/ / Фото: Дарья Сапранецкая

— Сколько психологов необходимо, чтобы поменять лампочку?
— Достаточно одного, если лампочка готова меняться.

Двухнедельный американский марафон завершался в Вашингтоне. Десятки интервью и сумасшедший ритм американской жизни, в Нью-Йорке, кажется, достигший апогея. Работа 60−70 часов в неделю — норма, еда — на бегу, семья — на бегу, стрессы, заедаемые фастфудом и запиваемые алкоголем, — тоже на бегу. На вопрос, с кем еще хотим пообщаться в Штатах, в шутку требуем психиатра, но сразу становится очевидным — чтобы понять, как американцы выживают в вечной гонке, нам действительно нужен специалист.

Спецпроект TUT.BY «Америка в лицах» — об Америке и простых американцах, пообщавшись с которыми, мы поняли, что войн и ненависти в мире было бы намного меньше, если бы люди на разных концах планеты лучше знали друг друга. Сколько можно заработать, если забыть о 40-часовой рабочей неделе? Почему американцы не женятся в 30 лет и разводятся в 80? Сколько зарабатывает и о чем мечтает американский полицейский? Стоит ли ехать в Штаты, если вы решили стать звездой? Как американцы относятся к смертной казни? Чего хотят американские мужчины и за что простые граждане разлюбили первого в истории страны чернокожего президента? Мы также расскажем, как американцы умудрились запустить проблему ожирения, и выясним, сколько сил и денег тратят на борьбу с ним. Мы оценим с вами результаты труда американских фермеров и заглянем в самый лучший в США приют, помогающий бездомным животным. Оставайтесь с нами!

Психоанализ? Это долго и дорого

— 10−12% американцев имеют проблемы с алкоголем, еще 10−12% — с наркотиками. У 10−15% — проблемы с психикой в виде депрессий, биполярных расстройств, шизофрении, синдрома дефицита внимания, расстройства аутистического спектра. Основная причина — стрессы. Повседневная жизнь Нью-Йорка, Вашингтона, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса — это очень-очень много стрессов. Люди пытаются преуспеть в профессии, решить проблемы семьи. Люди не выдерживают, — подтверждает наши впечатления психолог.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

В следующем году у психолога Фредерика Олджена (Frederich Oeltjen) профессиональный юбилей — 50 лет. Своего первого пациента он осмотрел в 1966 году, частную практику ведет с 1978 года. Большое влияние на то, как оказывается психологическая помощь, оказал фрейдизм и психоанализ. «Кушетка, рассказ, свободные ассоциации — и в итоге люди полагают, что решают свои проблемы», — рассказывает Фред.

В его репликах о психоанализе чувствуется легкая ирония.

— Это долго и дорого. Можно лежать на кушетке по четыре дня в неделю десять лет, проговаривая свои проблемы, и никогда не почувствовать улучшения. И это действительно безумно дорого! — поясняет Фред.

Сейчас в США пытаются сбалансировать медикаментозные способы лечения с психологическими

В 50−70-х большое влияние получила биологическая теория, согласно которой во время депрессии в мозгу возникает дисбаланс серотонина и дофамина. Начался период активного использования антидепрессантов, нейролептиков. Сейчас здесь пытаются сбалансировать медикаментозные способы лечения с психологическими.

Популярное направление — когнитивно-поведенческая психотерапия с ее предпосылкой, что причиной фобий и депрессий становится преувеличенное и хроническое переживание, негативные установки. Клиент и терапевт должны прийти к соглашению о том, над какой проблемой им предстоит работать, рассказывает психолог, и целью будет именно решение проблем, а не изменение личностных характеристик или недостатков пациента.

— Очень простой пример: человек слишком много пьет. Он себя плохо чувствует, семья нервничает. Когда мы что-то делаем, мы ведем внутренний диалог. Он может звучать примерно так: «У меня ужасная работа. Я работаю в центре Манхэттена. Я встаю в 4 утра. Добираюсь со своего Статен-Айленда чертовым вечно переполненным метро. Это невыносимо! Я должен с этим что-то делать! Я должен выпить. И побольше. И повторять почаще». Человек дает себе иррациональное послание, неправильный выход. Он вовсе не должен пить, чтобы справиться со своей жизненной ситуацией. Надо помочь человеку сформировать более разумный, рациональный выход из ситуации. Это упрощенно, но люди действительно справляются. Особенно с помощью легких психотропных препаратов.

А что, собственно, случится, если вы не получите заветную должность к обозначенному возрасту?

