Елена Спасюк,

Беларусь считается страной с высоким уровнем доступности высшего образования. Однако, отмечают эксперты, вопрос получения высшего образования сопряжен с откровенной дискриминацией определенных социальных групп.
 
Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY
Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY
 

Даешь высшее образование для всех!

По данным ЮНЕСКО, Беларусь входит в число мировых лидеров по удельному весу студентов. Среди населения нашей страны в соответствующей возрастной группе 9 из 10 (91,5%) молодых людей являются студентами высших учебных заведений.

Между тем эксперты констатируют недостаточную доступность программ высшего образования для лиц старших возрастов и уязвимых категорий населения.

Социолог Ирина Дунаева считает проблемой, что в Беларуси не существует национальной стратегии по социальному измерению высшего образования, так как проблемы в этой сфере "считаются решенными".

При том, что право на бесплатное образование в Беларуси имеют все, две трети студентов в прошлом году платили за обучение. В этом году доля студентов-платников несколько снизилась, но лишь потому, что произошло сокращение числа студентов в целом.

В Беларуси получение платного высшего образования осложняется проблемами с получением и возвращением банковских кредитов из-за нестабильности финансовой системы.

В некоторых странах расходы студентов на обучение частично покрываются доходами от подработки. При этом, согласно европейским данным, у выходцев из семей с невысоким образовательным уровнем подработка носит экономический характер, то есть студенты зарабатывают на проживание. А у детей из семей с высоким уровнем образования работа рассматривается, прежде всего, как средство повышения профессиональных компетенций.

"В Беларуси работают многие студенты, - отметила Ирина Дунаева, выступая 23 марта на конференции "Модернизация системы образования Беларуси: надежды и разочарования", - однако у нас нет прозрачных механизмов устройства студентов на работу, нет рынка вакансий для них".

Белорусские стипендии не покрывают ни расходов на жизнь, ни на съем жилья в случае отсутствия места в общежитии. Получить компенсацию за съем жилья возможно (для отдельных категорий граждан), но очень сложно.
 

Статистика и жизнь - разные реальности

Ирина Дунаева обратила внимание на то, что в Беларуси очень хорошие показатели по обеспеченности студентов общежитиями - даже в сравнении с европейскими странами. 43% белорусских студентов проживает в общежитиях. В Германии - 11%, в Польше - 12%. Однако статистика выглядит очень хорошо за счет отдельных вузов, например, сельскохозяйственных, где мест в общежитиях много, а на бюджет наблюдается недобор.

Как отметила заведующая кафедрой технологий коммуникаций Института журналистики Белгосуниверситета Ирина Сидорская, в БГУ проблема мест в общежитиях очень актуальна: "Только треть нуждающихся студентов живет в общежитиях. Иногородние студенты рассчитывают на то, что жилье им придется все-таки снимать. В этом мы проигрываем региональным вузам".

Ирина Дунаева обратила внимание, что в Беларуси есть категории населения, которые ограничены в своих правах на образование, возможность получения которого гарантируется Конституцией. Например, люди с инвалидностью, люди старших возрастов или те, кто желает получать образование на другом, кроме русского, родном языке.

"Есть категории населения, проблемы получения образования которых вообще не рассматриваются. Что мы знаем о проблемах мигрантов, сексуальных меньшинств в получении образования? С точки зрения законодательства все хорошо, но на практике все не так однозначно", - сказала Ирина Дунаева.

Например, в студенческой среде меньше 1% лиц с инвалидностью, а среди населения в целом - около 6% инвалидов.

"Понятно, что есть много проблем в этой сфере, связанной с доступностью, включая транспорт, отсутствие безбарьерной среды. Есть и откровенно дискриминирующие явления. Например, таковым является необходимая при поступлении в вуз справка о состоянии здоровья. Для многих путь к получению образования закрывается именно из-за проблем со здоровьем. Путается право на образование и на работу. Другими словами, ставится знак равенства между невозможностью работать по той или иной специальности и правом учиться", - отметил Ирина Дунаева.
 

Всем ли доступно высшее образование?

Координатор проекта "Гендерный маршрут" Ирина Соломатина обратила внимание на явную дискриминацию женщин при поступлении в Академию МВД. Например, уже утвержден план приема на 2015 год. Из 420 человек планируется принять 35 девушек, то есть менее 9%.

На специальность "Правоведение" предполагается принять 208 человек, из которых 10 женщин, на специальность "Экономическое право" - 60 и 3, на специализацию "Оперативно-разыскная деятельность" - 46 и 3 соответственно.

Любопытно, что женщины не только поступают в Академию МВД по квоте, но и совсем с другими оценками.

Так, на специальность "Судебная экспертиза" в 2014 году мужчины поступали, набрав 169 баллов из 400, а девушки - 288, на специальность "Экономическое право" - 212 и 336 соответственно. На "Правоведение" среди юношей конкурса не было, девушкам надо было набрать 249 баллов.

Ирина Соломатина провела параллель с 2010 годом, когда в Академию МВД было зачислено 627 человек. Лица женского пола составили 5% от общего количества зачисленных абитуриентов (в 2009 г. количество мест для девушек составляло 10%):

"В 2010 году на факультет милиции, специальность "Правоведение", проходной балл для 199 мужчин был равен 146, для 11 принятых женщин - 268, - рассказала она. - На специальности "Экономическое право" проходной балл для лиц мужского пола был равен 165, женского - 340 для горожанок, 248 - для сельчанок. На специальность "Судебная экспертиза" зачислено 27 абитуриентов (26 мужчин и 1 женщина); проходной балл для лиц мужского пола - 169, женского - 365".

Как отмечал в 2011 году начальник Академии МВД Владимир Бачила, сотрудник милиции должен обладать определенными психологическими особенностями и моральными качествами, иметь серьезную физическую подготовку, быть выносливым и соответствовать предъявляемым к нему высоким требованиям. Кроме того, "никто не будет ждать три года, пока женщина выйдет из декретного отпуска".

По словам Бачилы, в западных странах среди проходящих подготовку в вузах МВД девушки составляют 20-25%. Но у белорусов другой менталитет, и наши женщины не готовы стоять на службе в 40-градусный мороз. Мужчина считает себя защитником и не может допустить таких условий несения службы для женщины, сказал начальник Академии МВД.

Ирина Соломатина считает подобную позицию не чем иным, как профессиональной сегрегацией: "То, что выдается за заботу о женщинах, является сегрегацией и дискриминацией. Что касается заботы о нас, то почему чистить снег можно, а о сфере милитари, где есть деньги, женщинам практически предлагается забыть? В системе МВД хорошие заработки, вот и не допускают женщин туда еще на старте".

Ирина Сидорская обратила внимание, что 60% специалистов, работающих в образовании, - женщины. При этом руководителями являются 11% мужчин и 7% женщин:

"Женщины работают в руководстве на низовых позициях. В сфере, где платят много, женщин практически нет. Где больше власти, меньше женщин. Гендерное неравенство в сфере высшего образования еще более заметно, чем в целом в Беларуси".

Ирина Соломатина отметила, что происходящее есть не что иное, как нарушение конституционного права на получение высшего образования. Эксперт с сожалением отметила, что в настоящее время в гражданском обществе нет стейкхолдеров, которые бы призвали к ответственности силовые структуры, которые в открытую нарушают права женщин на образование.
-50%
-45%
-20%
-85%
-17%
-20%
-35%
0066814