/

70 лет назад сотрудники Наркомата просвещения БССР сталкивались с неразрешимыми, на первый взгляд, проблемами. Вот, например, в одной из школ Слуцкого района обнаружили запас тетрадей, которые были выпущены в период немецкой оккупации.



Тетради чистые, добротные. Но плохо то, что обложка – "предательская". Помещен портрет "антисоветского" поэта Алеся Гаруна и надпись латиницей: "Любi i шануй сваю родную беларускую мову".

Е. И. Уралова
Е. И. Уралова
Не знаю, ругалась ли скверными словами незабвенная для многих Евдокия Ильинична Уралова, которая до войны работала в органах суда и прокуратуры, а после стала наркомом просвещения БССР. Но повод у нее был подходящий.

Как быть с тетрадями? Правильных белорусских поэтов, которые пишут "За Сталіна і за радзіму, / За будучыню і за славу…" (Максiм Танк), имеется достаточно. Теоретически, наверное, можно отпечатать новые обложки и пришить их к тетрадям взамен "нехороших". Но не многовато ли чести для продукции коллаборационистского Инспектората белорусских школ?.. Короче, изъяли пачки этих тетрадей, усадили в запертом кабинете двух инспекторов районо и те вручную пришили новые обложки из оберточной бумаги.

Взглянем на ситуацию с белорусскими школами в начале 1945 года глазами сотрудников Народного комиссариата просвещения БССР. Советских учительских кадров, особенно на селе, катастрофически не хватало. За годы оккупации в одной только Барановичской области были убиты свыше 400 педагогических работников. Из Брестской области оккупанты насильственно вывезли в Германию свыше 300 учителей.

Воспитанием младшеклассников в нацистском духе в период оккупации занималась довоенная выпускница Белорусского медицинского института Надежда Абрамова, которая возглавила реферат опеки над детьми в Белорусской народной самопомощи.

Надежда Абрамова

Ребятам постарше профессионально вправлял мозги бывший лейтенант Красной армии Михаил Ганько – руководитель коллаборационистского Союза белорусской молодежи.

Михаил Ганько

Из школьных классов выбросили фотографии Сталина с девочкой Мамлакат.



И повесили портреты "Гiтлер асвабадзiтель".



Но вот уже полгода прошло со времени изгнания немецко-фашистских оккупантов, наступил победный 1945 год, а учителя в отдаленных сельских школах все еще боятся размещать в классах какие-либо портреты. Почему?

Процитирую документ из фондов НАРБ – докладную записку отделов школ ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)Б "О состоянии работы школ Пинской области на 30.01.1945 г.":

"Контроль за работой школы в условиях Пинской области затрудняется наличием националистическо-фашистских банд бульбовцев (см. персональную статью "Боровец Тарас Дмитриевич (Тарас Бульба)". – Прим. ред.). По данным Пинского обкома ЛКСМБ и облоно, многие школы подвергались нападению бульбовцев, а часть школ даже находится под их контролем. Бульбовцы, врываясь в школы, избивают и даже убивают учителей, уничтожают портреты наших вождей, лозунги, плакаты, учебники, учебные пособия и программы. Требуют от учителей преподавания на украинском языке, запрещают вести русский и белорусский языки, историю, географию и Конституцию. В Дрогичинском районе в Кремневской начальной школе Застаеского сельсовета бульбовцы заставили учителя под угрозой смерти вести преподавание на украинском языке. В Осоветской и Белой начальных школах этого же района бульбовцы уничтожили программы, портреты и учебники. В Ивановском районе эти банды контролируют работу 18 школ, в Молодовской начальной школе один бандит отрекомендовался "инспектором школ свободной Украины", просидел на уроках 4 часа и потребовал проведения в жизнь своих установок. 2 школы в этом районе совсем закрыты, в одной из них бульбовцы устроили себе пекарню. В Логишинском районе бандами закрыты 2 школы, а учитель Ольшанской школы Павел Семенович Шепелевич зверски убит за то, что не согласился на их требования. Направленные на работу в этот район 18 января 1945 года 2 учительницы, Грабенчук и Долбик, по дороге были ограблены и отправлены в область обратно. В Ганцевичском районе школы Рожанского, Чудинского, Куковского, Хотыничского, Люсинского и Мальковичского сельских советов время от времени посещаются бандитами, и учителя этих школ терроризируются ими".

