/

Российский турист, которого осудили на 10 суток после фотосъемки административных зданий в Лоеве (Гомельская обл.) и который якобы явился формальной причиной запрета на съемку административных зданий по всей Беларуси, поделился с "Нашей Нивой" обстоятельствами своих злоключений.

Алексей Колесниченко. Фото из страницы "ВКонтакте"
Алексей Колесниченко. Фото из страницы "ВКонтакте"

В феврале научный сотрудник Геологического института Российской академии наук кандидат геолого-минералогических наук Алексей Колесниченко отправился в путешествие по ближнему зарубежью. "В Беларуси я бывал уже не раз. На сей раз я заехал с севера, через Полоцк попал в Минск, затем направился в Гродно, Свислочь, Барановичи, Ляховичи, Бобруйск и Гомель. Из Гомеля на 2 дня ездил в Киев".
 
23 февраля Алексей приехал из Киева в Беларусь. В этот же день его и задержали.
 
"В 4 утра я на поезде приехал в Гомель из Киева. Погулял по центру часа полтора, посидел в кафе до его закрытия в 6 утра, съел два из пяти бутербродов, которые накануне мне приготовил друг в Киеве, и меня понесло дальше. Ближайшим крупным городом на пути был Лоев, в 100 км к югу от Гомеля. Следующим городом на моем туристическом пути должен был стать Брагин, который раньше входил в Чернобыльскую зону отчуждения, но моя дальнейшая судьба сложилась иначе", — рассказывает Алексей.
 
В Лоеве он фотографировал "все подряд". Так сложилось, что в объектив камеры Алексея попало и здание Лоевского РОВД.
 
"На часах было ровно девять утра, когда в Лоеве ко мне подошли двое милиционеров и попросили предъявить паспорт. Я предъявил свой российский паспорт, после чего мне предложили пройти в отделение внутренних дел. Я прошел, меня пробили по базе данных и вроде бы готовы были уже отпустить, но, как метеорит в Челябинске, на мою голову свалилась необходимость также поговорить с начальником Лоевского ОВД. Ждать его пришлось 3,5 часа. Через некоторое время после того, как он приехал, меня проводили в его кабинет на втором этаже и начался разговор".
 
"Зачем приехали, сколько дней находитесь в Беларуси, зачем ездили в Украину, в каких городах были" — это около 2% вопросов, которые он мне задал минут за 40 пребывания в его кабинете", — описывает свое задержание Колесниченко.
 
На камере-"мыльнице" Алексея кроме снимков Лоевского ОВД нашлись и фото вокзалов, аэропортов, самолетов (что неудивительно, поскольку Алексей увлекается авиацией, является волонтером в музее авиации в Монино и принимает участие в восстановлении советского лайнера "Ту-144").
 
Затем с Алексеем решили побеседовать сотрудники местного отделения КГБ. В отличие от милиционеров, по словам Алексея, те задавали вопросы профессионально. В общей сложности сотрудники КГБ беседовали с Алексеем несколько раз — один раз даже с применением детектора лжи. Сам Колесниченко говорит, что службисты так от него ничего и не добились и отдали его обратно милиционерам. Те составили на него протокол за нецензурную брань в общественном месте, и в результате Алексея осудили на 10 суток по статье 17.1 Административного кодекса Беларуси. На свободу он вышел 5 марта.
 
Алексей говорит, что ничего подобного с ним никогда не случалось. По его словам, он хотел бы пожаловаться, но не уверен, будет ли это делать:
 
"В изоляторе временного содержания сокамерник посоветовал написать заявление в генпрокуратуру в России, но, во-первых, у меня нет копии приговора суда, а во-вторых, если дело пойдет, то назначат суд в Гомеле и мне придется туда ехать, и кто знает, что там со мной будет. Могут еще что-нибудь приписать. В Беларусь в ближайшее время не поеду".
 

Пострадали все

В результате задержания Колесниченко пострадал не только он сам, но и все белорусы. Из-за того, что 23 февраля гражданин России в Лоеве сфотографировал РОВД, 25 февраля заместитель министра внутренних дел Мельченко подписал распоряжение, обязывающее пристально относиться к тем, кто фотографирует административные здания.
  
Напомним, 7 марта в Ивье за фотографирование административных зданий задержали группу блогеров из Минска.

4 марта за съемку здания и помещения суда Заводского района Минска задержали фотокорреспондента Владимира Гридина. В милиции задержанный провел около полутора часов. Более того, его заставили удалить снимки. По словам Владимира Гридина, в УВД ему пояснили, что снимать здание и помещения суда было нельзя, потому что есть некий список зданий, снимать которые запрещено. Как пояснила пресс-секретарь Верховного суда Юлия Ляскова, сам процесс корреспондент не снимал, а стал фотографировать конвоиров в коридоре, когда они поднимали обвиняемого по другому делу.

2 марта в Глубоком независимого журналиста, члена ОО "БАЖ" Дмитрия Лупача не впустили в райисполком с фотоаппаратом Nikon в сумке. Милиционер заявил, что "с профессиональными фотоаппаратами" вход в райисполком запрещен, сославшись на распоряжение управделами райисполкома.

1 марта охраняющие посольство России запрещали журналистам фотографировать у здания людей, которые несли цветы и свечи в память об убитом российском политике Борисе Немцове.

27 февраля четыре часа в опорном пункте в Первомайском отделении РУВД провел в пятницу и сотрудник "Комсомольской правды" в Белоруссии", после того как сфотографировал новую подсветку здания Академии наук на проспекте Независимости в Минске. Милицию вызвал охранник. Сотрудники правоохранительных органов задержали Дмитрия Ласько для установления личности. Позже фотограф рассказал, что "милиционеры сослались на какое-то постановление Министерства внутренних дел Беларуси от 25 февраля 2015 года, в соответствии с которым якобы запрещено фотографировать административные здания".

В МВД Беларуси, комментируя недавние случаи, сообщили, что сотрудники милиции имеют право знать о целях съемки административных зданий по причине обеспечения безопасности и предотвращения возможных угроз. Правда, о запрете видео- или фотосъемки административных зданий речь не идет. В соответствии со ст. 25 Закона Беларуси от 17 июля 2007 года "Об органах внутренних дел Республики Беларусь" сотрудники органов внутренних дел в целях выполнения задач в пределах своей компетенции имеют право проверять у граждан при подозрении в совершении ими преступлений, административных правонарушений документы, удостоверяющие их личность, а также документы, необходимые для проверки соблюдения ими правил, надзор и контроль за выполнением которых возложены на органы внутренних дел. По сообщению ведомства, в отдельных эпизодах съемка сопровождала откровенно хулиганские действия, пояснили в министерстве.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-25%
-20%
-20%
-70%
-70%
-10%