Вера Белоокая / /

Год назад в Крыму прошел референдум о статусе региона, итоги которого не признали ни страны Запада, ни Украина. Через два дня после этого Россия приняла полуостров и Севастополь в состав федерации. В годовщину этих событий TUT.BY взял интервью у одного из активных участников крымской весны - вице-премьера правительства и министра внутренней политики, информации и связи республики Крым Дмитрия Полонского. Он заметил, что полуостров не боится западных санкций, и проблем со свободой слова, несмотря на задержания активистов, там нет.



"Плевать мы хотели на все эти санкции"

В кабинете Дмитрия Полонского два телевизора – по одному идет федеральный канал, по второму – местный. На стене за его спиной два портрета – один главы Крыма Сергея Аксенова, второй – Владимира Путина. Есть в этих портретах что-то неформальное и эмоциональное одновременно. Аксенов, например, изображен во время полета, Путин – с пистолетом в тире. Фотографии в таком стиле легко представить в семейном альбоме, но не в кабинете чиновника.

Дмитрий Полонский говорит спокойно и уверенно. Но рассказывает все то, что мы уже несколько дней с фотокорреспондентом слышали от людей на улицах Симферополя. У нас легкое ощущение дежавю.

– Что в Крыму предшествовало событиям весны прошлого года?

– На протяжении многих лет Крым продолжал себя считать русским регионом, а крымчане – частью большого русского мира. Пусть где-то неявно, но сопротивление тому, что происходило в Украине, было. Это проявлялось во всех сферах, начиная от языкового вопроса. С каждым годом в программах крымских школ украинского языка, литературы и истории становилось больше, чем понятных и родных для крымчан русского языка и литературы. Я уже не говорю о СМИ, когда ситуация с ними в Украине была зачищена, а в Крыму люди покупали спутниковые тарелки и продолжали смотреть российские каналы.

Крым в составе Украины все-таки был автономной республикой со своей Конституцией, своим трехъязычием и с более 120 национальностями. Такой ситуации, как здесь, не было ни в одном регионе Украины. Подход к такому региону, если бы это был грамотный государственный подход, должен был такой: максимально разрешить людям чувствовать себя комфортно. К сожалению, у украинских руководителей мозгов на это никогда не хватало. Все, на что хватало, это год из года закручивать гайки и пытаться доказать, что Крым - это территория Украины.

Особенно явно это стало происходить в последние годы нашего нахождения в составе Украины, когда власти перестали доверять крымчанам и начали сюда массово завозить руководящие кадры. В частности, с приходом Януковича к власти все, на что хватило ума у этих товарищей, прислать сюда "донецко-макеевскую" команду. У нас даже анекдот ходил, что шахтеров вытаскивают и отправляют сюда руководить предприятиями, учреждениями, организациями, формируют из них депутатский корпус.



– Но что стало толчком для событий прошлой весны?

– Майдан в Киеве. Когда стало понятно, что под патронатом западных государств к власти в Украине стали приходить люди, настроенные не то что антикрымски или антироссийски, а антиукраински. К власти стали приходить откровенно радикальные политические силы. Когда появились "Правые секторы", расстрелы и убийства сотрудников правоохранительных органов, стало понятно, что нам с этими товарищами не по пути. Они из Крыма сделают то, во что превратили Киев и другие области, где стали сбрасываться памятники. Нашли крайнего – Ленина. Сбросили памятник – и вроде как жизнь у них должна от этого начать по-другому развиваться.

Когда на Майдане начали происходить все эти события и стало понятно, что Украина – уже не субъект, а объект международной политики, крымчане восстали. Центром этого сопротивления на тот момент стала политическая партия "Русское единство" (партия, возникшая из одноименного крымского общественно-политического движения, под таким названием зарегистрирована в Украине в 2010 году, глава партии – нынешний руководитель Крыма Сергей Аксенов, в 2014 году по решению суда деятельность партии запрещена в Украине. – TUT.BY). Верховный совет тогда принял ряд основополагающих и важных решений, благодаря которым и состоялся референдум, и крымчане со своим полуостровом вернулись домой.

– Возможны ли были события весны прошлого года без поддержки России?

