/

95 лет назад, в апреле 1920 года, управляющий писчебумажным магазином Шапиро на улице Губернаторской в Минске извлек из старых запасов пасхальные открытки времен Российской империи и выставил их в витрине. Обывателю в условиях польской интервенции очень хотелось поддаться настроению "Все, как до войны".

 

Однако становилось ясным, что вернуться в благостное состояние мирного пасхального праздника уже невозможно. Средний класс продолжил черный запой, о чем писала газета "Минский курьер":

"Минчане веселятся. В первый день Пасхи во все полицейские участки Минска было доставлено очень много лиц для вытрезвления".

В 1920 году обыватель пил как не в себя, начиная еще с празднования Нового года:

"Встреча Нового Года в Минске прошла помпезно и торжественно. В Управлении Минского округа, в Дворянском собрании, в городском театре, в Белом зале, в "Соколе" – везде было полно, оживленно и весело. Бурно и многолюдно прошла встреча Нового года в ресторанах "Париж", "Европа", "Фриц", где публика закутила до утра. Было там много выпито и съедено. Шампанское и вино лилось рекой. Большое оживление внесли концертные отделения. Всю ночь на улицах было оживленно. На сей раз не поскупился директор электрической станции – всю ночь горели фонари, и как будто ярче обыкновенного. Хотя официального распоряжения о ночном хождении по городу не было опубликовано, но это само собой подразумевалось, и публика свободно возвращалась домой, никем не задерживаемая". 

Пир во время чумы продолжался весной, и поводов соединить стаканы имелось достаточно. Наконец-то можно было расстаться с надоевшим каракулем…

 

…ибо вот как страдала минская буржуазия: 

"Погоня за каракулем. Наиболее любимым занятием уличных грабителей стала погоня за каракулевыми пальто, в которых любят франтить наши дамы. Грабители выслеживают дам в кинематографах и на центральных улицах, и когда те сворачивают в сторону, останавливают их и снимают пальто. Не помогает заступничество и противодействие элегантных кавалеров. Редко кому удается откупаться от любителей каракулевых одежд. На днях такое пальто было снято у г-жи В. на углу Садовой и Мицкевича. Другая г-жа О. еле отмолила свой жакет у грабителей возле Полицейского моста, уплатив какую-то сумму за "выручку" своего пальто". 

В минском обществе отчетливо проявились угарные настроения: 

"Биллиардный ажиотаж. За последнее время в местных биллиардных происходит нечто дикое: в угаре азарта, в погоне за сильными ощущениями, молодежь, почти вся молодежь, вооружилась биллиардным кием и с утра до ночи заполняет эти заведения. Не отстает в этом отношении и учащаяся молодежь. В прокопченных от табачного дыма помещениях, в густо переполненных биллиардных безусые и зеленая молодежь, люди без определенных профессий и чиновный люд проводит многие часы за "мазой" и за игрой. И нужно видеть эти воспаленные глаза, сосредоточенные взгляды, лихорадочные движения всех этих игроков и "примазавшихся" к ним. По распоряжению власти закрыты все кабаре в местных ресторанах. Неужели биллиардный ажиотаж представляет меньшее зло?" 

Слабела городская власть, служащие Минского магистрата работали спустя рукава. Из хроники:

"Вопиющее дело. Жители Комаровки указывают на следующий факт. В ближайшем к городу Комаровском лесу валяются десятки лошадиных трупов, очевидно свезенных туда и брошенных [польским] конским лазаретом. Эти трупы дохлых лошадей отравляют воздух, разнося ужасное зловоние. Между тем ближайший к городу Комаровский лес является дачной местностью и вообще имеет большое значение для жителей нашего города". 

Браконьерство в Минске. В Губернаторском саду за последнее время производится по ночам рубка деревьев. Замечено, что это делается бедным населением, проживающим в районе сада. Местными властями издано распоряжение усилить надзор за садом и лиц, замеченных в вырубке деревьев, привлекать к ответственности. 

Вздорожание сала. За последнее время вопреки постановлениям сильно вздорожало в цене сало. Цена сала на базарах и в колбасных пошла по 35-37 марок за фунт. Ветчина 40 мар. фунт". 

Фельетонист, писавший в "Минском курьере" под псевдонимом Лидия Босых, так охарактеризовал деятельность городских властей: 

Город Минск – весьма веселый

(Это было б с полбеды!),

Есть там церкви и костелы,

Есть бульвары и сады.

Есть врачи и инженеры

И иные господа,

Что работают без меры

И живут все – хоть куда.

Много дела и заботы

Здесь идет по пустякам –

И порой из всей работы

Получается лишь срам. 

Впрочем, весной 1920 года возобновились кое-какие сезонные развлечения имущих граждан, о чем писала газета: 

"Велосипедисты и наездники. Следовало бы кому надлежит обратить внимание на ретивость наших велосипедистов, от которых положительно нет прохода в Губернаторском саду и на сквере ("на сквере" – характерное выражение тогдашних минчан, означавшее Александровский сквер – современный сквер на площади Свободы. – Прим. ред.), они изволят кататься целыми группами, наезжают сзади на проходящую публику, сбивая с ног детей и т. д. Не мешало бы также, под угрозою известных кар, воспретить многочисленным наездникам, в форме и без оной, кататься верхом в Губернаторском саду". 

На треке. Правлением Общества любителей спорта постановлено официально открыть трек 1 мая. Но, благодаря установившейся теплой погоде, трек функционирует уже и сейчас: там проходят футбольные матчи, игры в теннис и т. д. Третьего дня [польскими] военными частями было на треке устроено гулянье, привлекшее многочисленную публику. 

