/

С середины апреля 1945 года ширился поток радостных сообщений со страниц белорусских советских газет. Свершения тружеников тыла предвосхищали Великую Победу.

"Знамя труда – знамя Победы!" Художник И. М. Тоидзе
"Знамя труда – знамя Победы!" Художник И. М. Тоидзе

"Советская Белоруссия" писала о том, что ленинградский завод "Монумент-скульптура" закончил отливку памятника В.И. Ленину для Минска. После захвата Минска немецкими оккупантами памятник у Дома правительства был разрушен. По сохранившимся с 1932 года формам он отлит заново. Установка будет производиться на прежнем месте в первых числах мая. Окончательную установку скульптуры и монтировку ее частей проведет трест Белпромстрой:



Ряд газет республики напечатал заметку БЕЛТА про восстановление на Гродненской табачной фабрике 10 папироснонабивочных машин. Здесь отличились слесари Райко и Стецкевич. К празднику Первого Мая коллектив фабрики обязался выпустить первые партии высокосортных папирос марок "Беломорканал" и "Линкор".



Газета "Звязда" сообщала о том, что на минской кондитерской фабрике "Коммунарка" в ходе предмайского социалистического соревнования освоен выпуск высококачественных конфет "Перамога", "Буревестник", "Весна", а также шоколадного сахара и др. – всего 8 новых наименований продукции. Отличается своей работой смена мастера Заровского, а также комсомольско-молодежная бригада Полубочко:



Но, очевидно, для того, чтобы жизнь в БССР не казалась чрезмерно сладкой, прокуратура республики громыхнула в середине апреля 1945 года официальным сообщением об отдаче под суд ряда хозяйственных руководителей:

В целях укрепления трудовой дисциплины и увеличения производства продукции на предприятиях военной промышленности Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 декабря 1941 года установлена строгая уголовная ответственность за дезертирство с оборонной промышленности. Органами прокуратуры БССР вскрыт факт, когда отдельные должностные лица предприятий и учреждений и председатели правлений колхозов не только не борются за проведение в жизнь указанного закона, за укрепление трудовой дисциплины, а, наоборот, покровительствуют дезертирам предприятий оборонной промышленности, укрывают их от законной ответственности, принимают на работу.

1. Директор Очесо-Руднянского спиртзавода Андреев Матвей Леонтьевич, зная, что граждане Мохорева Д.Н., Сыботова и другие являются дезертирами оборонной промышленности, принял их на работу. Андреев М.Л. предан суду по ст. 196-I Уголовного Кодекса БССР и приговорен к двум годам лишения свободы.

2. Главный мастер кирпичного завода (Краснопольский район) Карначев знал о том, что гражданки Лецева, Пахомова, Веремьева и Белокурова дезертировали с предприятия военной промышленности и разыскиваются следственными органами, однако он принял их на работу. Когда указанные лица были арестованы, Карначев вместе со счетоводом райпромкомбината Ковалевой выдали ложные справки, будто они все время работали на заводе. За совершенное преступление Карначев осужден на два года лишения свободы, а Ковалева – на один год лишения свободы.

3. Из колхоза имени Калинина Переростовского сельсовета Гомельской области были мобилизованы на строительство оборонного значения Горбачева Е.Л., Котова Е. и Наумцева И.Д. Поработав на строительстве три недели, указанные гражданки дезертировали и вернулись в колхоз. Председатель правления колхоза Тимошенко вместо того, чтобы привлечь дезертиров к законной ответственности, допустил их к работе в колхозе. Укрыватель дезертиров Тимошенко предан суду по ст. 196-I Уголовного Кодекса БССР и осужден к одному году исправительно-трудовых работ.

4. Председатель Столпнянского сельсовета Романов Александр Сидорович покровительствовал дезертирам военной промышленности Болдыревой, Михайкиной, Купреевой и Евтушенко. Он укрыл их от уголовной ответственности, направил на другую работу. Покровитель дезертиров Романов привлечен к уголовной ответственности.

5. Директор Тереховского райпромкомбината Аноко М.М. предан суду по ст. 196-I Уголовного Кодекса БССР за то, что без предварительной проверки, незаконно принял на работу дезертира с оборонного завода Терехова и получил на него бронь в военкомате, чем фактически стал на путь укрывательства, дезертиров".
Про то жестокое время историки напишут:

"В условиях продолжавшейся войны регламентировалась производственная деятельность в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве. Существовала строгая ответственность за нарушение трудовой дисциплины. Так, на минском радиозаводе за сентябрь-ноябрь 1944 г. было зафиксировано 14 прогулов и 45 опозданий на работу, 12 прогульщиков были привлечены к суду. Вышестоящие инстанции констатировали, что еще на одном минском предприятии – ТЭЦ-2 – в это же время зафиксировано 13 случаев самовольного ухода с работы и 20 случаев опозданий, "причем дела на опоздавших больше чем на 20 минут суду не переданы, ограничились объявлением выговора". Бюро Минского ГК КП(б)Б, рассматривавшее этот вопрос, отмечало, что отдельные директора предприятий своим отношением к провинившимся "способствуют нарушению трудовой дисциплины, ибо дела в суд передаются несвоевременно". В своем постановлении бюро ГК КП(б)Б потребовало от прокурора Минска "проверить сроки прохождения дел на нарушителей трудовой дисциплины по нарсудам города, дела злостных нарушителей разбирать непосредственно на предприятиях, привлекать к судебной ответственности руководителей предприятий, прикрывающих нарушителей трудовой дисциплины". Использование, передвижение трудовых кадров регулировалось скрупулезно, внимательно, вплоть до того, что то же бюро Минского ГК КП(б)Б решало в феврале 1945 г., где, на каком предприятии работать тому или иному сапожнику, закройщику…" (Беларусь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945. – Мн., 2005)

Ни одному из периодических изданий республики не позволят в 1945 году напечатать собственный судебный очерк на основе казенного сообщения о "дезертирстве с трудового фронта". Публицистика была строго регламентирована… Но мы сегодня задумаемся вот о чем.

Куда и ради чего бежали несчастные женщины?.. Может быть, уехали они в Сочи в санаторий имени Ворошилова, чтобы там на фуникулере спускаться из ресторана прямиком на пляж?



Нет – в дни общей разрухи и голода в Сочи отдыхали персонажи вроде тех, что показаны в сказочно-лакировочном фильме Григория Александрова "Весна".

Может быть, занялись наши колхозницы спекулянтской продажей картофельных пирожков на базарчиках при железнодорожных станциях? Тоже нет.

Бежали эти бабы в свой колхоз, на свой прежний кирпичный завод – поближе к родной земле, к семье и детям. Исправлять таких судебными приговорами и последующими каторжными работами в системе ИТЛ было бесполезным.

Поэтому власти решили припугнуть не рядовых тружеников, а руководителей предприятий местной промышленности и председателей колхозов. Этим начальникам сроки "за укрывательство дезертиров" давали небольшие – год или два. Правовой конфликт, известный со времен средневековья: один феодал "перенял" беглых холопов другого феодала…

А спустя непродолжительное время последует прощение. В Указе Президиума Верховного Совета СССР "Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией" от 7 июля 1945 года будет сказано: "Снять судимость <…> с осужденных по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 года".

(Продолжение следует)

Белорусские хроники 1945-го. Все выпуски проекта >>>
-33%
-10%
-30%
-30%
-20%
-10%
-50%
-20%