– Без поддержки России и прежде всего, когда мы говорим об этом, то должны говорить об одной фигуре, президенте Владимире Владимировиче Путине, без его итогового решения, конечно, ничего бы не произошло. Вернее, мы должны понимать, что крымчане бы не сдавались. У нас было два варианта развития событий: либо мы вверглись бы в то, что сейчас можем наблюдать в Новороссии, на Донбассе, либо мы смогли осуществить то, что сделали мирным путем. У нас уже обратного пути не было, мы были готовы к сопротивлению и до последнего защищать себя и свою Родину.

– Как на полуостров попали "вежливые люди"?

– Президент об этом уже рассказал в фильме "Крым. Путь на Родину". (Владимир Путин заявил, что под видом усиления охраны военных объектов в Крыму туда перебросили спецподразделения Главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников. – Прим. TUT.BY). Вооруженные силы Российской Федерации на территории республики были всегда. Был подписан межгосударственный договор между Украиной и Россией, по которому Россия имела право иметь в Крыму военные базы и общую группировку войск до 20 тысяч военнослужащих. Российские военные для крымчан были родными людьми, офицеры уже жили в Крыму, у них были семьи, их дети ходили в школы. Русский солдат крымчанином никогда не был и не мог быть воспринят как оккупант или завоеватель. Крымчане всегда праздновали российские праздники: День России, День Черноморского флота, 23 февраля… Новый год мы всегда встречали по Москве. Это было настолько глубоко в нас, что по воле президента для того, чтобы обеспечить здесь мир и гарантировать свободное волеизъявление граждан, военнослужащие вышли из своих воинских частей на улицы и стали вместе с ополчением патрулировать улицы и поддерживать порядок.


– Как вы относитесь к тому, что страны Запада и Украина не признали легитимность референдума?

– Мы еще можем подать пример в проведении референдума. Вся юридическая процедура абсолютно четко регламентирована всеми международными документами. Эта процедура была прописана в Крымском законодательстве, в Конституции республики. Более того, на референдуме присутствовали более ста международных наблюдателей, а публичность мероприятию обеспечивали 2,5 тысячи журналистов.

То, что происходит, это очередная попытка западных стран на "белое" сказать "черное", хотя все видят, что "белое" было "белым". Все видели очереди на избирательных участках, ликование крымчан, когда были оглашены результаты референдума.

– Но после всего произошедшего последовали санкции, которые затронули и бытовые стороны жизни крымчан. Каким образом вы планируете налаживать взаимоотношения с мировым сообществом и Украиной?

– Мы со своей стороны и Российской Федерации первыми санкции не вводили. Это Украина всяческими способами, причем такими, которые граничат с понятием "геноцид", пытаются тут с нами бороться. Крыму сначала отключили воду, которая поступала по северо-крымскому каналу, который строился в советское время силами крымчан. Потом у нас отключили электроэнергию, и только благодаря работе Крыма с Российской Федерацией мы сейчас находимся в состоянии стабильных поставок электроэнергии. Потом все украинские операторы связи отсюда ушли, "Укртелеком" отключил полуостров от фиксированной телефонной связи. Украина перекрыла с нами транспортное сообщение, решила заблокировать поставки продуктов питания.

Когда мы оцениваем все эти шаги, то приходим к мнению, что все это на самом деле на благо республики. Любые трудности неизбежно заставляют работать и искать способы развивать свое. Из-за отказа поставлять продукты питания пострадал не Крым, а Украина. Ведь сюда в большом количестве, особенно в курортный сезон, завозилось много наименований продуктов питания, которые в Крыму благодаря украинской политике не производились. В случае с продуктами мы завезли их с материковой России, и проблема решилась. Перекрыли транспортное сообщение – ну, ничего, пройдет время, и мы построим мост. Ушла связь – заработала российская телефонная связь. Плевать мы хотели на все эти санкции. Пусть от них страдает в первую очередь тот, кто их против нас вводит.

– Правильно ли я понимаю, что вы не планируете возобновлять отношения с Украиной?

