/ Фото автора и из архива героев публикации,

Герои авторского проекта "От мечты до мечты" - люди разных возрастов, национальностей, профессий и социальных статусов. Главное, они идут к своей мечте. А мечта, как известно, способна перевернуть всю жизнь. Так что мечтайте. Возможно, и ваша история появится на TUT.BY.


Воля и Патерсон вместе почти четыре года. Живут они в бразильском городе Салвадоре, где более 2,5 млн жителей. Влюбленные понимают друг друга с полуслова несмотря на то, что родились и выросли на разных континентах. Между собой они общаются на белорусском или португальском, едят на обед драники или акаражэ, отмечают Купалье и День Иеманжи - разность культур их только объединяет. А еще у них есть большая, трудно осуществимая мечта - одна на двоих…

Девушка из Новополоцка зачитывалась романами Жоржи Амаду и грезила о море

Воля Ермолаева ("Именно Воля", - подчеркивает девушка при знакомстве) выросла в Новополоцке, там же училась в школе.

- Мая бабуля была дырэктарам школы, а матуля - настаўніцай. І я на іх прыкладзе бачыла, як яны сутыкаліся заўсёды з жудаснай бюракратыяй, а заробак быў ніякі. Для сябе я такого не хацела. Так і склалася мая дзіцячая мара - ніколі не быць настаўніцай, - вспоминает Воля. - Але гэтая антымара здейснілася: зараз я выкладаю рускую і ангельскую мовы ў Салвадоры. І добра, што так склалася, бо ў Бразіліі настаўнікі зарабляюць значна болей - ад 600 даляраў за месяц і вышэй. І стаўленне да гэтай прафессіі тут іншае - яна больш прэстыжная, чым у Беларусі.



А тогда, по окончании школы, Воля решила стать журналистом. Поступила в БГУ и, будучи студенткой, писала статьи в "Народную Волю" и другие независимые СМИ. Вскоре была отчислена "якобы за неуспеваемость" - говорит, не могла сдать сессию, к которой ее упорно не допускали. Учебу Воля продолжала заочно в Европейском гуманитарном университете (Вильнюс) по программе "Культурное наследие и туризм". К тому времени родители девушки переехали жить в Москву.

Воля так вдохновилась результатами интенсивного курса по изучению литовского языка, который был обязательным, что ей почему-то захотелось выучить португальский - сама не знает почему. После базового курса португальского студентка купила в книжном магазине роман "Капитаны песка" бразильского писателя Жоржи Амаду в подлиннике и прочла его на одном дыхании.

Спустя некоторое время ее мама, которая, переехав в Москву, сменила профессию и уже работала в турфирме, привезла ей из Рио-де-Жанейро другие книги этого автора. Особенно впечатлил девушку роман "Мертвое море".

Салвадор. Бухта Всех Святых, о которых писал Жоржи Амаду, видна из окна квартиры, в которой сейчас живет Воля со своим мужем
Атлантический океан. Любимое место Воли в Салвадоре

- У рамане распавядаецца пра жыццё маракоў і пра багіню мора Іеманжу, якая іх ахоўвае. Жоржы Амаду піша, што, згодна з народнымі вераваннямі, Іеманжа жыве ў бухце Усіх Святых. У думках я ўяўляла сабе гэтае месца, бо заўсёды марыла аб моры. Можна сказаць, мора - гэта мая залежнасць, - рассказывает Воля. - Калі была маленькай,  малявала акварэллю заходы сонца на моры, хаця ніколі іх не бачыла. Мой тата - прадпрымальнік, ён заўсёды шмат працаваў і на адпачынак у яго не было часу. На мора мы з мамай паехалі, калі мне было гадоў  дванаццаць. Я была ў такім захапленні, гэта было нешта неверагоднае! Карацей кажучы, яшчэ з дзяцінства мора для мяне - гэта нешта сакральнае.

Бразильский парень мечтал увидеть СССР и потому учил русский

Тем временем на другом континенте, в солнечном городе Салвадоре, в лингвистическом институте учился бразилец Патерсон Франко. Удивительно, но он никогда не читал книг Жоржи Амаду.



