/

После случаев с задержанием журналистов, кандидата наук из Геологического института РАН и обычных туристов мы задались вопросом, что делать, если останавливает милиция. TUT.BY собрал несколько примеров странных задержаний и узнал, как вести себя с сотрудниками правоохранительных органов в такой ситуации.

Фото с сайта n1.by
Фото с сайта n1.by

За нарушение Правил дорожного движения… изъяли флешки

Фотографа Сергея Балая милиция задерживала четыре раза.

В 2011 году, будучи фотокорреспондентом "Салiдарнасцi", он поехал делать репортаж о том, как жители Островца относятся к строительству АЭС.

– Я уже со всеми поговорил, все сфотографировал. На вокзале ко мне подъехал мужчина в штатском, показал удостоверение оперуполномоченного, проверил документы и уехал. Потом прибыл начальник местной милиции, и меня отвезли в отделение. Благо, времени до автобуса было достаточно.


В отделении Сергея попросили написать объяснительную: зачем был в Островце.

– Достаточно вежливо, кстати, обращались, даже не просили показать, что я наснимал, и фото не удаляли. В отделение из редакции прислали факс о теме задания.

Второе задержание было во время "революции аплодисментов" в июне 2011 года.

– Люди шли по Минску и хлопали, а мы бежали рядом [с камерами]. Спецназовцы "паковали" тогда всех: кто хлопал, кто не хлопал. На моих глазах забрали человека, который только вышел из ГУМа с купленными боксерскими перчатками. Загребли и военнослужащего, по-моему, прапорщика. Он возмущался: "Пацаны, вы что?! Я же на работу опаздываю. Вот документы". "Всех, значит, всех", ответил начальник омоновцев. Вместе со мной задержали журналистов Александра Борозенко и Алеся Пилецкого – ехали в одном автозаке. И хоть много-много раз говорил, что я журналист, показывал редакционное удостоверение, никто его не смотрел. Закинули в автозак, там сидел избитый правозащитник. (Спустя год в Следственном комитете давал показания, что он действительно был избит.) Омоновцы вели себя просто как быдло. После таких встреч к этим людям начинаешь относиться очень конкретно".

Фото с сайта: freeregion.info

В Центральном РУВД переписали данные фотографа, технику не смотрели. А через три часа представителей СМИ освободил пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома Александр Ластовский.

– Тогда хотя бы раз в РОВД съездили все фотографы. Похоже, была установка припугнуть нас.

Еще раз задержали Сергея летом 2012 года в Светлогорске.

– Мы ездили на общественное слушание по строительству нового химзавода. Перед заседанием собралась толпа, все громко обсуждалось, а мы фотографировали происходящее.

Задержали уже после заседания, когда корреспонденты уезжали, гаишники. Мол, нарушили правила движения. Хотя Сергей говорит, что не нарушали. В милиции осмотрели вещи, изъяли флешки – объяснили, что они являются вещественными доказательствами несанкционированного слушания. "Тогда в милиции мы провели часов пять. После несколько раз писал им, но все равно флешку так и не вернули".

Четвертое задержание случилось в Минске.

"Во время парламентской кампании 2012 года я целый день ездил по Минскому району – фотографировал выборы. Вечером на Октябрьской площади должен был состояться концерт БРСМ. Было пасмурно, и на площади никого не было. Милиция в переходе сказала, что концерт отменили. Я сделал ровно три кадра пустой площади. Как из-под земли появились какие-то ребята в штатском, отвезли в Центральное РУВД. Думали, что собираю информацию для оппозиции. Через три часа отпустили, но снимки удалили".

Во всех случаях с собой у Сергея Балая было редакционное удостоверение. При каждом из задержаний редакция присылала в милицию факс, в котором указывала цель поездки фотокорреспондента. И сам Сергей говорил, что имеет право выполнять свою работу по закону о СМИ и согласно 51 статье Конституции.


Милиционер "перепутал" белорусский язык с… ругательством

Фото: TUT.BY

Для фотокорреспондента TUT.BY Вадима Замировского задержания стали уже привычным делом: приводы в отделение были не раз и не два. Вадим считает их издержками профессии и вспоминает только о необычных случаях, связанных с задержаниями.

– Я только перешел из "Минского курьера" в "нячэсную" "Белгазету". За это пресс-служба Мингорисполкома была на меня обижена. Поэтому на одно из мероприятий с участием мэра города меня очень не хотели пускать. Представители пресс-службы практически становились грудью, но не могли ничего сделать: встреча-то открытая. Работники попросили дежурившего сотрудника РУВД задержать меня. Даже видел, как показывали в мою сторону. Пожилой такой милиционер отвел меня в отдельный кабинет, проверил документы и, убедившись, что я журналист, пожал плечами: "Не понимаю, что они от тебя хотят".

Для бывшей супруги Вадима забавный инцидент обернулся 10-ю сутками на Окрестина. Протокол о ругательстве в общественном месте составили за... вопрос на белорусском языке. Рассказывая об этом протоколе, Вадим употребляет слово "пришили".

– Это было во время молчаливых акций. Она задала милиционеру вопрос по-белорусски, тот подумал, что она активистка, и сразу задержал ее.

Для Вадима задержания еще никогда не заканчивались "сутками", обычно в РУВД он проводил по три часа.

Фото с сайта rus.azattyq.org/

Вадим говорит: в случае задержания нечего даже мечтать, что разъяснят права.

– В лучшем случае в тот же автобус заходишь сам (и все равно вслед летят пинки), в худшем – заносят.