– Невозможно возобновить то, что мы не прекращали. Мы готовы и всегда об этом говорили, в нормальном режиме общаться. Единственное, что Украина должна понимать, что она будет иметь дело не с республикой Крым, а с российским государством. Теперь мы две разные страны.


"Крымская прописка, конечно, является проблемой. Но является ли это критической проблемой?"

Сегодня в Крыму из-за санкций не работают международные банковские системы, на полуостров не летают международные авиакомпании, а цены на продукты в магазинах сравнимы с московскими.

– Как у вас функционирует банковская система? Приехав в Симферополь, мы не смогли расплатиться карточкой нашего банка.

– Целый ряд международных компаний ввели санкции. Международные банковские системы на территории республики не работают, но ничего страшного – у нас работают российские системы. Банки у нас местные либо "дочки" крупных российских банков. Я могу уверенно говорить, что работа банковской системы восстановлена в полном объеме. Крымская банковская система интегрирована с российской.



– Как обстоят дела со строительством Керченского моста?

– Принята федеральная целевая программа Республики Крым до 2020 года. В рамках нее на развитие полуострова планируется выделить порядка 700 млрд рублей, в том числе запланировано около 230 млрд – на строительство Керченского моста. Уже проведены исследования и ведется активная работа по проектной документации, определена компания-подрядчик, которая выполнит проект и строительные работы.

Пока темпы того, что делается, позволяют сказать, что уложимся к 2018 году. Но нужно понимать, что строительство переправы – федеральная функция и курирует ее Министерство транспорта РФ. Мы со своей стороны обязаны обеспечить строительство подходов к мосту.

– Цены на продукты на полуострове сравнимы с московскими. Планируете ли вы как-то контролировать их рост?

– Рост цен характерен не только для Крыма, из-за санкций с этим столкнулись все регионы России. Плечо доставки продуктов в Крым – это дальнее плечо, и это достаточно ресурсоемкая история. Но такие цены вызваны и тем, что в регионе за все годы нахождения в Украине было практически полностью разрушено собственное производство. Чуть больше 23 лет Украина относилась к Крыму как к пасынку, которым хочется обладать и которому хочется диктовать, что делать, при этом ни в один серьезный структурный проект не было проинвестировано ни копейки.

– Тем не менее люди на улице сетуют на высокие цены…

– Рост заработных плат опережает рост цен. Реальный рост зарплат составил в Крыму за этот год – 19%. Если мы обратимся к социологическим данным, то более 80% крымчан довольны и называют свою жизнь достаточно благополучной. Мы понимаем, что люди хотели бы, чтобы цены были, как тогда, а зарплаты, как сейчас, но есть объективные моменты.

– Одна из тем, которая интересует белорусов – туризм. Полагаю, что многие белорусы хотя бы раз в жизни ездили в отпуск в Крым, сегодня ситуация изменилась. В Министерстве курортов и туризма республики не гиперболизируют проблему. Но мы общались с представителями туристического бизнеса, и они заметили, что в прошлом году сезона практически не было. Как сопоставить эту информацию?

– Какой турист приезжал в Крым в бытность Украины? Это был, как правило, малобюджетный турист, который здесь тратил мало денег. После вхождения Крыма в состав Российской Федерации количество туристов несколько сократилось, но количество денег, которое получает крымская экономика, увеличилось. В Украине туристический сегмент включал огромное количество нелегальных отелей, баз отдыха. При этом ни люди, ни власти не пытались сделать из Крыма постоянно функционирующий туристический кластер. Сегодня приоритеты изменились. Мы говорим о качестве туриста и о том, какое количество денег он оставит в экономике, и при этом серьезно работаем над инфраструктурными объектами, которые позволят увеличить турпоток. К следующему году аэропорт в Симферополе, где сегодня идет реконструкция, сможет принимать в два раза больше туристов, чем в прошлом году, а это 2,5 млн человек.

Конечно, есть пока не решенная по вине украинской стороны проблема, которая касается белорусов – отсутствие въезда в Крым железнодорожным транспортом. Сегодня мы готовы принимать поезда, но Украина их не пропускает. Для белорусского туриста самый понятный способ попадания в Крым – авиационный транспорт.