В кинематографах. Сегодня только для взрослых в "Модерне". Дети и учащиеся до 18 лет допускаться не будут. На экране бессмертное произведение Бокаччио "Декамерон". Женщина точно цветок... Под поцелуями, как под лучами солнца, расцветает ее краса. Гимном любви также является роскошная картина "Три ночи любви (Любовные грезы)". Поэма в 6 част. с прологом и эпилогом. Почетные билеты и контрамарки действительны только на 1-й сеанс".

Ну а где же белорусская национальная культура?.. В сентябре 1919 года во время недолгого "медового месяца" с польскими оккупационными властями, которые обещали не препятствовать белорусскому возрождению, "Минский курьер" писал о начале деятельности "Товарыства працаўнiкоў беларускаго мастацтва": 

"В воскресенье 14 сего сентября в Городском театре состоится открытие деятельности названного Общества, ставящего себе целью исключительно развитие белорусского искусства и ознакомление с ним широких масс населения. Для первого спектакля поставлена будет веселая 2-х актная комедия Ивана Купала "Павлинка" с пением и танцами, отражающая быт среднего крестьянина-белорусса. В заключение разнохарактерный дивертисмент при участии хора солистов, танцоров, декламаторов и пр. Чистый сбор поступит в пользу детских приютов, частью же в пользу О-ва на расширение его деятельности". 

Спектакли продолжались и в 1920 году.

"Белорусский театр. В пятницу 16 апреля в Городском театре состоится белорусский спектакль. Будет поставлен фарс в 3 акт. "Тетка из Бразилии". Начало в 7 час. вечера. Режиссирует Ф. Жданович". 

Еженедельник "Беларускае жыццё" (архивный источник: электронная библиотека "Беларуская палiчка")

…пропагандировал белорусский театр, писал о Франтишке Алехновиче и Язепе Фарботко:

Однако молчал живший в Минске в то время Янка Купала. Поэт перенес тяжелую хирургическую операцию, долго болел. Об этом поведало весной 1920 года "Беларускае жыццё":

А минский обыватель в основном довольствовался чтивом, которое поставлял "Минский курьер". Его страницы заполнялись обычными заметками о происшествиях и криминальной хроникой:

"Почтовые фокусы. "Газета Краковская" сообщает любопытные сведения об одном письме, которое было отправлено из Минска в Варшаву 3 января и лишь теперь, в апреле, доставлено по адресу. Как оказывается, письмо шло через Америку, ибо на конверте имеется штемпель Нью-Йоркской почты.

Подкидыши. Во время ночных обходов чинами полиции обнаружены у подъездов домов несколько подкидышей, которые доставлены в приют.

Эпидемия квартирных краж. За последнее время в уголовную полицию начали поступать в большом количестве заявления о квартирных кражах. Ежедневно регистрируется до 15 заявлений о краже вещей: носильного платья, белья из квартир. По сведениям уголовной полиции в городе свила себе гнездо прибывшая компания "гастролеров" из Вильно и Варшавы. К поимке гастролеров приняты меры.

Малолетний воришка. Уголовной полицией задержан малолетний воришка В. Боровский. Несмотря на то, что ему всего 13 лет, он успел совершить значительное количество довольно дерзких квартирных краж. Боровский уже неоднократно задерживался уголовной полицией. В свободное от "работы" время юный преступник увлекался азартной карточной игрой и ухаживал за своей подругой 15-летней девочкой.

Железнодорожные воры. За последнее время по линии Минск – Варшава наблюдаются неоднократные случаи похищения у пассажиров чемоданов, тюков с товарами и т. д. По имеющимся у железнодорожной администрации сведениям, по ж. д. орудуют специальные воры. Проезжающим пассажирам рекомендуется быть осторожным и следить за своими вещами. К вылавливаемым ворам принимаются энергичные меры.

Кражи в поездах. Наблюдаются массовые случаи краж вещей у пассажиров на линии Минск – Варшава. Кражи приняли систематический характер и так напугали пассажиров, что многие купцы за последнее время не рискуют со своим товаром проезжать по железным дорогам.

Грабеж. Около 7 час. вечера по Безымянному пер. № 15 (на Ляховке) в квартиру Вигдорчика вошли 7 неизвестных и под видом производства обыска ограбили бывшие в квартире ценные вещи и одежду на сумму 30 000 руб".

Все еще печатались объявления благополучных господ вроде следующего:

"14-го сего месяца пропал по Губернаторской ул. небольшой щенок породы шотландских овчарок, рыжий, пушистый, похожий на обезьянку, с ошейником, по имени "Аза". Просят за вознаграждение вернуть в гост. "Европа", комн. № 54".

Но уже потоком шли объявления людей, которых заботили не комнатные собачки, а избавление от тяжелых вещей перед отъездом из прифронтового Минска:

Однотипными объявлениями заполнялись газеты, украшались фонарные столбы.

"По случаю отъезда продается мебель, зеркало-трюмо и др. вещи".

"По случаю отъезда продаются мебель, ковры, граммофон, пианино и разные др. домашние вещи", – и так далее и тому подобное.

В те весенние дни 1920 года Лидия Босых создала минорные строки:

Весна. Бушует Свислочь,

Залить грозится сад,

И волны плещут грязью

И рвутся и шумят.

Весна. Потоки грязи,

Зловонных луж разлив.

Испортились дороги.

И снова вспыхнул тиф.

Весна, все как и надо,

Весенний всюду гул.

Кричат коты на крыше,

А люди – "Караул!"

(Продолжение следует)

Демисезон-1920. Предшествующие выпуски:
Польские танки в Минске, или Последняя шутка буржуя >>>
Минский чемпионат по дамской французской борьбе – последняя гримаса старого мира >>>

Читайте также:
Демисезон-1919 >>>
Демисезон-1918 >>> 

-20%
-50%
-30%
-15%
-20%
-30%
-10%
-15%
0066814