Чуть что, все резко становятся матерщинниками

Оснований для задержания человека много. Они прописаны в законе об органах внутренних дел, рассказывает заместитель председателя незарегистрированного правозащитного центра "Весна" Валентин Стефанович. Задерживать и доставлять в отделение можно для установления личности, если человек подозревается в совершении административного правонарушения (например, на него укажут свидетели). Или даже когда приметы человека совпадают с приметами подозреваемого в совершении административного правонарушения.

Белорусский ОМОН. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Но даже если основания для задержания нет – их найдут, не сомневается правозащитник.

– Обратите внимание, как в Лоеве вышли из ситуации. Процессуально оснований для задержания не было – и в милиции все оформили как брань в общественном месте. Так человек получил 10 суток.

Правозащитник усмехается: перед выборами, визитом Путина, чемпионатом по хоккею в Беларуси все резко "начинают ругаться матом".

– И судебные органы не делают выводов, откуда такая закономерность? Во время молчаливых акций [летом 2011 года] задерживали всех массово. И тех, кто просто хлопал в ладоши, оформляли как матерщинников.

Несколько таких решений, кстати, было отменено Верховным судом.

Стоит ли отстаивать свои права?

– Есть случаи, когда нам, правозащитникам, это удавалось, – говорит Валентин Стефанович.

Совсем недавно в правозащитный центр обратился молодой человек, задержанный в клубе "Пираты". Тогда всем гостям заведения устроили дактилоскопию и видеофиксацию, а потом отпустили без предъявления обвинений, протоколов об административном правонарушении не составляли. Через какое-то время молодого человека вызвал участковый и, ничего не объясняя, вручил официальное предупреждение о недопущении экстремистской деятельности. Предупреждение обжаловали, и суд Первомайского района его отменил.

– Какой экстремизм? Парня раньше никогда даже не задерживали. В законе об экстремистской деятельности написано, что выносить предупреждение можно, только если есть информация: лицо ранее занималось экстремистской деятельностью или готовит что-то подобное.

Из-за предупреждения, вероятно, гостя клуба поставили бы на учет, а это может стать основанием к ограничению права на выезд за границу, рассказывает юрист.

Необоснованные действия работников милиции (задержание, удаление фотографий) можно оспорить, обратившись в прокуратуру или в судебном порядке. Лучше сразу подавать в суд, говорит правозащитник.

– Потому что в этом случае проводится публичный процесс, и можно пригласить журналистов послушать, о чем будут говорить товарищи милиционеры. Прокуратура же, как правило, пересылает жалобу в РУВД, действия которого обжалуешь.

Что делать, если задержала милиция?

Железное правило: ни в коем случае не оказывать сопротивление. При определенных условиях обвинение в том, что вы оказывали сопротивление работнику милиции в исполнении обязанностей по охране порядка, может привести к возбуждению уголовного дела, говорит Валентин Стефанович. Не стоит хвататься за форму милиционера, хамить, отталкивать сотрудника.

Упираться точно не стоит, соглашается фотограф Вадим Замировский.

– Особенно если у тебя с собой дорогая аппаратура. Отстаивать свои права хорошо, но не совсем разумно что-то доказывать разъяренному омоновцу.

Фото с сайта telegraf.by

В первую очередь стоит спросить про основания для задержания, рассказывает юрист правозащитного центра "Весна" Анастасия Лойко, попытаться узнать, кто задерживает – его имя или номер специального значка на форме. Можно потребовать, чтобы показали документы.
Юрист рекомендует сделать звукозапись процесса, но не раздражая сотрудника милиции.

Милиционер имеет право забирать при задержании личные вещи. Но это должно быть обозначено в протоколе задержания, или милиционер должен составить отдельный протокол извлечения.

Вадим Замировский говорит, что лучше всего во время задержания (уже в автобусе или машине высоки шансы, что заберут телефон) привлечь внимание коллег или знакомых.

– Хоть кто-то будет знать, куда ты пропал. К тому же коллеги могут попытаться тебя освободить.

Например, при последнем задержании, когда Замировский фотографировал строящийся Дворец Независимости, удалось позвонить главному редактору интернет-портала TUT.BY Марине Золотовой. После общения с ней сотрудники милиции отпустили фотографа.

Российскому гражданину в Лоеве во время задержания помочь было некому. А сам себе не помог бы. Хотя в течение 5 суток задержанный имеет право обжаловать постановление, но самостоятельно сделать это нереально, обращает внимание правозащитник.

– Как, сидя там, можно оплатить ту же пошлину за обжалование, мне непонятно. Обычно с этим помогают родственники. Поэтому у россиянина практически не было шансов, – говорит Валентин Стефанович. – Можно представить впечатления кандидата наук от поездки в Беларусь. Так и хочется сказать: "Это Беларусь, детка!"

  • В протоколе об административном правонарушении есть поле, где задержанный может написать свои пояснения. И никто не имеет права запретить это сделать, отмечает Анастасия Лойко.
  • Милиционер обязан выдать на руки копию протокола об административном правонарушении и копии документов об изъятии вещей.
  • Человеку не могут отказать в воде и даже еде, если он задержан надолго. Поход в туалет тоже нельзя запретить.
  • Как только сотрудник объявил, что лицо задержано по подозрению в совершении административного правонарушения, с этого момента человек может вообще отказаться от любых объяснений: он имеет право не свидетельствовать против себя, близких родных и т. д. (ст. 27 Конституции).
Четыре часа в милиции за фото здания. Что в Беларуси можно фотографировать без последствий >>>

МВД прокомментировало случаи задержания фоторепортеров: речи о запрете съемок административных зданий не идет >>>

Турист, из-за которого появился документ МВД о задержании за фотосъемку, рассказал о 10 сутках в гомельском изоляторе >>>
-15%
-21%
-50%
-20%
-50%
-10%
-20%
-10%
-15%
-10%