Но пока белорусы не готовы летать самолетом в Крым. Если сравнивать стоимость перелета, проживания в Крыму, то за те же деньги можно лететь в Грецию и Турцию.

– Я как патриот своего края считаю, что лучше Крыма места нет. Поэтому задача власти привести туристический сектор в соответствие с тем, что люди успели увидеть за рубежом.

– Есть ли проблемы у крымчан, которые получили российские паспорта, с получением виз в страны Евросоюза?

– Страны Евросоюза объявили санкции, но насколько мы знаем жители Крыма, которые получили в том числе заграничные паспорта, открывают визы в некоторые страны и нормально ездят. Возникают сложности в посольствах самых агрессивно настроенных государств, как, например, США. Но я считаю, что если не открывают визу в Шенген, то не надо по этому поводу садиться и плакать. В мире множество красивых мест, куда можно съездить.

– Все-таки некоторым крымчанам отказывают в получении виз?

– Крымская прописка, конечно, является проблемой. Но является ли это критической проблемой? Нет.


"К сожалению для наших "западных друзей", очень большой интерес к нам проявляют инвесторы из европейских стран"

В Крыму национализировали около 300 крупных предприятий. В том числе эта ситуация затронула активы президента Украины Петра Порошенко и его Севастопольский морской завод.

– Каким образом происходит национализация предприятий? Их просто забирают у собственника?

– В Крыму большое количество собственности, которая ранее считалась собственностью украинского государства. Она автоматически перешла республике. Как назвать этот процесс? Национализацией? Но эта собственность по большому счету всегда принадлежала крымчанам.

Второй сегмент предприятий, которые попали под национализацию, – те, что получены в свое время незаконным способом. Это объекты, которые приобретены за бесценок или обманным путем. По большому счету здесь речь идет исключительно об объектах украинских олигархов Коломойского, Ахметова и еще ряда так называемых деятелей. Национализированные предприятия осуществляют свою деятельность либо в виде негосударственных унитарных предприятий, либо переданы под государево око общефедеральных, как та же "Массандра". Она сейчас, как и лагерь "Артек", относится к Управлению делами президента Российской Федерации.



– Олигархам ничего не компенсируют?

– По некоторым объектам мы начали с процедуры принудительного выкупа. Мы не забираем, говорим, что вводим временную администрацию и что заплатим столько, сколько собственник потратил на приобретение предприятия и его развитие. Например, предприятие "Крымавтотранс" является собственником всех автостанций на территории Крыма. После того как мы ввели там временную администрацию, за первый месяц работы в бюджет республики в виде налогов и сборов денег перечислили больше, чем за предыдущий год работы! Ранее были непрозрачные схемы работы.

Мы дали большой промежуток времени собственнику, чтобы он показал, как эту собственность получил. Никто не принес ни одного подтверждающего документа. При Украине это все было покрыто коррупцией и непрозрачной передачей собственности в частные руки.

– Интересуются ли инвесторы Крымом?

– С начала года был принят закон, согласно нему в Крыму начала работать свободная экономическая зона. Сегодня уже подписано несколько крупных инвестиционных проектов. К сожалению для наших "западных друзей", очень большой интерес к нам проявляют инвесторы из европейских стран: Франции, Германии, Италии, Греции, также интересуются Индия и Китай.

– Этих инвесторов не смущают санкции?

– Абсолютно. Санкции могут быть только в голове и мировосприятии бизнесмена. Если он выстраивает экономически выгодную модель и понимает, что при сотрудничестве приобретет гораздо больше, то будет работать с нами. Одно из первых соглашений было подписано с французским инвестором – у нас построят многомиллиардный проект, парк развлечений. С российской стороны проект поддерживает предприятие, принадлежащее бизнесмену Константину Малофееву (председатель совета директоров инвестиционного фонда Marshall Capital Partners, владеет около 10% акций "Ростелекома". - Прим. TUT.BY). Проблема сегодня не в инвесторах, а в нашей организационной состоятельности. Мы за год полностью из одной правовой, экономической, политической системы перестроились в другую.