- У дзяцінстве я марыў стаць астранаўтам. Але мой старэйшы брат сказаў, што гэта вельмі цяжка - для гэтага трэба шмат чаго вучыць, - делится воспоминаниями детства Патерсон. - Тады я вырашыў - лепш стану навукоўцам, таму што бачыў фільмы, як яны прыдумваюць усякія цікавыя рэчы. Але мой брат зноў сказаў: "Не, для гэтага трэба вельмі шмат вучыцца, занадта цяжка табе будзе". І тады я стаў настаўнікам моваў.

Сейчас Патерсон, помимо родного португальского, владеет русским, английским, французским, испанским, белорусским и итальянским языками.

- Самае галоўнае,  - смеется Патерсон, - каб стаць выкладчыкам моваў, мне спатрэбілася ўсё роўна вельмі шмат вучыцца.

Воля и Патерсон учатся в Салвадоре в магистратуре и преподают русский и английский языки
Воля и Патерсон учатся в магистратуре и преподают русский и английский языки в лингвистическом центре в Салвадоре

Но самой большой мечтой у бразильца было увидеть своими глазами, как живут люди в бывшем СССР – он с детства был влюблен в несуществующую уже державу: читал много книг о советских людях, в его представлении они были сильными, волевыми, справедливыми. Именно поэтому он стал самостоятельно, при помощи аудиокниг, изучать русский язык.

Вскоре перед Патерсоном встал выбор: нужно было определиться, в какой стране стажироваться - в США, Франции, Португалии или России. Он выбрал город Ижевск.

- Сучасная Расія мала нагадвае СССР, пра які я так марыў у дзяцінстве, - говорит Патерсон. - Гэта ўжо зусім іншая краіна, дзе многія нават не ведаюць сваёй гісторыі,  дзе слухаюць папсу і ходзяць у "Макдональдс". Я быў расчараваны.

Контакт с Иеманжой, горячий чай и любовь, похожая на сон

Через некоторое время Воля захотела пройти стажировку за рубежом в рамках международной программы AIESEC по обмену студентами. Не раздумывая, она решила ехать в Баию – штат Бразилии, откуда родом Жоржи Амаду. Это было необъяснимо, вспоминает Воля, но к тому времени Бразилия уже невероятно манила ее.

Воля на фоне здания фонда "Дом Жоржи Амаду" в Салвадоре
Воля на фоне здания фонда "Дом Жоржи Амаду" в Салвадоре

Прочитав книгу "Мертвое море", Воля была уверена, что в Бразилию нужно ехать именно в Салвадор и никуда больше – ей очень хотелось пожить в этом городе.

- Калі я ўпершыню ляцела ў Бразілію, прасіла, каб Іеманжа на працягу першых трох дзён пазнаёміла мяне з хлопцам, які стане маім мужам, - вспоминает она с улыбкой. -У нас з багіняй мора, відаць, нейкі кантакт усталяваўся, бо на другі дзень майго знаходжання ў Салвадоры я пазнаёмілася з Патэрсанам. Цяпер я проста абавязана хадзіць да Іеманжы і насіць ёй падарункі.

Познакомились они в июле 2011 года в университете. Волю тогда поразило, что бразильский парень практически без акцента говорит по-русски - стажировка в Ижевске не прошла для него даром.



В тот день девушка чувствовала себя плохо – у нее была простуда. И когда Патерсон пригласил к себе в гости, согласилась - ей очень хотелось выпить горячего чая.

- У Бразіліі п'юць гарбату, толькі калі хварэюць. Яна разглядаецца як лекі і звычайна крэпка заварваецца ў невялікі кубачак. У кавярнях рэдка яе можна знайсці, там яе выдаюць у філіжанках на 100 мл - смех проста. Звычайна ў Салвадоры п'юць каву, сокі і шмат газіроўкі.

Патерсон в тот день угощал Волю вкусным чаем, который, как оказалось, подарил ему автостопщик из Гомеля Кирилл Кравцов, участвовавший в проекте "С табуретом к океану". Познакомились они благодаря онлайн-сервису CouchSurfing: Кирилл во время своего путешествия останавливался у Патерсона.

Волю этот рассказ очень впечатлил. Она восприняла это не как простое совпадение, а знак свыше. С того самого дня молодые люди неразлучны. Воля говорит, что полюбила не только Патерсона, но и его страну с ее традициями, доброжелательными жителями, которые умеют наслаждаться каждым мгновением жизни.

