/

93-летний Иван Ткачев листает обветшалые страницы своей личной книжки снайпера — истребителя фашистов. 12 сентября 1943 года он убил одного человека, на следующий день — еще одного, 15-го, 16-го, 17-го, 19-го — каждый день по одному застреленному врагу. Всего — 169 уничтоженных фашистов. Однако 70 лет после Победы Иван Терентьевич вспоминает не тех, кого он жизни лишил, а кому ее подарил: немецкую девушку-снайпера с длинными волосами и «кволого» солдатика, которого Иван Терентьевич потом случайно встретил в Москве.

70 лет назад, 2 мая 1945 года, на крыше Рейхстага в Берлине установили красный флаг. А через неделю советский народ праздновал Великую Победу.

Война навсегда изменила ее участников и сделала удивительные истории реальными. Снайпер Ткачев пожалел врага и встретил его спустя несколько лет после Победы. Немецкий солдат верил в идеологию Гитлера, но попал в плен и восстанавливал Минск. Четыре брата не планировали воевать, но спасли 1230 человек. Женщина хотела быть актрисой, а ушла добровольцем на фронт…

Об этом и другом — в нашем проекте «Война и судьбы».
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

…Конец осени 1943 года, деревня Турки-Перевоз Невельского района Псковской области. Молодой немецкий солдат несет ящик с патронами к окопу. Идет осторожно, чтобы не упасть — мало того, что вокруг темень, так еще и повязка на правом глазу. Вдруг сапог зацепил какой-то мешок. Вилли присмотрелся и обомлел — на земле лежали тела убитых сослуживцев. Несколько секунд он просто стоял, не в силах пошевелиться. Резкий толчок — и он уже на земле. Лейтенант, который сбил его с ног, даже не успел отчитать беспечного солдата. Выстрел — и он упал, сраженный пулей советского снайпера. Юноша зажмурился, будто приготовился «словить» вторую. Однако выстрела не последовало. Вилли пришел в себя и спустился в окоп к товарищам. Потом он часто вспоминал тот осенний вечер и никак не мог понять, почему выжил. Ответ на этот вопрос он случайно получил 9 лет спустя в Москве.

На тебя охотятся все

На фронт Иван Терентьевич Ткачев ушел в 1941 году, сразу после школы. 18-летнего юнца определили в разведбатальон.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Примерно через год мы вышли на задание. В траншее заметили пьяного немца. Он шутил: выглянет, помашет рукой и прячется. Комдив сказал мне: «Ну-ка, дай ему прикурить». Я взял винтовку и выстрелил примерно с 800 метров. Попал, — рассказывает Иван Терентьевич.

После этого Ивану Ткачеву вручили винтовку с оптическим прицелом и книжку снайпера — истребителя фашистов.

— Сложно было. Ведь если ты снайпер, на тебя охотятся все. Заметит минометчик или пулеметчик — будут бить. Да и в плен нас не брали. В лучшем случае сразу убивали", — объяснил собеседник.

На задания выходили парой: стрелок и наблюдатель. Последний прикрывал и подтверждал каждого убитого коллегой врага личной подписью в снайперской книжке. Учитывались только немцы, застреленные на задании. Фашисты, павшие от пули стрелка в бою, в зачет не шли.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Так у меня за 200 убитых немцев было бы. Как-то в атаке за день уничтожил под 30 врагов. Но это не засчитывалось.

На счету Ивана Ткачева 169 подтвержденных уничтоженных фашистов. Из них — 80 офицеров и 30 снайперов. Десять раз советский стрелок в снайперских дуэлях чудом оставался жив: вражеская пуля лишь разбивала прицел его винтовки.

Выстрелить не смог — пожалел

На войне было не до сантиментов. Хотя, как признался ветеран, дважды дал слабину и нарушил главный закон войны: убей или будь убитым.

— Вышли мы на задание, лежим, наблюдаем. Смотрю — вражеский снайпер. Прицелился и вижу волосы длинные. Девушка! Жалко стало, не хотел стрелять. Тут вижу, она винтовку в руки взяла. Что делать? Я прицелился и ей в руку выстрелил. После этого ее отправили в госпиталь. Больше винтовку она в руки не брала.

