головные боли. У ребят, которые были облучены, были неспецифические заболевания: болезнь курильщика, происходит закупорка сосудов, и им ампутируют ноги.

Пользователь интересуется качеством строительных работ в бывшей ЧАЭС. Он пишет, что часто встречается со свидетельствами о низком качестве оборудования и строительных работ, недостаточном для объекта такого уровня.

В позапрошлом году на всех атомных станциях проходили стресс-тесты на прочность конструкций в случае природных катаклизмов подобных Фукусиме. Тексты показали отличные результаты. Сказали, что ЧАЭС настолько защищена, что даже падение самолета на ее кровлю не опасно. Через три недели после опубликования отчетов на ЧАЭС от снега обвалилась кровля и упала стена. Влияет также качество работ, обслуживания и  эксплуатации. На южноукраинской АЭС был случай, когда во время работы блока электрослесарь отрезал кабель от генератора. Мгновенно вырубился блок-миллионник. А им не платили зарплату, слесарю надо было что-нибудь украсть, чтобы прокормить семью.

В ситуации, когда в Украине вооруженный конфликт, действуют неконтролируемые вооруженные группы людей, обозленные на те или иные структуры. Насколько вероятно, что они создадут подобную критическую ситуацию на любой из украинских АЭС?

Станции абсолютно не защищены. Система физической защиты ядерных материалов и оборудования защищена, но не обязательно проникать туда. Любую станцию можно вывести из строя дистанционно. За станциями находятся береговые насосные, которые качают воду для реактора. Стоит разрушить одну насосную, и все реакторы выйдут из строя.

"Сейчас все большую популярность набирают организованные экскурсии в Чернобыль, к атомной станции и в выселенный город Припять. Экскурсия проводится с 10.00 до 17.00 вечера. Насколько безопасны для здоровья такие многочасовые посещения? Неужели такие маршруты были одобрены Министерством туризма и Министерством здравоохранения Украины? как лично вы относитесь к таким турам?".

Я много времени проводил там, но злоупотреблять этим нельзя. Многие из тех, кто постоянно сопровождает эти экскурсии, внезапно умирают. Но за время самой экскурсии ничего не произойдет, судя по показателям. Но насколько мы умеем считать? Мы считаем дозу, исходящую от объекта, но не умеем считать поглощенные организмом человека дозы. Естественно, за эти экскурсии хорошо платят. Но надо соблюдать определенные правила безопасности. Это забота каждого человека, который туда едет.

Что будет с персоналом и поселком после закрытия станции?

На станции был достаточно спокойный период эксплуатации станции в остановленном режиме. Они практически ничего не могли сделать, даже не перевели блоки в безопасное состояние, потому что хранилище отработанного ядерного топлива переполнено. Финансирование, которое получает атомная станция, чтобы занять этих людей, не посильно для Украины. 860 млн гривен в год уходит только на содержание эксплуатирующего персонала, который, в общем-то, ничего не делает. Можно ничего не делать одну-две смены, но я не представляю себе людей, которые могут имитировать бурную деятельность 15-20 лет. Многое расхищали из элементов автоматики, драгоценные металлы.

Неужели ничего не контролируется?

Система физзащиты предполагала, что люди будут следить, чтобы на станцию ничего не занесли. Они следили только за тем, чтобы никто ничего не вынес. А выносили. Тем более что все находится в зоне, списанной до нулевой стоимости. Чтобы наказать за такое хищение, надо приложить много усилий, чтобы доказать это. А загрязненные детали появляются на других территориях.

Какие последствия для этой территории будут иметь эти хищения? Можно ли как-то обезопасить себя от последствий массовых хищений?

К сожалению, они всегда находили заинтересованных людей, чтобы те не задавали вопросов. Люди не должны знать правду, они будут паниковать. А на поле чудес, где были закопаны машины жителей Припяти, уже все выкопано и продано на запчасти. Антропогенный вынос на этой территории превышал иные пути выноса (по воде, ветром). Это очень сложная проблема, которая касается именно нашей территории. Я думаю, в Японии такого нет.

"Какие существуют международные договоренности и обязательства по Чернобыльской АЭС? Как они выполняются?".

Первый документ появился в 1996 году – меморандум, по которому Украина обязалась предоставить всю информацию о чернобыльских проблемах. Международное сообщество обязывалось создать чернобыльский фонд и профинансировать сооружение нового укрытия. Кроме этого, был ряд обязательств Еврокомиссии и отдельных стран по оказанию помощи в реализации различных проектов. Но пока ни одного успешного проекта в зоне не было. Самое главное было построить хранилище для отходов. А мы все оставили в окружающей среде. Новое укрытие нужно для создания иллюзии контроля. Но топлива в реакторе уже нет, и все давно находится в окружающей среде. Сам объект уже давно не несет никакой опасности. Лучше бы потратили деньги на захоронение и разборку. Строящиеся объекты надо будет эксплуатировать, а эксплуатация стоит очень дорого.

Почему ни один проект так и не реализован?

Это достаточно простые объекты, но в зоне отчуждения царит обыкновенная коррупция. Люди, которые обосновывают увеличение затрат на строительство объектов, забывают посмотреть на банальные размеры объектов. Построили хранилище для отработанного ядерного топлива, а оно не входит туда, потому что не соответствуют параметрам.

"Как зараженные радиоактивными отходами земли с периодом распада от 30 до 500 лет через 25 лет вдруг стали чистой зоной?".