"Никакой группы, которая здесь хотела бы протестовать против российского государства, просто не существует"

Правозащитная организация Amnesty International в февральском докладе заметила, что в Крыму нарушают право на свободу слова и собраний. "Проукраинских активистов и крымских татар преследовали и задерживали; в некоторых случаях имели место исчезновения", – говорится в документе.

9 марта в Симферополе после акции памяти Тарасу Шевченко задержали троих активистов. Их обвинили в нарушении установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. После чего им присудили по 40 часов общественных работ. Одного из них уволили из школы, где он преподавал историю.



– Активистов, которые участвовали в акции памяти Тараса Шевченко, задержали, также в медиа появлялась информация о задержаниях представителей татарского населения. Создалось впечатление, что в Крыму идет борьба с инакомыслящими.

– Я ежедневно слежу за иностранной хроникой и вижу, как жестоко расправляются с народными протестами в странах Запада. Несчастные три хулигана, которые вышли на несанкционированную акцию, – это три хулигана. К ним подошли и предупредили: "Ребята, вы, пожалуйста, проводите акцию, но есть порядок. Вы не предупредили власти, не поставили никого в известность, вы проводите мероприятие незаконно". С ними провели разъяснительную работу и отпустили. Целые и невредимые вон бегают, и проблем ни с кем не возникает.

Эти периодически появляющиеся сообщения в средствах массовой информации о притеснениях… Когда я эту информацию слышу, говорю, приведите, пожалуйста, хотя бы один конкретный пример: кто-то исчез, кого-то задержали, побили, в тюрьму посадили за гражданскую позицию?

– Вот конкретно эти трое молодых людей, что они нарушили?

– Они нарушили законодательство о порядке проведения массовых мероприятий на территории Республики Крым. Организатор должен подать заявку, согласовать. Это обычный порядок, который есть и в других странах, есть и в Беларуси, я убежден. Почему власть, проводя мероприятие по плану Крымской весны (мероприятия, посвященные празднованию событий прошлого года. - TUT.BY), не считает зазорным, и я лично, как организатор, не считаю зазорным, написать заявление городским властям Симферополя с просьбой предоставить место? Почему я считаю необходимым уведомить правоохранительные органы, предупредить медицинские службы? А тут три человека пришли, стали проводить. Естественно, к ним обратились с вопросом, на каком основании они это сделали, вывели из парка, провели беседу и отпустили. Все.

– Но одного из них уволили из школы…

– Я не хочу здесь разбираться с проблемой, кого там и за что уволили. Я не знаю той ситуации. В конечном итоге, если человек считает, что с ним поступили незаконно, пусть в суд обратится, пусть пожалуется на незаконные действия. А у нас обычно как происходит в таких случаях? Ничего не произошло, и поскольку ничего не происходит, а надо и кому-то интересно, чтобы что-то происходило, на ровном месте пытаются создать некий конфликт, которого не существует.

– Если группа инакомыслящих захочет провести митинг на площади Ленина с использованием украинской символики, есть ли шанс, что им позволят это сделать?

– Я уверенно говорю, что никакой группы, кроме этих трех хулиганов, которая здесь хотела бы протестовать против российского государства, просто не существует. Не потому что власти что-то с этими людьми сделали, а потому что люди в подавляющем большинстве живут в комфортных для себя условиях. Они не хотят протестовать. Последние исследования говорят, что в Крыму самый низкий в России уровень протестных настроений. Всего лишь 7%, возможно, предполагают свои какие-то протестные истории, но перейти к конкретным действиям и пойти на митинг из них могут 2% или 3%.

Пожалуйста, если кто-то хочет проводить любую акцию, пусть проводит. Через меня ежедневно проходит большое количество материалов. Выполните процедуру и самое главное – во время массового мероприятия не нарушайте закон. Потому что если на политических акциях будут допущены призывы к разжиганию межнациональной розни, будут экстремистские какие-то заявления, призывы, направленные против государственности, то, конечно, власти и правоохранительные органы будут с такими случаями разбираться. Но это только в Крыму такое происходит? Это есть во всех странах мира. Государство всегда защищает свои права и законные интересы.

– Насколько я знаю, часть крымских татар не поддержали референдум. Какие у них сейчас настроения?