Проблемы с психическим здоровьем — это сочетание биологических факторов и факторов внешней среды, уверен Фредерик Олджен. Так что можно жить в большом городе и быть здоровым, только хорошему доктору придется разобраться с тем, в какой степени от каких факторов это зависит, найдя способ их сбалансировать.

— Люди часто путают необходимость и свои личные установки. «Мне необходимо жить в Москве» — это может быть действительно необходимым. «Я должен работать в МИД и стать начальником управления до 35 лет, а иначе я буду лузером» — это иррациональный посыл. Из-за него человек начинает слишком много работать, пить, бить жену, злиться на детей, без конца посещать психолога, который ему не поможет, доза антидепрессантов будет увеличиваться, и его жизнь окончательно превратится в ад. Я упрощаю, но это частый ход мыслей. А что, собственно, случится, если вы не получите заветную должность к обозначенному возрасту?

Депрессия — забавная вещь

Самыми мощными стрессовыми факторами чаще всего становятся профессиональные. На вопрос о самой стрессовой профессии Фред отвечает лаконично: «Моя!»

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Психология и психиатрия очень стрессовые профессии, — продолжает он. — Много пациентов, все проблемные, много негатива. Очень много стрессов у адвокатов, представляющих интересы клиента в судах. Они в постоянном состязательном процессе с не менее квалифицированным специалистом и должны быть готовы к любым вопросам, любым поворотам дела. Многие считают, что очень высок уровень стресса у хирурга, но тут все не так плохо: они заходят в операционную, где тихо, не трезвонят телефоны, на них никто не орет и чаще всего все происходит рутинно, они привыкают к своей ответственности.

По мнению специалистов, выше уровень стресса, к примеру, у архитектора большого города, который должен угодить вкусам и потребностям разных людей, часто противоречивым, справиться с бюрократическими заморочками, или у финансистов, управляющих активами клиентов, где одна неудача может разрушить бизнес и карьеру.

Самый распространенный итог перегрузок и стрессов на работе — депрессия.

— Депрессия — забавная вещь. У нее тоже есть биологическая составляющая и внешние факторы. И хороший доктор должен в этом разобраться. Депрессия может начаться с легких симптомов. При отсутствии коррекции и должного внимания, они будут постепенно усугубляться. Они, как мы говорим, подкармливают себя, становясь все серьезнее и серьезнее. Основная проблема депрессии в том, что по мере нарастания симптомов у нас убывает энергия, нарастает беспокойство, становясь все более разрушительным, — рассказывает Фред.

Масштабы проблемы растут, но многие жертвы заболевания не представляют, как подойти к решению проблемы, с кем об этом стоит поговорить, а уж приема лекарств опасается большинство.

Если вам помогает разговор с друзьями, почему нет? Это как минимум дешевле

— Но в США хотя бы есть традиция обращаться за психологической помощью, — отмечает психолог. — В некоторых странах, к примеру, в России, есть предубеждения против этого, в Иране обращение за психологической помощью — табу.

Впрочем, ничего плохого в том, что человек часто предпочитает поговорить о своих проблемах с друзьями, а не с психологом, специалист не видит. «Если вам это помогает, почему нет? Это как минимум дешевле», — отмечает он. А вот обсуждение проблемы в соцсетях вряд ли поможет.

— Важно доверять тому, с кем вы обсуждаете свою проблему, — аргументирует Фред. — Если вы говорите с тем, кому доверяете, вам будет проще найти рациональный выход. Вам не надо беспокоиться о том, кто и как воспримет вашу проблему, как в случае общения онлайн.

350 долларов в час? Виски дешевле!

Одна из самых серьезных проблем в США — доступность психологической помощи, отмечает Фред.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Есть психотерапевты, которые так впечатлены своими возможностями, важностью и громким именем, что в час они просят 300−350 долларов. Конечно, клиенту дешевле запить свою проблему Jack Daniel’s! — возмущается Фред.

Его ставка скромнее, 55−150 долларов за час в зависимости от обстоятельств обращения, страховки и т.п.

— Есть очень бедные люди, к примеру, ко мне приходили две женщины из Южной Америки. У них были проблемы с алкоголем. Они реально очень хотели вылечиться. Все, что они смогли потянуть, — 10 долларов за визит. У нас такая профессия, что хочется помочь, когда ты понимаешь, что у человека есть шанс. Хотя понятно, что помочь всем бесплатно невозможно.

США — страна эмигрантов, что всегда приходится учитывать при психотерапии. Одни пациенты прилежно выполняют все назначения. Вторые считают, что знают куда больше своего доктора, могут давать ему советы и с порога заявляют о своей гениальности.