Влюбленные на фоне статуи богини моря Иеманжи
Влюбленные на фоне статуи богини моря Иеманжи, у которой Воля просила для себя мужа

Через полгода, когда стажировка Воли подошла к завершению, девушка предложила Патерсону поехать вместе с ней в Москву, к ее родителям. А еще девушке очень хотелось показать ему свою родину - Беларусь.

Двое в темноте с обручальными колечками и "Родина-мать" в свидетелях

В Москву они полетели вместе. Много путешествовали: объездили всю Беларусь, были в Литве, где Воля сдавала экзамены на последних сессиях в ЕГУ, в Польше, Финляндии. Побывали в России: в Элисте, Волгограде, Казани, Петербурге и, конечно же, заехали в Ижевск, где проходил стажировку Патерсон.

Когда Воля и Патерсон знакомились с Беларусью, Патерсон вдруг загорелся идеей выучить белорусский, и Воля ему помогла в этом. Теперь он говорит на "мове" практически без акцента.
Во время путешествия по Беларуси. Фото Натальи Пригодич

Во время путешествия по Беларуси. Фото Натальи Пригодич

Во время путешествия по Беларуси. Фото Натальи Пригодич

Во время путешествия по Беларуси. Фото Натальи Пригодич

Во время путешествия по Беларуси. Фото Натальи Пригодич
 

Потом, когда они снова вернулись в Москву, Патерсон нашел себе там работу - преподавал английский, португальский и испанский. Всего они прожили у родителей Воли 8 месяцев, включая периоды путешествий.



На майские праздники после одной из сессий в вильнюсском университете они договорились встретиться в Киеве. Патерсон должен был приехать туда из Москвы, а Воля - из Вильнюса.



- Я марыў аб сустрэчы з Волей, аб тым, каб мы з ёю змаглі пабыць толькі ўдвох прынамсі адзін дзень, - вспоминает  Патерсон. - Увесь час я думаў: мы так кахаем адзін аднаго, што не мае сэнсу, каб мы далей толькі "сустракаліся" - хацеў зрабіць Воле прапанову ажаніцца.

Влюбленные встретились в Киеве, целый день гуляли пешком по всему городу, по Крещатику, много разговаривали – это был самый светлый день в их жизни, говорят они. К вечеру добрались до скульптуры "Родина-мать". Патерсон попросил Волю закрыть глаза и достал два православных колечка.

- Прапанову ажаніцца я зрабіў на партугальскай. Бо мне не падабаецца, як гэта гучыць па-беларуску: "Выходзь за мяне замуж". Быццам я такі файны, а яна павінна бегчы за мною. Таму я сказаў: "Quer casar comigo?", што ў перакладзе азначае: "Ці хочаш ты са мной жаніцца?"

Когда Патерсон произнес эти слова и они обменялись кольцами, Воля заплакала от переполнявшего ее счастья.

- Акрамя нас, там нікога не было. Мы адны сядзелі ў цемры з пярсцёнкамі, і "Радзіма-маці" была нам сведкай, - улыбается она.

Предложение руки и сердца Патерсон сделал Воле в Киеве, возле статуи Родина-Мать
Предложение руки и сердца Патерсон сделал Воле в Киеве, возле статуи "Родина-мать"

В августе они вместе полетели в Бразилию: Воля уже окончила университет и была свободна, а Патерсону предстояло продолжить учебу. В Бразилии влюбленные сразу же пошли в загс, чтобы оформить отношения. Но понадобилось несколько месяцев на сбор и перевод нужных документов.



– Атрымалася так, што наш загс распісвае толькі па серадах. Такая дзіўная асаблівасць, – говорит Воля. - Увогуле лічыцца, што ў загсе толькі фармальнасці – там выдаюць дакумент, у якім трэба распісацца і потым пярсцёнкамі абмяняцца. Усё гэта займае літаральна 2 хвіліны. Калі хтосьці хоча рабіць свята, то яно звычайна адбываецца ў царкве. Тут большасць насельніцтва – каталікі, і ў іх прынята рабіць пышныя, вельмі дарагія вяселлі. Але гэта не наш варыянт, бо мы не рэлігіёзныя і тым больш мае бацькі не маглі прыехаць да нас.