– Крымские татары – это часть крымского сообщества, включающего более 120 народностей, но одна из самых крупных. Сегодня сделано то, чего не было до этого – указом президента все народы, на которых ранее был навешан ярлык предателей, реабилитированы. Украина за все эти годы не предприняла шагов, чтобы снять с народа ярлык предателя. В Конституции Республики Крым крымскотатарский язык – третий государственный. На политическом уровне права крымских татар гарантированы на самом высоком уровне. Проблемы с крымскими татарами искусственно созданы и поддерживались украинскими властями, потому что в крымских татарах они видели противовес русскому большинству на полуострове. Последние исследования показывают, что в Крыму крайне низкая степень нетерпимости по национальному признаку. Более 90% считают, что межнациональных проблем не существует.

– Вы говорите, что нет проблем с крымскими татарами, но я не понимаю, почему Мустафа Джемилев (бывший глава меджлиса крымскотатарского народа, который резко критиковал события весны прошлого года в Крыму, а затем получил документ о неразрешении въезда на территорию России. - TUT.BY) не может приехать в Крым?

– Мустафа Джемилев занимался незаконной деятельностью, он призывал к экстремизму, разжигал межнациональную рознь. Правоохранительные органы дали соответствующую оценку и запретили въезд на территорию республики. Любой преступник или человек, который нарушает закон, должен понести наказание. С моей точки зрения, с ним очень мягко поступили. Я бы жестче поступил за то, что он сделал со своим народом.

Этот человек на протяжении 23-24 лет навязывал своему народу комплекс второстепенности. В Украине была проблема: там никогда не говорили о величии украинского народа, а все время страдали и плакали: то Голодомор мешал, то русские пришли и помешали, то еще что-то... Комплекс униженных пытались создавать и в крымских татарах – их все время обижают, им все время чего-то недодают, в то же время они изгадили весь Крым самозахватами.

– Вы говорите, что в Крыму также нет проблем ни со свободой мысли, ни со свободой слова... Должна признать, что большинство людей, с которыми мы общались на улице, поддерживают происходящее на полуострове, но были случаи, когда люди не поддерживали и отказывались общаться с журналистами.

– Выйдите на любую улицу любого города мира, и вы увидите там людей, которые будут с вами общаться открыто, а будут и те, кто не пожелает общаться. И что?

Вот свобода мысли, свобода слова… Вы привели пример с этими тремя хулиганами. Я сказал, что сделали предупреждение, отпустили. Все, нет проблемы с хулиганами. В чем еще проблема? Проблема с доступом к средствам массовой информации? Я могу вам на телевизоре пощелкать, и вы увидите такое количество каналов, в том числе - и украинских. Интернет кто-то запретил? Нет. Какие проблемы? СМИ должны действовать в рамках закона. Все, кто прошел процедуру и зарегистрирован, спокойно вещают, делают газеты и ведут интернет-ресурсы.



– Как вы можете прокомментировать слова руководства Украины, что Крым вернется в Украину, когда крымчане поймут, что потеряли?

– Жители Крыма ничего не потеряли, они приобрели Родину, достойного и выдающегося президента, достаток и спокойствие. Они столько всего приобрели, что чтобы кому-то переплюнуть эти все приобретения, я не знаю, что нужно сделать. Крым в Украину никогда не вернется. Точка.

– Каким вы видите будущее Крыма?

– Крым пока является дотационным регионом. Наша задача из дотационного региона превратиться в регион-донор, подтянуть социально-экономическое развитие. Я глубоко убежден, что сегодня в Крыму есть главное, чего, может быть, недостает другим регионам федерации и целым государствам. В Крыму уровень патриотизма и желания людей своими руками строить будущее настолько велик, что этот потенциал в обязательном порядке будет трансформирован в какие-то достижения. Это неизбежно. Крымчане показали пример стойкости и любви к Родине. Это серьезный запас прочности, который позволит нам развиваться. Если мы сами его не растеряем, будем трудиться, то пусть не быстро, но все у нас в Крыму будет хорошо.
-10%
-10%
-10%
-20%
-40%
-30%
-30%
-10%
-20%
0066814