/ /

О людях, попавших когда-то на обложки "Огонька", "Работницы", "Здоровья", "За рулем", в одночасье узнавали миллионы жителей Советского Союза. Что стало с белорусами, чьи портреты оказались на первых страницах крупнейших журналов? Читайте в нашем новом проекте "Человек с обложки".
Михаил Горбачев, Марчелло Мастроянни, Вячеслав Зайцев, Грэм Грин… У главреда "Огонька" в сентябре 1986-го был большой выбор, кого поместить на титульное фото нового номера. Но всех этих знаменитостей обошел обычный пацаненок из белорусской деревни под Марьиной Горкой. Семилетний школьник Роман Ружин стал героем дня, вытащив из окна горящего дома двух своих братишек и сестричку. Благодаря тиражу в 1 525 000 экземпляров о его подвиге узнали в самых удаленных уголках Советского Союза.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

"Медаль сменяли на конфеты. Даже не знаю, на какие именно"

- Мама с моей сестрой Аленой в магазин пошли, - вспоминает события 30-летней давности Роман. - А трое других детей остались дома. Причем нас запирали снаружи, потому что я убегал на улицу - в футбол играть или утят учить плавать. Тогда ведь осень была.

Роман, как это ни удивительно, и сегодня живет в Пуховичском районе. Только тот пожар случился в Замосточье, а он с семьей теперь - в соседних Ситниках.

Роман Ружин на обложке "Огонька" за сентябрь 1986 года. За окном - его братья и сестры.
Роман Ружин в объективе камеры фотокора TUT.BY в феврале 2015-го. За стеклом - старший сын Ринат.

- Я радио слушал, - продолжает Ружин простодушный рассказ о своем неожиданном подвиге. - Помню, песню там как раз передавали: "Нарву цветов и подарю букет…" И вдруг смотрю - вроде бы как туман в доме. Ну, такое соображение у меня тогда было.

 Статья о Роме в том самом номере журнала "Огонек"

Рома вскочил и побежал к дверям в другую комнату, через которую можно было выйти в сени и наружу. Открыл - а оттуда повалил густой дым: уже занялся потолок и путь к выходу был отрезан.

- Что делать? Туда выйти нельзя, только в окно. Подвоенные стекла там стояли. А у меня такое понятие: если разобью окно, то кранты - мать убьет. Пометался-пометался, вижу, выбора нет. Пытался кулаком - не получилось, так я локтем.

Первым делом мальчик позаботился о младших. Несмотря на то, что был изрезан осколками, быстро отправил всех, одного за другим, в окно.

- Первой пошла Юля - она самая маленькая, месяца три-четыре, в коляске лежала. Потом Лёня - он рядом бегал. А Вову я в шкафу нашел: залез туда, спрятался, как дети обычно делают. Хорошо, что дверца осталась открытой, и я понял, что он там.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Роман со своей женой Ольгой. Она сейчас находится в декретном отпуске. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Выбравшись на улицу, малышку Рома взял на руки, двое братьев уцепились по бокам за карманы, и так - босые, в чем были - поковыляли к соседям. Правда, найти живую душу оказалось нелегко.

- Теперь такого уже нет, а тогда, если кто кабана бил, к нему вся деревня шла за свежиной. Мы в один дом - никого, во второй - тоже. Наконец, в третьем все сидят: "Ромочка, а что случилось? А чего ты босенький, а чего ты весь в крови?" Я говорю: "У нас ничего страшного не случилось, кроме только что дом горит", - смеется Ружин.

Тогда, правда, никому смешно не было - все побежали на пожар. Но спасти из вещей уже ничего не удалось: cгорело все, даже на дрова не осталось, огонь пощадил только погреб и колодец.

- Дом был хороший, обшалеванный, только покрасили. Сгорел моментом, покуда пожарные прибыли, - минут сорок и все. Как раз к нам еще электрики счетчик менять приехали, так я думал, их так в этот костер и кинут. Заявка лежала месяц. Мати позвонит - они: "Едем, едем". Приехали, а менять уже нечего.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Четверо детей супругов Ружиных: Ринат, Настя, Ростислав и Арина (слева направо). Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

После пожара семья жила сначала у бабушки, потом колхоз дал недостроенный деревянный дом - именно тот, у которого Рому и фотографировали корреспонденты "Огонька". Но слава, пусть и не такая громкая, пришла к нему еще раньше.