В загсе жениху и невесте предложили выбрать дату для росписи, они выбрали ближайшую среду – 12 декабря.

– У нас цікавая дата шлюбу – 12.12.2012, – улыбается Патерсон. – Я пажартаваў тады, сказаў Волі: "А давай лепш ажэнімся 13.13.2013", але яна чамусьці адмовілася.

Вместе они почти четыре года, два с половиной из которых женаты. Каждый месяц 12-е число для них теперь - праздничный день.



Еще одна свадьба, на этот раз в Рио возле статуи Христа

В начале этого года, спустя 25 месяцев с того момента, как они расписались, к ним в Бразилию впервые приехали родители Воли.

Воля и Патерсон со своими родителями в Бразилии
Воля и Патерсон со своими родителями в Бразилии

- Мы былі вельмі рады, таму што ніхто з нашых бацькоў на афіцыйным вяселлі не прысутнічаў. Так ужо атрымалася. І мы вырашылі ўсе разам паехаць у Рыа, - рассказывает Воля. - Да таго ж мы сталі весці здаровы лад жыцця і схуднелі - Патэрсану яго пярсцёнак стаў вялікі, а я свой праз гэта і ўвогуле ў моры згубіла (насамрэч, вядома, гэта Іеманжа забрала). Мае бацькі прывезлі новыя пярсцёнкі, такія ж, як Патэрсан дарыў, калі рабіў прапанову ажаніцца.

Молодая пара решила побывать в Рио вместе с родителями, осталось только уговорить полететь туда 70-летнего отца Патерсона. Он всю жизнь прожил в Бразилии, мечтал увидеть Рио, но видел этот удивительный город только по телевизору.

Отец Патерсона 70 лет прожил в Бразилии и никогда не был в Рио. Воля и Патерсон помогли его мечте осуществиться
Отец Патерсона 70 лет прожил в Бразилии и никогда не был в Рио. Сын и невестка помогли его мечте осуществиться

- Здавалася б, жыве недалёка (пару гадзінаў лятаком), здароўя хапае, грошы ёсьць, часу вольнага - да халеры. А давялося тыдзень хадзіць усім натоўпам угаворваць яго, мая мама нават самбу з ім танчыла - во якая маштабная апэрацыя праведзена, - смеется Воля. - Галоўнае - недарма! У выніку ён з намі паляцеў. Цэлых два дні мы былі упяцёх у Рыа. Скарысталіся момантам, і калі падняліся да статуі Хрыста (а гэта не толькі знакавае месца для бразільцаў, але і адно з новых сямі цудаў света), самі сабе зладзілі там яшчэ адну вясельную цэрэмонію і абмяняліся новымі пярсцёнкамі.



 - Карацей, вырашылі: раз бацькі не былі ў нас на вяселлі, то мы зладзім яшчэ адно – на гэты раз не ў Салвадоры, а ў Рыа, і, як мы марылі раней, ужо разам з імі. Гэта было вельмі сімвалічна, - добавляет Патерсон.

"Галоўная наша мара збылася, ўсё астатняе - бонусы"

- Наша галоўная мара збылася - мы разам, - говорит Патерсон.



А еще у них сбылись и другие мечты. Воля и Патерсон живут в квартире, окна которой выходят прямо на бухту Всех Святых, о которой писал Жоржи Амаду. Из окна Воля может каждый день любоваться закатами солнца необычайной красоты, которые рисовала когда-то в детстве акварельными красками.



- У мяне ідэальны муж - рамантычны, прыгожы, разумны, моцны, добра фатаграфуе, смачна гатуе, - говорит Воля. - З ім можна бясконца размаўляць на цікавыя тэмы. Напрыклад, мы можам параўноўваць, якія славянскія мовы найбольш падобныя між сабой, ці разглядаць разам мапу, а гэта невычарпальная крыніца для размоваў. Я адчуваю, што па спосабу мыслення, нейкіх культурных асаблівасцях для мяне бліжэй за Патэрсана нікога няма. У мяне з ім няма ні моўнага барьеру, ды ўвогуле ніякага.



