/

Переговоры мировых лидеров в нормандском формате, проходившие в Минске на этой неделе, завершились заключением соглашения по урегулированию конфликта на востоке Украины. Первый пункт комплекса мер по выполнению минских соглашений - незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей и строгое выполнение с 00.00 (по киевскому времени) 15 февраля 2015 года. Однако простые украинцы, которые дали интервью TUT.BY, не верят, что эти договоренности смогут остановить вооруженный конфликт.

"На минские соглашения нет надежды"

Один из основателей инициативной группы "Ответственные граждане", которая занимается гуманитарной помощью жителям Донбасса, Энрике Менендес родился и вырос в Украине. Он не покинул Донецк даже после того, как там начался вооруженный конфликт. На вопрос о том, как обстоят дела в городе, Энрике лаконичен: "Пошел сегодня, 14 февраля, отметить праздник, и передо мной разорвалась мина".

Энрике Менендес. Фото: m.day.kiev.ua

До того, как заняться гуманитарной помощью, он был предпринимателем.

Район, в котором живет Энрике, по его словам, "ловит пару снарядов в неделю". Осенью прошлого года в городе, как сообщали novosti.dn.ua, там проживало около 700 тысяч человек, а до конфликта их было более 900 тысяч.

– Уехали мобильные люди: кто может снимать жилье, найти работу в другом городе. Осталось много пенсионеров. На начало АТО их в городе было 270 тысяч. Если у тебя есть в семье лежачий больной родственник, которого невозможно вывезти обычным транспортом из города, ты встаешь перед выбором: либо его бросить, либо остаться с ним. Многие остались в Донецке именно из этих соображений, – рассказывает Энрике.

По его словам, вооруженные формирования сепаратистов на 50-60% состоят из местных жителей. Также есть люди из Харькова, Одессы, Запорожья, Крыма.

В то, что минские соглашения будут выполняться, собеседник не верит:

– За практически девять месяцев конфликтной ситуации различных переговоров было много, и ни разу договоренности не выполнялись. На минские соглашения, учитывая, что их противоречиво восприняли все участники, у меня нет надежды. Ни одна из сторон не удовлетворена результатом и не решила свои глобальные цели, значит, я думаю, конфликт будет продолжаться.

По мнению волонтера, ситуация усугубляется тем, что создается впечатление, что украинские власти отстраняются от конфликта. Чтобы такого ощущения не было, нужно сделать как минимум три вещи.

Во-первых, не разжигать ненависть между людьми в украинских СМИ в свете сепаратизма:

– У меня была даже идея сделать памятку для журналистов о том, как они должны говорить. Что нельзя применять риторику, которая способна обвинить людей в чем-то, что невозможно доказать. Нельзя использовать штампы, голословные обвинения. СМИ должны информировать, а не освещать одну сторону ситуации.

Также Энрике считает, что если украинские власти взялись переселять людей из зоны конфликта, то переселенцам стоит больше помогать:

– Ситуация у многих переселившихся просто катастрофическая. Один из реципиентов, которому мы оказывали помощь, рассказывал, как его родственники уже несколько раз переезжали с места на место. Сейчас их поселили в заброшенное общежитие без электричества, воды и отопления. И подобных историй мы слышали десятки.

При этом нужно, чтобы Украина взяла на себя ответственность за выплату пенсий и социальных пособий украинским гражданам, которые находятся на территории, не подконтрольной официальному Киеву:

– Государство должно осознавать, что это нужно делать по отношению к тем людям, у которых паспорт Украины и которые не отказывались от гражданства. Если государство говорит о том, что мы не можем обеспечить выплату пенсии на территории, которую не контролирует официальный Киев, то нужны механизмы, чтобы люди чувствовали руку помощи.

Энрике считает, что конфликт в горячей стадии на Донбассе будет длиться еще минимум год, и чем он закончится, сказать сложно.

– Сейчас легче прогнозировать то, что будет через пять лет, чем то, что будет на следующей неделе. Куда ни склони ситуацию, она может пойти по другому сценарию. Все живут в режиме реакции на шаги друг друга, глобальных планов, как мне кажется, у участников конфликта нет.

"Мира не будет, потому что Москва не даст "добро"

Сержант добровольческого батальона "Донбасс" Евгений Шевченко, который с лета прошлого года участвует в военных действиях, сейчас находится в районе Дебальцево. Из-за перебоев с интернетом он не смог следить за переговорами в нормандском формате в Минске. Но к чему пришли лидеры стран, знает.

Евгений Шевченко, 32 года. До того, как пошел в добровольческий батальон "Донбасс", занимался предпринимательской деятельностью в Киеве. Фото из архива героя материала.

В том, что с 15 февраля на Донбассе наступит мир, он сомневается. Поверить в это в том числе ему не дают вооруженные столкновения последних дней. В качестве примера он приводит Артемовск в Донецкой области, который обстреляли 13 февраля. Сам Евгений находится в районе Дебальцево и говорит, что "интенсивность обстрелов в последние дни бешеная".

Почему, по его мнению, соглашения не остановят военные действия?

– Не будет решения Москвы. Как Москва скажет, так они (вооруженные формирования самопровозглашенных ДНР и ЛНР) и действуют, а Москва "добро" не даст, – считает он.

Собеседник не понимает, что в ситуации, если соглашения начнут выполняться, будет с наемниками, и как будут амнистировать сепаратистов.

Вопрос о возврате в состав Украины Крыма Евгений считает важным, чтобы включить его в соглашения. Но полагает, что на этих переговорах его было поднимать рано.