Очень милую заметку напечатала в те дни газета "Советская Белоруссия":



Аж 60 выпускников педвузов РСФСР обещалось направить в 1945 году на работу в школы западных областей Белорусской ССР. Ну а пока молодые педагоги еще учились, то наркомпрос оказывал помощь инспектирующими бригадами. Далее мелким шрифтом – примеры того, как ужасались культурные москвичи состоянием школьного дела в Полесском крае.

<…> По указанию Наркомторга Белоруссии от 29 декабря 1944 г. Пинский облторготдел должен вывезти из Гомеля 30 тыс. метров хлопчатобумажной мануфактуры для школьников. Однако до сих пор в Гомель представитель не направлен. Руководящие работники народного образования предполагают, что отсеялись дети из-за отсутствия одежды и обуви, из-за болезней (чесотка, тиф), из-за отдаленности школ от селений, хуторов. Однако все эти вопросы не обсуждались в райисполкомах, многих райкомах партии, в результате чего сельские советы не помогали. В Дрогичинском районе не было ни одного случая организованного подвоза детей к школам, в то время как в одной Липниковской школе из отдаленного села не посещают 12 детей. А лошади в сельском совете имеются. Восстановление и ремонт школьных зданий проводится крайне медленно. Из 1185 тыс. рублей, отпущенных на восстановление школ, израсходовано всего лишь 211 тыс. рублей. В ряде районов эти средства совершенно не использованы. Инспектор Дрогичинского районо тов. Комиссарчук сообщил о том, что из 100 тыс. рублей, выделенных на восстановление школ, не использовано ни копейки, так как деньги эти из области так и не были получены. Из 26 разрушенных зданий в этом районе ни одно не восстановлено. Ни в одном из 7 государственных школьных зданий, требующих ремонта, не произведен ремонт. В Липниковской семилетней школе нет крыши, потолки в подтеках, есть угроза, что весной потолки обрушатся. В Воловельской 7-летней школе ремонт сорван. Двери и окна плотно не прикрываются, без замков, окна не замазаны, не произведена побелка, нет крыльца, нет классных досок. Такое же положение в Попинской 7-летней школе и многих других…

Учебно-наглядными пособиями и школьно-письменными принадлежностями школы области обеспечены совершенно недостаточно. Имеют место частые случаи разбазаривания тетрадей, карандашей и других школьных принадлежностей. При нормальном распределении тетрадей ученик должен получить по 2 тетради в первом полугодии, однако учащиеся в большинстве случаев получили по одной и даже по полтетради в I полугодии. В декабре из 48 000 тетрадей, полученных областью, 5000 штук были взяты секретарем обкома КП(б)Б по пропаганде тов. Драгуном для своего отдела. После вмешательства 1-го секретаря обкома тов. Клещева 3000 тетрадей были возвращены. Не лучше обстоит дело с распределением тетрадей и на местах. В Дрогичинском районе учащиеся вместо 2 тетрадей получили по 1, а во многих случаях по полтетради или совсем не получили. В Липниковской семилетке 5–6 классы совсем не получили тетрадей, а в первых классах этой школы и в начальной Заплесской школе ученикам дали по полтетради. Такое же положение и в Пинском районе, где из 11 000 тетрадей до учащихся дошло только 4300 штук. Это объясняется тем, что большое число тетрадей разбазаривалось райпотребсоюзами, органами народного образования и директорами школ. Так, зав. Дрогичинским районо тов. Молочко оставил для сводок районо 500 тетрадей, директор Дрогичинской средней школы тов. Комиссарчук для журналов и сводок оставил 200 тетрадей, директор Липниковской 7-летней школы тов. Мальц – 70 тетрадей и т. д. В Пинском районе так и не установлено, куда девались 7500 тетрадей. Прокуратура как того, так и другого районов занималась расследованием их дел, но до конца не довела. Имеют место случаи, когда (по старым польским обычаям) учителя продают тетради, книги детям за натуру. Так, в Лосинской начальной школе Вульковского сельского совета учительница Т<…> брала у детей за тетради яйца, шерсть и даже самогонку. 12.1.1945 года учительница арестована за эти дела…