В Украине в 1992 году была свернута система наблюдений и лабораторного контроля. Но попавшие в почву осадки не находятся в неподвижном состоянии. Существует латеральная, вертикальная миграция, отходы преобразуются из одних соединений в другие, проходят биохимические циклы, и их свойства меняются. Повторные исследования в иностранных лабораториях показали, что соединения оказывают совсем в другом месте.

Любую зону декретом можно объявить чистой. Но опасность сохраняется. Все продукты сбора, грибы, ягоды накапливают радиацию. И ведь нет специфических заболеваний: лишь усиливается действие других болезней. В Украине принят закон "О защите человека от влияний ионизирующих излучений". Этот замок подействовал первые дни, пока министр здравоохранения и министр по чрезвычайным ситуациям не наложили на него вето. Иначе они бы отвечали за свою деятельность или бездеятельность.

У нас на законодательном уровне очищают территории. Как часто нужно мониторить их? Как следить за миграцией радиологического загрязнения?

Единственный механизм – ежеквартально проверять все места, где люди пасут скот, собирают грибы, ягоды, тестировать воду, которую люди пьют, молоко, картофель. Но самое главное – самозащита. Мы будем жить с этой бедой еще 23,5 тысячи лет. Надо проверять продукты, составлять карты, куда можно ходить и куда не следует. По каждому человеку, который подвергся облучению, надо вести наблюдение, следить за всеми медицинскими вмешательствами. Это нужно для будущего, чтобы знать последствия для поколений.

В четвертом поколении начнутся необратимые генетические изменения. Велось наблюдение за тремя коровами и быком. Какую-то контрольную группу оставили возле реактора, а другую отвезли в Киев. Частота их хромосомных операций не отличалась, и четвертый помет был одинаков. То есть не имеет значения величина дозы, а важно, был ли сам факт облучения. Коровы определенной специализации утратили ее, упростились, стали малопродуктивными, измельчали, было много мертворождений. Образовалась древняя порода, которая давно исчезла, - серая украинская порода. Все вернулось в исходное состояние.

Каким слухам не верить? Что делать в ситуации радиологической угрозы?

Мы живем в такой неопределенности, что никому верить нельзя. Все надо регулярно измерять. Люди пожилого возраста менее восприимчивы к угрозам. Но дети – в особой опасности.

Как должен быть устроен образ жизни мамы 5-летнего ребенка, чтобы минимизировать для него последствия аварии на ЧАЭС?

Надо строго следить за продуктами питания, проверять, откуда их привозят, особенно молоко и картофель. Даже на загрязненной территории можно найти грядочку, чтобы вырастить чистые продукты для себя. Для этого надо просто померить радиацию.

Нужно ли проводить дополнительные обследования?

В Беларуси хорошие генетики. Можно обратиться к ним и узнать, есть ли повышенная частота хромосомных операций. После пожара лучше не гулять на подветренной стороне, потому что с сажей переносится большое количество радионуклидов.

Одно из самых распространенных последствий аварии на ЧАЭС – повышение количества заболеваний онкологическими болезнями. Вместе с тем набирает популярность теория психосоматического происхождения. Вы верите в психосоматическую природу онкологических заболеваний?

Считалось, что в материнской утробе плод максимально защищен и ничего туда не попадает. Когда дети рождались облученные, относили это к радиофобии. Это смешно. Надо исследовать то, с чем мы имеем дело. Каждого ребенка надо с рождения диагностировать, выяснять предрасположенность к онкологии, сдавать анализы.

Белорусы с недоверием относятся к стройке атомной электростанции в Островце. Владимир Семашко заявил, что она . Чего стоит бояться и чего не стоит в контексте строительства атомной станции на нашей территории?

Окись урана, которая использовалась для топлива, ввозилась в основном из Австралии. Цена ее ниже в три раза, чем добыча подземным способом. С ураном, который извлекается из шахт, приходится проводить много работ. В 90-е годы 1 кг урана стоит 525 долларов. В прошлом году – около 2 тыс долларов за 1 кг. Сейчас он стоит 304 тыс долларов. Придется либо на чем-то экономить, либо заниматься перекрестным субсидированием. Специалисты "Росатома" не рекомендуют отвозить в Россию отработанное ядерное топливо, потому что его некуда девать. Около 35 лет строится завод РТ-2 по переработке топлива. Завод так и не построен, и денег нет. Станция может стать неконкурентоспособной.

Выполнение заказа на один реактор занимает 48 месяцев. Пока есть возможность изменить решение. Можно построить небольшие топливные станции с высоким КПД. Удельный вес энергии в бюджете не должен превышать 6-7%.

Как научиться мыслить о ядерной энергетике перспективно?

Весь Советский Союз жил по государственному плану электрификации России (ГОЭЛРО). В 1980 году в СССР решили создать энергетическую программу, но ничего не могли предложить, потому что все мыслили в рамках ГОЭЛРО.

Ведущие мировые фирмы создают тепловые станции, от которых не образуются вредные золы и выбросы. В Германии строят солнечные батареи, ветровые электростанции большой мощности. Надо включить весь комплекс альтернатив и посмотреть, может, нам и газ не будет нужен, а мы в состоянии установить в каждую квартиру климат-контроль, и  этого будет хватать. Надо использовать высокотехнологичные решения. Существуют солнечные батареи и аккумуляторы, позволяющие отключать приборы от  сети.

-33%
-30%
-40%
-10%
-10%
-19%
-25%
-20%
-40%
-50%
-50%
0070663