- Приехал журналист из Минска, возил меня в столицу на праздник - кажется, День пожарника, - говорит Ружин. - Я с ним там ночевал, дали стишок, чтоб рассказал, выучил в гостинице. Он меня подготавливал, крученый был, шаленый: "Кем хочешь быть?" - "Водителем". - "Ну, скажешь, что водителем пожарной машины".

На празднике Роме вручили медаль, именные часы и путевку в "Артек". В знаменитый пионерский лагерь он съездил с удовольствием, но сейчас уже мало что помнит:

- Что негров боялся - это да. Что море понравилось - тоже да. А так… Жили в корпусе, где когда-то Саманта Смит. Мы на втором, а ее кровать и фотография на первом. На экскурсии были в центре подготовки космонавтов. Мне страшно было, а старшие, кто хотел, на центрифуге покатались.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В сарае у Ружиных обитает лошадь по кличке Барби. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Именные часы прослужили долго. Они были с позолотой и надписью "От Ленинградской пожарной команды Ружину Роману Михайловичу за отвагу на пожаре". Медаль же быстро пропала:

- Мы хоть и многодетная семья, но были люди и понище нас. У соседей сыну не оказалось чего в пионерлагерь одеть, мать дала мой костюм в клеточку. И забыла, что награда там с обратной стороны пиджака всегда пристегнута была. Приехал он, мать моя спрашивает "А где медаль?" - "На конфеты сменял". Ну, на конфеты так на конфеты.

И наконец, когда Рома уже пошел во второй класс, в деревню прикатили на машине корреспонденты "Огонька". Мальчик к этому моменту уже понаторел в делах пиара.

- Сбежались все соседи, а я ходил и все говорил, что "да, это ко мне приехали, да, это я вызывал", - смеется собеседник. - Фото хотели сначала у дороги на фоне дома делать, но там каждый лез в объектив: это ж не в городе, где сказали "нельзя", значит, нельзя. Поэтому пошли к нам во двор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В хозяйстве также - собаки Муха (на снимке) и Цезарь, а еще кот Рыжик и попугай Кеша. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Интересно, что в новом, выданном колхозом доме, позднее тоже случился пожар. Правда, с меньшими последствиями.

- Сарай сгорел. Не знаю, почему - я тогда на озере был, в хоккей играли. Может, кто его подпалил, но очень тщательно скрывали… В тот день еще, помню, лебедя дети там подняли. Он об сарай ударился, летел и упал - подстрелили его или что…

"Этот дом что, из золотого кирпича строить собираются?"

Сегодня Роману уже 36. У него, как и у родителей, многодетная семья: вместе с женой Ольгой растит четверых ребят - Настю, Арину, Рината и Ростислава. Старшей тринадцать, младшему - два.

- Настя у нас архитектор и прораб, все что-то строит - качели, беседки. Девочки обычно просят на другое, а она у меня на гвозди с молотками. Арина - застенчивая, стеснительная. В школу играет, учительницей хочет быть. Ну а у Рината с Ростиком - компьютер и телевизор развлечение. Ростика не пускают, так он подползает, на кнопку "выключить" нажимает и убегает скорее.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Живет семья наших героев скромно. Слева - отопительный котел, он сломан. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Своих детей Ружин воспитывает так, чтобы знали, откуда берутся деньги. Если что-то просят - покупает, но по особой методике.

- Не так, что пришел: папа, дай. Старшая подросла, надо телефон. Я говорю: "Настя, извини, ты же понимаешь, сейчас денег нет". И вот она подходит ко мне сама и говорит: "Папа, можно я картошку пойду перебирать во время каникул". Там в день 50-60 тысяч выходило. И купили телефон. Ну, там, взяли в рассрочку, но на первоначальный взнос она заработала.

Взрослая жизнь у самого Романа началась рано. Работать он пошел с 14 лет, а учиться пришлось в вечерней школе.

- Сразу телят доглядал на ферме - на костюм, на туфли зарабатывал, потом слесарем. Потому что надо было помогать родителям. Семья многодетная, а зарплаты тогда по 2-3 месяца задерживали. Мама трудилась на ферме, отчим коров пас, постоянно в 4 утра уже уходили.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Дом, говорят хозяева, продувает, электричество проведено опасно. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Спустя время колхоз отправил парня учиться на тракториста - как говорит Ружин, "тогда это круто было". А затем пришла повестка в армию. Служить довелось механиком-водителем танка в Марьиной Горке.

