/ фото автора,

На этой неделе Гомель и Минск посетила группа журналистов украинских масс-медиа. Корреспондент TUT.BY пообщалась с главным редактором газеты "Донбасс", председателем Донецкого областного союза журналистов Украины Александром Брижем о жизни на территориях самопровозглашенных республик и о минских договоренностях.

Александр Бриж (слева) во время одной из встреч по время пресс-тура по Беларуси
Александр Бриж (слева) на одной из встреч во время пресс-тура по Беларуси. До военного конфликта жил со своей семьей в Донецке, 18 лет работает главным редактором общественно-политической газеты "Донбасс". Летом прошлого года был вынужден уехать из родного города из-за открытых угроз. Считает, что события на Донбассе были инспирированы искусственно, не признаёт самопровозглашенной Донецкой народной республики.

- Когда сепаратисты захватили власть в Донецке, первым делом они взяли телецентр, - рассказывает Александр Бриж. - Отключили буквально все украинские каналы и ввели свои - "Новороссия", "1-й республиканский ДНР" плюс все российские. Аналогичная ситуация была и в Луганщине. Потом взялись и за другие средства массовой информации.

- Александр Михайлович, "Донбасс" - государственное или независимое издание?

- Наша газета выходит с июля 1917 года. До 1991 года она была государственной. Когда началась перестройка, стала независимым общественно-политическим изданием - одной из самых тиражных областных газет.

- Тираж упал после того, как Донецкая область разделилась на части?

- Да, наши области - Донецкая и Луганская - разделились на две части. Примерно третья часть территории занята сейчас сепаратистами, и там теперь осталось жить около 4 миллионов человек. За время военного конфликта 2 миллиона жителей покинули Донбасс.

- Когда была провозглашена Донецкая республика, вам, наверное, и вовсе пришлось прекратить выпуск газеты?

- Нет, какое-то время мы еще продолжали работать, объективно освещая все события. Рассказывали людям правду, называли дээнэровцев захватчиками и террористами.

- И никакой реакции со стороны новой власти?

- Активно действовать боевики начали с марта. В апреле они захватили телецентр. А 2 июня подъехали к зданию нашей редакции на пазике и двух легковых машинах.
 
- Что это были за люди?

- Вооруженные - с автоматами и пулеметами. Сказали, что представляют ДНР. Несколько человек поставили у входа в здание, остальные автоматчики - их было человек 20 - разошлись по всем этажам. У нас в этом здании редакционно-издательский корпус: там находились редакции газет "Вечерний Донецк", "Донеччина", "Донбасс" и другие. Террористов интересовали, прежде всего, влиятельные общественно-политические издания - "Вечерний Донецк" и "Донбасс".

- Какие требования они вам предъявляли?

- Приказали всем отойти от компьютеров, выключить телефоны. Захватили редактора "Вечернего Донецка". Двое зашли ко мне в кабинет. Один из них, чеченец по имени Мансур, начал допрос с пристрастием: "На кого вы работаете, по каким законам живете?". Когда я ему ответил, что по законам Украины, он заорал: "У нас нет такой страны - Украина, у нас есть Донецкая народная республика!". Вызвал еще одного автоматчика и приказал забрать меня.

Я выходил из редакции, в которой проработал более 30 лет (из них 18 - главным редактором "Донбасса"), под дулом автомата. Из моего кабинета бандиты вынесли ноутбук, телефон, паспорт, деньги, которые были в портфеле. Чтобы поддержать меня, с нами поехал журналист нашей редакции Андрей Кривцун. Он делал раньше интервью с Денисом Пушилиным, когда тот был главой ДНР: мы тогда хотели узнать, чего добивается эта группировка. Нас посадили в автобус и повезли.

- Куда, на допрос?

- Да, в свой штаб. Он размещался в захваченном боевиками 12-этажном здании государственной областной администрации, окруженном баррикадами. Террористы разместили там своих людей, в подвале устроили казематы для пленных.

Нас повели в бывшую приемную облсовета. Там с нами беседовал советник по идеологии премьер-министра ДНР Ричард Яли, выходец из северных народов. У него была кобура на боку, говорил он на чисто русском языке. В отличие от Мансура, который матерился, хватал меня за грудки и приставлял отвертку к шее, Ричард Яли обрабатывал нас более культурно: "Ребята, вы неправильно делаете. Вы должны или работать на нас, или вообще не работать. В противном случае мы вас разгромим и расстреляем. Мы давно хотели сделать публичный расстрел на главной площади возле памятника Ленину, будете первыми кандидатами".

- И сколько это продолжалось?

- Часа два. После угроз и шантажа нам поставили условие: или вы работаете на нас, или мы вас уничтожим. Потом нас отпустили. И я сразу поехал в редакцию. Сотрудники были взбудоражены, их тоже прессинговали. Наш ответственный секретарь был в наушниках и не услышал команду дээнэровцев отойти от компьютера. К нему подскочил автоматчик: "А ну встань, тебе какую ногу прострелить?". И направил на него оружие. Ситуация была неконтролируемой - еле удалось уладить конфликт.

