/

70 лет назад, в начале 1945 года, газета "Советская Белоруссия" выступила с установочной статьей "Больше внимания огородничеству". После этой публикации были проведены кустовые совещания представителей партийно-хозяйственного актива, а затем в трудовых коллективах состоялись профсоюзные собрания по вопросу нарезки огородных участков. Населению освобожденных городов и поселков сказали откровенно: хлебом и жирами будете обеспечены согласно нормам военного времени, а про картофель и овощи надо заботиться самим - так, как указано в печатном органе ЦК.



Процитируем этот образец партийной публицистики:

<…> Еще в 1943 году СНК СССР в своем постановлении о мерах по дальнейшему развитию и улучшению индивидуального и коллективного огородничества обязал все исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся оказывать содействие профсоюзным организациям в еще большем привлечении рабочих и служащих, а также семей фронтовиков к индивидуальному и коллективному огородничеству. Особое внимание, - говорится в этом постановлении, - нужно уделить широкому развитию индивидуального и коллективного огородничества в районах, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков.

Опыт прошлых лет развития огородничества в городах Советского Союза показал, что урожаи, полученные с индивидуальных огородов, явились большой помощью в питании рабочих и служащих; дали возможность сократить перевозки овощей и освободить часть транспортных средств для фронта.

В этом году рабочие и служащие освобожденной Белоруссии впервые (так и сказано! – TUT.BY) будут заниматься огородничеством. Исполкомы областных, городских и районных Советов уже сейчас должны начать необходимую подготовку, позаботиться об отводе земли и развертывании агротехнической пропаганды среди рабочих и служащих.

Нужно сказать, что этому вопросу городские и районные исполнительные комитеты уделяют явно недостаточное внимание. Они еще не развернули энергичной работы по организации индивидуального и коллективного огородничества, не мобилизовали руководителей предприятий, домоуправлений на выполнение этого большого дела. Так, например, Минский городской Совет депутатов трудящихся ограничился пока только тем, что созвал совещание директоров детских учреждений, перед которыми поставил вопрос о подыскивании ими земельных участков под огороды. А в Ворошиловском районном Совете прямо заявляют: "Мы этим вопросом еще не занимались". <…>

По городу Минску для коллективных и индивидуальных огородов нужно отвести 4000 гектаров земли. Ясно, что в черте города такого количества земли не будет. Поэтому уже сейчас нужно зарегистрировать всю свободную землю за чертой города и начать отвод ее для предприятий и населения.

Ведущую роль должны сыграть профсоюзные организации. Они должны немедленно создать на всех предприятиях и в учреждениях огородные комиссии, проинструктировать их и проследить, чтобы они немедленно принялись за работу. Надо в первую очередь позаботиться о наделении землей семей фронтовиков, инвалидов Отечественной войны и партизан. Своевременно принять меры к заготовке семян, выращиванию рассады, заняться вопросом сбора и ремонта нужного инвентаря. Широко разъяснить рабочим и служащим, что богатый урожай можно получить только после того, как хорошо обработаешь и удобришь землю…
Последнее указание представлялось весьма ценным, ибо широкие массы рабочих и служащих могли и не знать, что землю следует удобрять.

Если бы партпропагандисты осмелились применять нетрафаретные приемы, то они бы, например, воспроизвели в советской печати английский плакат военного времени "Копай ради Победы. Выращивай овощи для своих детей".



Мол, глядите: даже многомиллионный капиталистический Лондон взялся за огородные лопаты! Но никто тогда не осмелился оригинальничать. А в методкабинете партполитпросветработы Минского горкома была выставлена изданная в 1942 году в Москве брошюра Н. Раевского "Выращивайте овощи".



Популярная книжечка сообщала, что "картофель, овощи и различная зелень являются одними из основных продуктов питания, они ценны еще и потому, что содержат в себе витамины – вещества, необходимые для поддержания здоровья организма". Похоже, что предназначалось это пособие исключительно белоручкам из столиц-мегаполисов. Например, такое органическое удобрение, как фекалии (в больших городах - практически единственно возможное!), целомудренно, на манер дореволюционных барышень-институток, именовалось "ночным золотом": "По свежему навозному, мусорному удобрению или удобрению "ночным золотом" производится посадка капусты, огурцов, помидоров".

Малограмотные тетки-огородницы с минской Комаровки всю жизнь разрезали перед посадкой крупные клубни картофеля: делили на несколько частей или же брали верхушки с глазками. Экономия получалась. Точно так делали их бабки и прабабки. К слову, в феврале 1945 года СНК БССР и ЦК КП(б)Б с целью дополнительного получения посадочного материала приняли постановление "О заготовке верхушек клубней картофеля". Из будущего урожая 1945 года руководителям хозяйств разрешат выдавать сдатчикам по два килограмма картофеля за килограмм верхушек.