По словам Ивана Терентьевича, позже в немецкой фронтовой газете они увидели фотографию этой девушки с перебинтованной рукой, а в статье написали, что советский снайпер влюбился в немецкого. После этого случая гвардии сержанта вызвали к себе на беседу «особисты».

— Спрашивали: «Почему не убил?». А я и говорю, что женщина, жалко ведь. Комдив заступился и отпустили.

После войны Иван Ткачев пытался разыскать ту самую немку на фото, но тщетно.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Этот случай у Ивана Ткачева не единственный. В 1943 году у деревни Турки-Перевоз стрелок с напарником заняли позицию на левом фланге. Сквозь снайперский прицел Иван Ткачев осматривал передний край обороны немцев. Позиции были как на ладони. Немцы тут хорошо укрепились и чувствовали себя в безопасности. За день на пару с товарищем стрелки уложили четырех врагов.

— К вечеру смотрю в прицел, идет немецкий солдатик. Ящик несет. И такой он худой, кволый, с повязкой на глазу. Тут его с ног сбил лейтенант. Мой напарник застрелил офицера, а мне солдатик тот достался. Жалко стало, не выстрелил.

Выпей или на гауптвахту

Со снайперской винтовкой гвардии сержант попрощался в апреле 1944 года, когда на задании оказался под мощным артобстрелом. С поля боя его вынес медик. После госпиталя хотел было вновь взяться за старое, но у армейского начальства на него были другие планы — стал командиром расчета противотанкового орудия. День Победы Иван Терентьевич встретил в Прибалтике.

— Командующий наш всех вызвал и налил 100 грамм. А я много не пью. Даже на войне, когда нам давали по 150 грамм, я их относил старшине и менял на сахар и конфеты. Мне тогда командующий и говорит: «Ну-ка, выпей или на гауптвахту посажу». Выбора не было, — смеется ветеран.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Этих девочек могло не быть

После войны Иван Терентьевич ушел в артиллерийское военное училище, а после него — в юридическую академию. В 1952 году, прогуливаясь с товарищем по выставке ГДР в московском парке Горького, бывший снайпер заметил среди немецкой делегации долговязого «кволого» мужчину с искусственным глазом.

— Подошел, спросил, не он ли в Турки-Перевоз в 43-м был. Тот ответил, что он — после госпиталя нес ящик с патронами к пулемету, а немецкий офицер его с ног сбил. Получилось, что это я его в тот день не застрелил. Познакомились, обменялись адресами.

Собеседник Ивана Терентьевича поведал, что примерно через неделю после произошедшего солдата по ранению комиссовали в тыл, а после войны он вступил в компартию и стал идейным коммунистом.

Через несколько месяцев в академию, где учился Иван Ткачев, пришло письмо из ГДР, которое прислала Ивану Терентьевичу жена бывшего немецкого солдата. С его содержанием курсант ознакомился в кабинете начальника особого отдела.

— Там была фотография: тот солдат, его жена и три дочери с подписью, что этих девочек могло не быть, если бы я тогда выстрелил, и приглашение в гости.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Ни письма, ни фотографии Иван Терентьевич больше не видел. Второй раз прошлое напомнило о себе уже в Берлине, где бывший снайпер был на учениях. Историю прославленного стрелка раскопали газеты.

— Тогда все об этой истории знали. Позже ко мне подошли и сказали, что меня в части ждут женщина и две девушки. Зашел в комнату, женщина представилась. Оказалось, это от нее я письмо с фотографией получил. К концу нашей встречи пришла и третья дочка. Они сказали командующему, что хотят, чтобы я к ним пришел в гости. Но не сложилось.

После академии Иван Ткачев долгое время работал в военной прокуратуре государственным обвинителем, а затем более 15 лет преподавал в техникуме гуманитарные и правовые дисциплины. Некоторое время возглавлял межгарнизонные военные прокуратуры в Бресте и Витебске.

Сейчас полковник в отставке живет в Бресте с сыном. 9 мая он встретит, как и в прошлые годы, на торжественном параде.

-20%
-15%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
-22%
0066814