В общем, люди были перепуганы, и я сказал, что у нас нет выбора: "Мы не можем работать на сепаратистов". Я написал обращение к читателям о том, что газета временно прекращает свой выпуск в связи с проведением АТО - наша редакция находилась в полутора километрах от аэропорта.

- Именно тогда вам пришлось уехать из Донецка?

- Да, был вынужден, потому что на допросе мне открыто угрожали: "Мы знаем, где ты живешь, какая у тебя семья. Можем забрать тебя дома в любой момент". Я в тот день ночевал у друзей. Утром взял один чемодан, и мы с семьей покинули Донецк: скоростной электричкой отправились в Днепропетровск, оттуда - в Киев, потом жили в Запорожье, а сейчас в Черкассах. Так что уже больше восьми месяцев мы не были в своем доме. А типографию нашу разбомбили - в нее попал снаряд.

Главный редактор газеты "Донбасс" Александр Бриж в Гомеле
Главный редактор газеты "Донбасс" Александр Бриж в Гомеле.

- Все эти 8 месяцев газета не выходила?

- Выходила. Нам пришлось организовывать удаленную работу - через интернет. Журналисты жили в разных городах. Газету выпустили еще раз в июне, потом два раза в июле. И уже начиная с сентября начали выпускать еженедельно: верстается она в Мариуполе, который был освобожден от сепаратистов, потом отсылаем ее по интернету в Запорожье, где ее печатают, оттуда почта забирает и везет в освобожденные районы Донецкой области - Славянск и Мариуполь.

- О чем пишут сейчас журналисты "Донбасса"?

- Мы пишем о самых актуальных для региона проблемах. О том, что последствия вооруженного конфликта на Донбассе ощутили на себе более 1 миллиона детей, 136 тысяч из которых покинули вместе с родителями свои дома. О том, что школы разрушены или не работают, что во время артиллерийских обстрелов люди скрываются в бомбоубежищах. В центре нашего внимания "горячие" точки - Дебальцево, Красногоровка, Марьинка, Авдеевка, Углегорск и другие. Рассуждаем о том, как сохранить человечность во время войны, как не потерять семью, если родные люди стоят по разные стороны баррикад. А таких семей сейчас много как среди переселенцев, так и среди тех, кто остался в зоне проведения так называемой АТО. Темы самые разнообразные, мы пишем о том, что волнует читателей.

- Я читала, что жизнь в Донецке идет своим чередом, что там работает театр оперы, что открыты кафе и рестораны. Соответствует ли это действительности? С каким настроением живут горожане?

- Донецк оккупирован почти год. И патриоты Украины уже выехали оттуда. Если кто и остался, то живет, не высказывая своего мнения, потому что на него могут просто донести. Сейчас в Донецке - люди, которые в течение года находятся под влиянием российской пропаганды, представляющей ситуацию в искаженном виде: "в Украине фашистская хунта пришла к власти", "националисты уничтожают Донбасс", хотя все, по сути, наоборот происходит.

Люди устали от войны, от потрясений, им хочется мира, чтобы их дома не обстреливали. Мы поддерживаем связь с друзьями, которые остались в Донецке. Чем больше времени проходит, тем больше они обвиняют во всем Украину. Потому что получают новости только из одного источника информации. Донецк сильно разрушен, много человеческих жертв: снаряды попадали в дома, автобусы, троллейбусы - люди гибли массово. В это время по телевизору рассказывают, что стрельбу ведет украинская сторона. Они слышат это каждый день на протяжении многих месяцев и уже начинают верить в то, что Украина их бросила и ведет по ним огонь.

На сайте донецкой областной газеты в опросе на тему "Какой вариант выхода из "юго-восточного кризиса" вы считаете оптимальным для Донбасса" проголосовало более 95 тысяч челове
На сайте донецкой областной газеты в опросе на тему "Какой вариант выхода из "юго-восточного кризиса" вы считаете оптимальным для Донбасса?" проголосовало более 95 тысяч читателей.

- Как думаете, минские договоренности будут выполнены?

- На мой взгляд, это больше декларация. В соглашении есть пункты, которые заведомо невыполнимы, потому что люди, которые заняли Донбасс, вооружились, и они это оружие из рук уже не выпустят. Россия тоже не хочет их принимать - зачем они им нужны, эти террористы? Думаю, Донбасс станет замороженной зоной, анклавом...

- Вроде Приднестровья?

- Да. А может, его ждет еще и худший вариант, потому что в Донецке к власти пришла военная хунта. Я не жду ничего хорошего от минских соглашений. Сепаратисты хотят закрепиться на территории области и отодвинуть наши войска, но нет никаких гарантий, что после того, как наши войска отойдут, пророссийские боевики не подойдут ближе и не начнут претендовать и на эти территории. После встречи в Минске военные действия не прекратились - наоборот, активизировались: Дебальцево у всех на слуху.
{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-45%
-15%
-15%
-20%
-23%
-10%
-10%
-20%
-40%