Райкомы партии и райисполкомы не только сами не уделяют достаточного внимания школам, но, как правило, отрывают зав. районо от непосредственной работы на проведение различных хозяйственных компаний. Даже в аппарате облоно 4 школьных инспектора назначены в истребительные отряды, а в белорусской средней школе гор. Пинска срывается преподавание истории потому, что преподаватель также находится в истребительном отряде. В истребительном отряде находятся школьные инспектора Лунинецкого районо, зав. районо тов. Попов (Столинского района), тов. Светкин (Ганцевичского района), тов. Шошов (Ленинского района), тов. Каранчук (Ивановского района) работе школ уделяют не более 5–6 дней в месяц, а то и того меньше…

Основная масса учителей элементарно безграмотна. Учительница Воловельской начальной школы Дрогичинского района тов. Г<…> в своем заявлении допустила 25 орфографических и синтаксических ошибок. Зав. начальной школы дер. Кривица Пинского района в сводке из 6 строк допустила 8 ошибок. Учитель Пинковичской 7-летней школы Пинского района тов. Г<…>, окончивший 5 классов и 3-месячные курсы, в плане урока из 16 слов допустил 6 ошибок. На курсах в гор. Пинске почти сорвано преподавание методики русского языка и совершенно не преподавалась история ВКП(б). Контрольные работы курсантов после окончания курсов показали полнейшую безграмотность курсантов. Количество ошибок во многих работах доходило до 20. Курсант Р<…> допустил в диктанте 9 ошибок (аднажды, большей, адел, тулубч, мароз, ити, варот, ето). Курсанты <…> допустили более 10 ошибок в своих диктантах (ище, ни очень, неснижавшаяся, веровку, скольскому, присвете, адна, некаких, прегляд, недолжна, престально, раскривается, которие и т. д.). При этом необходимо отметить, что выпускных испытаний на курсах не было, и все курсанты, вне зависимости от их грамотности и подготовки, были направлены на работу в школы…
По лезвию ножа в те дни ходили образованные педагоги с добротными дипломами довоенного времени. "Вина" их состояла в том, что работали в школах в период оккупации, вели уроки в классах, где висели обязательные портреты "Гiтлер асвабадзiтель".

На Февральском пленуме ЦК КП(б)Б 1945 года взял слово секретарь Полесского обкома КП(б) по пропаганде тов. Пышкин и рассказал "поучительную" историю:

"Вот, например, был такой факт: к секретарю Ельского райкома партии тов. Черняк осенью 1944 года как-то пришли два мальчика по 9 лет и говорят – нам сказали, что вы самый большой начальник. Черняк спрашивает – что вам, детки, надо? Они отвечают – мы пришли просить вас, чтобы такую-то учительницу к нам не назначили. Во время немцев она говорила, что Гитлер умный и хороший человек. Даже дети понимают, в чем дело…".

... О как сдали училку павлики морозовы! И что это за руководители района и области, которые пересказывают детский лепет вместо того, чтобы пользоваться взвешенными данными?



Предполагаю я, что произошло в Ельском районе примерно следующее. При немцах в школе какой-то гаденыш по заданию своего папаши-полицая устроил провокацию учительнице: "Скажите, Марь-Иванна, зачем у нас в классе висит портрет Гитлера? Он – кто?". Учительница покраснела, начала пыкать-мыкать, что дескать повесили этот портрет умные люди, которые понимают, что школа должна работать даже в трудное время. И раз вы учитесь, то дело это хорошее…

Выходит, что вообще не должны были учиться в годы войны белорусские дети? Так ведь и не учились многие! Мой школьный военрук подполковник Миронов, который срочную служил в начале пятидесятых, рассказывал, что к ним в стрелковый полк приходили новобранцы из Полесья, не умевшие читать и писать. Знали только цифры на монетах и бумажных деньгах.

(Продолжение следует)

Источник документов:

Национальный архив Республики Беларусь .

Читайте также:


-10%
-50%
-15%
-27%
-20%
0066814