Но после изучения московской брошюры "Выращивайте овощи" следовало утвердиться во мнении, что открытие насчет верхушек картофельных клубней принадлежит академику сталинской агрономической школы Трофиму Денисовичу Лысенко:



Вообще советская пропаганда отличалась незатейливостью и прямолинейностью. Вот, например, жителей средней климатической полосы призывали разводить овощи. А вдруг по незнанию начнут разводить бананы?..



Реальная же проблема состояла в том, что колхозы и совхозы были прежде всего ориентированы на госпоставки зерна и мяса. Эта первоочередная сельхозпродукция предназначалась для обеспечения индустриальных центров и великих строек, армии и гулаговских объектов. Колхозам, как правило, было невыгодно заниматься выращиванием картошки, капусты, морковки для жителей ближних городов и поселков. Процитирую мемуары "Так было" выдающегося государственного деятеля советской эпохи Анастаса Микояна:

"Спорным вопросом [вскоре после смерти Сталина] стало повышение заготовительных цен на картофель в целях поощрения колхозников в производстве и продаже колхозами картофеля. Цены были тогда невероятно низкими. Они едва покрывали расходы по доставке картофеля с поля до пункта сдачи. Горячо выступил Хрущев, я так же горячо поддержал его, так как понимал и давно знал, что без повышения цен нельзя поднять дело. Берия занял решительную позицию "против", но аргументы у него были совершенно неубедительные. На наш вопрос, как же тогда увеличить производство картофеля, он сказал, что нужно создавать совхозы специально по картофелеводству для нужд государства. Нам с Хрущевым было ясно, что это не может решить проблемы. И все же Берии удалось собрать большинство, и вопрос был отложен".

Берия оказался прав в том, что специализированные картофелеводческие совхозы оправдали себя, например, в Ленинградской области. Ну а в БССР, где городов с миллионным населением не имелось, практика сложилась иная. Днем горожанин в Полоцке или Слуцке стоял у станка, работал за конторским столом, а вечером цеплял ведра и тяпки к раме велосипеда и двигался на свой огородный участок. Горожанин знал, что надеяться на картошку из магазина нельзя. Если и встретишь в продаже, то это будет гниль пополам с землей.

Весной 1945 года все регионы БССР отчитывались о выделении трудящимся огородных участков и их обработке. В ЦК вопрос держали на контроле и жестко спрашивали:

"Согласно данным Управления по гособеспечению и бытустройству семей военнослужащих и партизан при СНК БССР на 1-е апреля 1945 г. обеспечено огородами семей - 146 052…

В Ново-Белице (Гомель) по вине райсовета посеяло огороды только 70% инвалидов Отечественной войны. Помощь городского Совета незначительная…".

В январе 1945 года печатный орган ЦК КП(б)Б ставил задачу отвести для коллективных и индивидуальных огородов минчан 4000 гектаров земли. Через два месяца второй секретарь ЦК Николай Киселев озвучит с трибуны цифру: "20 000 минчан получили участки под огороды, но этого недостаточно - нужно эту цифру удвоить. Этим мы добьемся значительного повышения благосостояния трудящихся города".



Или вот, например, газета "Звязда" в новостной подборке из Бобруйска на первое место ставила заметку об индивидуальных огородах трудящихся, а уже после - про озеленение города, школу для старших пионервожатых, диспут о повести Симонова "Гордый человек", шефство над госпиталями.



Ах, эти огороды послевоенных десятилетий! В раннем детстве на рубеже пятидесятых-шестидесятых годов прошлого века я еще застал коллективистские нравы, помню огородные участки на окраинах городов и поселков, да и просто на междворовых пространствах. В ту пору рядовые советские граждане дач не имели. Дачи в общем понимании - это у больших военачальников (традиционный "генеральский гектар"), у писателей-лауреатов, у народных артистов. (Что представляли изнутри загородные спецпоселки для партийной знати - то народу было неведомо, ибо периметры охраняли войска с синими околышами фуражек.) А у рабочих и служащих картошка и овощи росли на окраинных пустырях. По весне отмеряли землю и втыкали колышки с надписями химическим карандашом: "Янушкевич А. В., литейный цех". Работали тут главным образом женщины и подростки. Мужчины - бывшие фронтовики, инвалиды - в это время вели под пиво беседы в "Голубых Дунаях".