- Мне повезло: и ездил на танке, и стреляли с него. Помню, в учебке в Печах сдавали экзамен и в лесу заблудились. Преодолели по времени все препятствия на отлично, надо было влево повернуть: метров сто - и мы на исходной. А повернули вправо, и так четыре танка лупили еще 7 километров по чаще. Потом пересдавали.

Вернувшись из армии, Роман повстречал Ольгу: она сама из Минска, а отец жил в Пуховичском районе. Поженились и поехали жить к ее маме.

- Прожили там 7 лет, я работал в "Горремавтодоре" на грейдере: зимой снег катал, летом асфальт. Но потом решили все-таки жить отдельно. Мама жены нам помогла, купили трехкомнатную квартиру в Лошнице под Борисовом. Там они дешевые.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
А детей здесь любят и денег на них не жалеют. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Но в Лошнице не было работы. Поэтому уже через полтора года решили вернуться на родину мужа, в Пуховичский район. Здесь Роман до недавнего времени трудился трактористом.

- Одно время колхоз тут начал подниматься. Был интерес, и зарплата была. В Минске, я знаю, на тракторном заводе 4 миллиона платили, а мы уже миллионов по 5-6 здесь получали. Но его быстро убрали - директора, который за народ. Сейчас уже не то. Колхозы объединили, зарплата упала…

Недавно из-за этого Ружин ушел из местного СПК, где проработал много лет, и теперь трудится в Минске водителем бетоновоза.

- В колхозе на тракторе сейчас нереально заработать - 1,5-2 миллиона в месяц. Ну, пытались еще 4 платить. А там я 7-10 миллионов получаю на МАЗе-"миксере". Было, что и 12 вытягивал, если сутками работать. Каждый день в Минск езжу - с проспекта Дзержинского до дома получается 60 км.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Кстати, все четверо Ружиных-младших увлекаются музыкой. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Деревня сейчас, по словам Романа, умирает. Вместе с Ольгой он подсчитывает местное население:

- В Подбережье человек шесть живет постоянно. Все остальные - кто умер, кто дачник. В Кременях, где мои родители, - три или четыре человека. В Ананичах - восемь. Там еще есть Старый двор - четыре человека. У нас деревни здесь очень большие все. Но хаты пустые.

И все же Ружины-старшие, в отличие от Ружиных-младших, хотели бы жить именно здесь, в деревне, а не в большом городе.

- Нормально живется: без соседей всяких, которые через стенку, с потолка, под полом. Озеро есть, лес тут рядом. И столица недалеко. А малые этого не понимают, что в деревне все попроще и получше, чем в Минске. Там спайсы эти все. Тут этого все-таки нет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Рыжик. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Зато в сельской местности другая проблема - алкоголь.

- Вон стоит в магазине мальчик и просит: мама, купи напитка. "Нет, я сказала". А при этом берет пять бутылок вина.

Самая главная цель у Ружиных сейчас - построить собственное жилье. Тот дом, в котором живут, принадлежит хозяйству, и они в нем, как говорят сами, на птичьих правах. Почему не выкупили? Так получилось.

- Если б я не ушел, то дали б мне рассрочку, в течение 20 лет выплачивал бы. А так сказали - бери кредит и вноси сразу 74 миллиона. Это еще до того, как доллар поднялся. А где мне столько взять? К тому же в домик этот потом еще надо было бы вложить миллионов 50. Он в плохом состоянии.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Общий снимок на прощание. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Ружины решили пойти другим путем - построить дом сами. Взяли участок земли неподалеку, заплатили за типовой проект… И были в шоке: насчитали, что постройка обойдется в 1,1 миллиарда. Конечно, часть погашается льготным кредитом, но все равно надо сразу отдать 80 миллионов, а потом выплачивать по 15 ежемесячно.

- Я приезжаю и спрашиваю: вы мне объясните, с чего этот дом будет? Золотой кирпич, батареи с космического сплава? Да в Минске квартиры дешевле! Обидно то, что по телевизору про поддержку многодетных все красиво говорят, а тут…

Семья попросила убрать из проекта всю отделку, оставив голые стены - проект подешевел до 870 миллионов. Теперь Ружины будут собирать по знакомым 35 миллионов первого взноса ,чтобы потом каждый месяц выплачивать примерно по 5. "Может, соберем, а может, и нет", - говорят они.

- Мне самому этот дом уже и не нужен. Я и в таком поживу. А вот дети - дело другое. Для детей хотелось бы, - резюмирует Роман.
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
-90%
-15%
-15%
-50%
-5%
-15%
-20%
0070970