Оба говорят, что когда остаются наедине, у них отключается восприятие, что они из разных стран.

- Што тычыцца самаідэнтыфікацыі, то я сябе ўсведамляю беларускай, але у значнай ступені - ўжо і баіянкай (штат Баія), - говорит Воля.

Оба сейчас магистранты. Воля обучается в Федеральном университете штата на архитектурном факультете по специальности "архитектурная консервация и реставрация". Говорит, долго выбирала тему работы и остановилась на такой: "Архітектурная спадчына як інструмент нацыянальнай ідэнтычнасці Беларусі".



Тема магистерской работы Патерсона - "Кіно ў выгнанні. Пераклад і палітыка ў постсавецкай Беларусі":

- Спачатку я хацеў пісаць пра больш вядомыя фільмы, потым стаў думаць: тут увогуле мала хто ведае пра Беларусь і пра тое, што яна завецца Беларуссю, а не "Беларусіяй". У сваёй магістэрскай працы я буду аналізаваць не кіно само па сабе, а тое, як тэкст у блоге, які піша хлопец, што жыве ў войску, ператварыўся ў фільм. Герой змагаецца за правы беларускамоўных у Беларусі, менавіта гэта мне цікава – уплыў фільма на супольнасць.

Кстати, Воля остановила свой выбор на архитектурной реставрации не только потому, что очень хочет, чтобы возродился исторический центр Салвадора, но и для того, чтобы восстановить дом, в котором вырос Патерсон.

Исторический центр Салвадора
Исторический центр Салвадора

– У нас ёсць вялікая мара. Насамрэч яна пачала фармавацца ў дзень, калі Патэрсан зрабіў прапанову, тады ён агучыў мне свае планы на сумеснае жыцце. Як мара яна прыгожая. Калі разглядаць яе як план, то ён складаны, вельмі цяжкі для рэалізацыі. Але мы верым, што гэтая мара збудзецца, – говорит Воля.

– Жыццё – гэта ўсё, што адбываецца, пакуль мы будуем планы, – улыбается Патэрсон.

Сейчас дом, в котором прошло детство Патерсона, в заброшенном состоянии. Он двухэтажный и один из этажей принадлежит семье Патерсона Франко, а второй - другой семье. Владелица этого этажа несколько лет назад умерла, ее наследники живут в других городах.

Патерсон возле дома, в котором прошло его детство. Воля и Патерсон мечтают востановить этот дом
Патерсон возле дома, в котором прошло его детство. Воля и Патерсон мечтают востановить этот дом

– Дом паціху стаў старэць – абвальваецца дах. Зараз ён зруйнаваны, у ім растуць ліяны і там ўсе вельмі дрэнна. Наша мара – выкупіць другі паверх. Але, як высветлілася, гэта няпроста, мы займаемся справай ўжо трэці год. Потым у нашых планах – адрэстаўраваць дом, – делится своей большой мечтой Воля.

Воля и Патерсон говорят, что если удастся сделать этот дом своим, они планируют не только поселиться в нем, но и открыть здесь культурный центр, хостел и много еще чего. Исторический центр города, в котором находится здание, включен в список историко-архитектурного наследия Юнеско. Дом построен в начале XX века, его стиль, по словам Воли, ближе к модерну с элементами арт-деко.

Мечты этой пары амбициозны. Воля и Патерсон прекрасно понимают это и намерены добиваться поставленной цели. Чтобы задуманное сбылось, нужно обязательно что-то для этого делать, считают они.



– Калі мы часам думаем пра нейкую справу – атрымаецца ў нас ці не, то заўсёды адзін аднаго падбадзёрваем: усё будзе добра, – говорит Воля. – І аднойчы Патэрсан сказаў: "Слухай, дык ужо добра - мы разам. А ўсё астатняе – гэта бонусы".


Читайте также:

От мечты до мечты. Фотограф и блогер об африканских племенах, предназначении денег и глобализации

От мечты до мечты. Студент из Йемена: "Я хотел учиться в Беларуси, чтобы подключить мою страну к скоростному интернету"

От мечты до мечты. Начальник женской колонии про Новый год, театр в тюрьме и желания осужденных

-10%
-50%
-15%
-50%
-30%
-50%
-10%
-10%