Приятелем моего отца Сергея Петровича был ветеринарный врач Григорий Максимович Блажевич. По весне он привозил нам на участок телегу навоза. Пока мама вилами разбрасывала удобрение по грядкам, папа и дядя Гриша опорожняли в теньке бутылку "Особой московской" (цена - 2 р. 87 к., пробка - белая "бескозырка") и смешно пели на мотив "Ой, цветет калина в поле у ручья":

Выросла картошка и зеленый лук,
И живет в картошке колорадский жук.
Он живет - не знает ничего о том,
Что Трофим Лысенко думает о нем!


А теперь задам знающим читателям TUT.BY вопрос. Почему полвека назад, когда народ не знал полиэтиленовой пленки, помидоры размером с кулак отлично вызревали на белорусских огородах?..

Сделаю сравнительное историческое отступление. Как снабжался Минск овощами в годы Первой мировой войны?

Весной 1917 года городские власти устроили в Серебрянке и других местностях под Минском так называемые общественные огороды. В качестве основной рабочей силы использовались беженцы и военнопленные (коренным минчанам было, верно, "недосуг"), а заведовал огородами инструктор Минского общества сельского хозяйства В. А. Рыбский – великий энтузиаст своего дела. По воспоминаниям современников, он устроил на отпущенные 36 тысяч рублей посадки на пространстве 50 десятин. В мае 1917 года "Минская газета" писала:

"Работы по устройству в Минске общественных огородов подвигаются вперед. Всеми работами руководит специалист-агроном под общим заведованием членов городской огородной комиссии. На этих днях ожидается прибытие из Москвы большой партии семян. Для удобрения огородов будут утилизированы навоз и мусор, собираемый при очистке городских улиц и дорог. В настоящее время на городских огородах работают команда военнопленных и артель беженцев. Свыше 1000 пудов картофеля уже посажено. Открыта продажа семян на льготных условиях. Пока выдаются семена моркови и свеклы, а впоследствии - огурцов, капусты, брюквы".

А вот осенние результаты 1917 года (еще до Великой Октябрьской социалистической революции, когда придут большевики, поделят капусту, а пленных мадьяр возьмут на службу в ЧК):

"Городские общественные огороды дают хороший урожай. Из овощей в большом количестве имеются картофель, капуста, огурцы, морковь, горох, свекла. Пока овощи с огородов продаются лишь в двух лавках Минска по Захарьевской и Преображенской улицам. Когда же ими будут торговать по дешевым ценам и мясные лавки, это окажет влияние на урегулирование в городе взвинченных цен на овощи…

Успех огородов превзошел всякие надежды. Причем культивировались высшие сорта овощей: на 25 десятинах - картофель "силезия", на 10 десятинах - капуста "брауншвейгская", на 2 десятинах - морковь "нантская". Еще здесь выращивали свеклу, огурцы, горох, лук, петрушку, красную и брюссельскую капусту, брюкву, щавель, помидоры.

Общественные огороды в Людамонте, Михалянке и Серебрянке представляли красивое для глаз зрелище. Урожай настолько значителен, что снятие овощей и картофеля представляет немалые трудности. Одной только капусты 30 000 пудов. Некоторые головки капусты доходят до 25 фунтов весом и могут оказать честь любой выставке. К сожалению, огурцы были побиты заморозками.

В настоящее время заведующий огородами В. А. Рыбский прилагает все усилия, чтобы собрать этот огромный урожай, который в состоянии прокормить значительную часть населения и быть регулятором цен на овощи. Однако уборка урожая в опасности ввиду откомандирования работающей на огородах партии военнопленных". (Вестник Минского губернского комиссариата)

Такая, знаете ли, была в Минске "разруха и голод" до прихода большевиков, что когда традиционно высоких в культуре огородничества мадьяр, которые для нашего ленивого обывателя вырастили 25-фунтовые (11,3 кг) кочаны капусты, решили перевести на другие работы, то это создало "опасность".

…Посевная кампания 1945 года откроет страшную беду: огромное количество неразорвавшихся снарядов, мин, авиабомб на полях Беларуси. Из телеграммы секретаря Витебского обкома КП(б)Б В. Н. Кресика заведующему военным отделом ЦК КП(б)Б Н. И. Прохорову: "Приступили к разминированию. Разминировано 31 квадратных километров, работает осоавиахимовских 17 команд, 11 военных команд. Начали разминирование во всех районах области, за исключением Лепельского и Бешенковичского. Несчастных случаев: 10 человек разминеров убито, 17 ранено…".

О подвигах юношей допризывного возраста и девушек-добровольцев в командах разминеров будет рассказано в последующих публикациях.

(Продолжение следует.)

Белорусские хроники 1945-го. Все выпуски проекта >>>
-30%
-10%
-60%
-70%
-20%
-26%
-20%
-15%
0066771