"Донбасс должен стать автономией, как когда-то был Крым"

Александр (фамилия не указана по просьбе героя, по этой же причине нет его фотографии. - TUT.BY) с беременной женой и ребенком в июне прошлого года временно переехал из Донецка в Минск. Здесь они живут у родственников. Собеседник работает менеджером по продаже автомобилей. В Донецке у него остались родители и брат, которые отказались переезжать.

Главный пункт, о котором договорились на переговорах в Минске, по его мнению, – прекращение огня с 15 февраля.

– Но шанс, что это произойдет, маленький, – рассуждает он. – Я читал новости, и Дмитрий Ярош (лидер "Правого сектора") сказал, что как воевал, так и будет воевать. Такие новости сильно огорчили. Чтобы не развивать конфликт дальше, Порошенко должен заставить всех соблюдать условия договоренностей.

Александр считает, что Донбасс должен стать автономным, как ранее Крым, в составе Украины:

– После всего, что произошло, когда киевские власти допустили военные действия, я полностью поддерживаю позицию сепаратистов. Когда можно было сесть за стол переговоров и решить все вопросы, никто в Киеве не стал считаться с мнением Донбасса. Очень обидно от сограждан слышать в свой адрес с экрана телевизора, что "колорадов нужно давить". Чем мы хуже или лучше их же? Мы живем в одной стране, и жаль, что произошел такой раскол между своими же.

Александра беспокоит, что сегодня украинская власть не признает лидеров самопровозглашенных ДНР и ЛНР Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, как людей, с которыми можно вести переговоры, и надеется, что когда вооруженный конфликт прекратится, вернется с семьей в Донецк.

"В соглашениях нет ни одного слова о том, что такое ДНР и ЛНР"

Выполнение пунктов минских соглашений в нормандском формате у многих украинцев вызывает скепсис, рассказывает Алексей Мацуко, журналист "Радио Свобода" и "Общественного ТВ Донбасса". Это связано с тем, что после предыдущих соглашений вооруженный конфликт на Донбассе так и не прекратился.

Алексей Мацуко, 32 года, журналист "Радио Свобода" и "Общественного ТВ Донбасса". Родом из Донецка. Во время вооруженного конфликта вынужденно переехал в Киев. Фото из архива Алексея.

– Любое подписанное соглашение носит декларативный характер и не отражает реальность. Россия говорит, что не является участником конфликта, и таким образом на них не распространяется минское соглашение. Они могут поставлять в Украину оружие, наемников, которые воюют среди сепаратистов ДНР и ЛНР, – говорит он.

Итоговый документ минских соглашений журналист называет сырым и предоставляющим повод для дальнейших спекуляций. Он обращает внимание, что комплекс мер по выполнению этих соглашений завизирован лидерами самопровозглашенных ДНР и ЛНР Александром Захарченко и Игорем Плотницким. Однако их должности, как и то, что такое эти самопровозглашенные ДНР и ЛНР, в документе не указаны.

– В соглашениях нет ни одного слова о том, что такое ДНР и ЛНР. Там написано "части районов Луганской и Донецкой областей Украины". Они (представители самопровозглашенных ДНР и ЛНР. - TUT.BY) могут сказать, что документ не имеет прикладного характера, поэтому не будут выполнять его пункты. Точно также может сказать и Киев, потому что в соглашениях не прописаны четкие действия со стороны киевского правительства. Есть общие фразы: "за все хорошее, против всего плохого". Что такое децентрализация Украины? А сейчас она централизована? Тоже вопрос. Если бы там прописали принятие такого-то закона, такого-то постановления, тогда было бы более понятно. Но когда мы говорим, что хотим, чтобы рабочий день начинался утром, то утром это может быть и восемь, девять, десять часов.

Донецк, откуда Алексей вынужденно переехал после того, как ему сожгли машину, и, по его словам, угрожали убить, живет в состоянии вялотекущего вооруженного конфликта. В центре города военных действий не чувствуется, но многие заведения общепита закрыты. Окраины города обстреливаются, в том числе из-за разборок внутри вооруженных группировок самопровозглашенной ДНР.

– Горожане не чувствуют себя в безопасности. Я не знаю, как будет жить там следующее поколение, с этой памятью. Но то, что люди продолжают жить под обстрелами, невозможно комментировать.

По оценкам Алексея, 85% жителей Донецка – политически индифферентны.

– Мы думали, что во время вооруженного конфликта появится какая-то позиция, но политическая апатия, свойственная Донбассу, все-таки съедает людей. Благодаря ей любая сильная сторона может лепить все, что угодно. У жителей Донбасса другие ориентиры нежели у людей с другой части Украины. Там нет ориентации на то, чтобы доказывать правоту в историческом или идеологическом споре, большинство там всегда было ориентировано на свое экономическое благополучие и состояние здоровья, так как регион считается экологически неблагоприятным из-за работы металлургических заводов. На Донбассе самый высокий уровень онкологических заболеваний по стране. Удивительно, но за все 23 года ни одна украинская партия не предложила внятную программу, чтобы избавиться от онкозаболеваний. Это говорит о том, что уровень понимания проблем Донбасса фактически равен нулю.

По мнению собеседника, конфликт на востоке Украины растянется еще на 30-40 лет.

– Все будет развиваться в зависимости от того, что будет с Украиной, Россией, и насколько западный мир будет проявлять внимание к Донбассу. От представителей незаконных организаций ДНР и ЛНР мало что зависит. Они марионеточные, вся эта постановка в Донецке курируется кем-то со стороны.
0066814