Есть тип слегка параноидальный, подозрительный. Это типично для клиентов из стран бывшего Союза

— Если психолог принимает это, вы поладите, — смеется Фред. — Много также пациентов, попавших ко мне после того, как их остановили пьяными за рулем. У них агрессия — я тут вообще ни при чем, это все полицейский. Есть тип слегка параноидальный, подозрительный — он меня не знает, но как-то не доверяет. Это типично для клиентов из стран бывшего Союза. Но, привыкнув, они могут быть хорошими пациентами. Обычно это люди интеллигентные, хорошо образованные, неплохо устроенные в жизни.

Самые проблемные пациенты, по наблюдениям Фреда Олджена, иранцы, у которых нет культуры обращения за психологической помощью, а проблема есть — пьянство, причем скрываемое. Впрочем, больше всего проблем с алкоголем у ирландцев и русских.

Про антидепрессанты и суициды

Еще один фактор риска — возраст. Первые симптомы серьезных болезней, вроде шизофрении, начинают проявляться между 19 и 24 годами, постепенно становясь все более серьезными, рассказывает психолог. Эти люди нуждаются в очень серьезном лечении, а большинство — в госпитализации.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Также очень тщательно нужно подбирать медикаменты пациентам с биполярным расстройством и маниакально-депрессивным психозом, случаи которого все чаще диагностируют в США последние 30 лет. И избыток, и недостаток препаратов может иметь очень серьезные последствия. Эти люди могут работать по 24 часа в сутки, звонить в десяток мест, начинать массу проектов, могут терять все деньги и наконец уходят в глубокую депрессию, — констатирует специалист.

Медикаментозное лечение вообще в США очень распространено, хотя прозак, долгое время бывший антидепрессантом № 1, уже уступает своим более современным аналогам. Ежегодно в стране выписываются десятки миллионов рецептов на антидепрессанты. К примеру, на один из препаратов, входящих в тройку популярнейших антидепрессантов, в 2010 году было выписано более 24,4 млн рецептов.

Ежегодно в стране выписываются десятки миллионов рецептов на антидепрессанты

— Все антидепрессанты, как и все психотропные препараты, в США продаются только по рецептам, — уточняет Фред Олджен. — Но в Индии или Мексике их можно приобрести свободно.

Принимать антидепрессанты до появления эффекта придется две-три недели, затем под контролем доктора прием продолжается и так же под контролем можно пытаться прекращать прием. Иногда можно обойтись без лекарств, но это возможно в случае очень большого доверия доктору, продолжает специалист.

А причины доверять американским психологам есть: эта сфера деятельности здесь под жесточайшим контролем.

Получив степень PhD, вам придется не менее года отработать в интернатуре и только потом — лицензированным психологом

К примеру, за плечами любого психолога частной практики не менее десяти лет обучения: сперва 4 года бакалавриата, потом graduate school, при поступлении в которую придется выдержать конкурс 250 заявлений на место. Затем — от 4 до 6 лет обучения по специализации «психология» («В моем случае это была клиническая психология», — уточняет Фред). Получив степень PhD, вам придется не менее года отработать в госпитале в интернатуре, и только потом можно стать лицензированным психологом.

— Так что советы может давать и соцработник, но практиковать как психолог он не может. А психолог не может выписывать рецепты: это разрешено только психиатру, к которому может направить психолог, — рассказывает специалист.

На вопрос, справляются ли американские психологи с масштабами проблем американских граждан, Фред задумывается и самокритично констатирует: как посмотреть. Число суицидов, к примеру, растет. Действительно, с 9,8 самоубийств на 100 тысяч населения в 2000 году эта цифра выросла до 12,1 в 2012-м. Однако в мировом рейтинге суицидов США на скромном 51-м месте. Для сравнения: Беларусь — на 19-м (18,3 на 100 тысяч), Россия — на 15-м (19,5), Литва — на 5-м (28,2 на 100 тысяч). Видимо, все-таки справляются.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

Читайте в следующем выпуске проекта «Америка в лицах»:

«После того как я вернулся из СССР, я много думал. О том, что я жил и в Германии, и в Аргентине, и Мексике. В Советском Союзе я был больше дома, чем где-либо. Но я не мог бы там жить всегда именно потому, что я ненавидел систему. Коммунизм, который там хотели построить, на деле оказался кошмаром, а не мечтой. Потому что в СССР все было хорошо только на бумагах, но в реальности хорошей жизни у людей не получалось. Я видел, как люди жили. Они жили в коммуналках, одевались, по нашим меркам, очень бедно, еда у них была однообразная, и они не могли путешествовать».
Читайте также:

{banner_819}{banner_825}
-20%
-24%
-20%
-20%
-71%
-20%
-15%
0062442