/

Председатель Союза писателей и глава Совета по нравственности Николай Чергинец имеет определенное влияние на городскую жизнь: благодаря его усилиям в Минске закрывали клуб, где выступала Катя Самбука, а также рассматривали вопрос об отмене некоторых концертов. Мы отправились на кухню к Николаю Ивановичу, чтобы обсудить столичные проблемы и радости. Собеседник рассказал, почему не советует пить американский алкоголь, за что нужно было извиниться издателю Игорю Логвинову, и назвал одно из подходящих мест для памятника Быкову.



"Никто из моих не умеет делать картошку, как я научился в Афгане"

Николай Иванович живет в квартире в районе бульвара Шевченко около 13 лет. Основательный ремонт в кухне и в столовой они сделали с женой сразу же, как только въехали туда.

- А попробуй без жены что-то сделать. Поэтому я не вмешивался и поддержал ее выбор.



Все кухонные дела собеседник также доверяет своей супруге, а сам готовит крайне редко - примерно раз в два месяца.

- Но жена так и не научилась готовить картошку, как я. Например, я могу сделать в кастрюле ее в мундирах такой, что вы не отличите от печеной в костре. Также, сколько мои ни подглядывали, не смогли поджарить картошку на сале, как я, или сделать ее с тушенкой, как меня научили в Афгане.



"В плане пива от нас западники недалеко вырвались"

Вне дома Николай Иванович предпочитает в числе прочего кавказскую кухню и рассказывает, что часто заезжает с семьей перекусить армянского шашлыка в придорожный ресторан "Оазис" в Раубичах - по пути на дачу. В будни, по его словам, он иногда заходит на харчо в грузинский ресторан "Старый Тифлис" в доме литератора.

- Этот ресторан не сильно раскручен, зато там всегда свободно и очень хороший персонал. Всем советую.

Не тесно и в столовой Николая Ивановича, которая примыкает к кухне.
Не тесно и в столовой Николая Ивановича, которая примыкает к кухне.

Пить пиво Чергинец советует в "Гамбринусе" на площади Свободы. Говорит, что ходит туда примерно раз в два месяца с друзьями и предпочитает светлые сорта. Раньше, вспоминает собеседник, он пил в основном зарубежные марки, а недавно его очень порадовал известный советский бренд, разлитый в Лиде.

- Конечно, оно хуже, чем было в Союзе, но запах у него примерно тот - знакомый с советских времен. Да и вообще, в последние несколько лет все белорусское пиво стало значительно лучше. Недалеко от нас в этом плане вырвались западники.



"Если вам подарят американский виски - не радуйтесь, ведь он хуже самогона"

И этот вывод про пиво, по словам собеседника, не голословный, ведь он побывал во многих уголках мира и попробовал разных сортов этого напитка. Не во всех западных странах оно устраивало Николая Ивановича.

- Я никому не советую американское пиво. У них плохое по вкусу пиво, как, впрочем, и более крепкие напитки. И если вам кто-то будет дарить американский или канадский виски - не радуйтесь, ведь он на вкус и запах хуже самогона.

На стене висит картина из Парижа, купленная в день рождения жены. В эту дату супруги обедали в Вене, а ужинали уже в столице Франции.
На стене висит картина из Парижа, купленная в день рождения жены. В этот день супруги обедали в Вене, а ужинали уже в столице Франции.

Председатель Союза писателей не советует радоваться и запланированному походу в кафе у входа в парк Горького, названия которого он не помнит. Говорит, что там очень долго ждал официанта при совсем небольшом количестве посетителей.

- А когда я попросил у них заменить тарелку, то это вызывало у персонала такую злобную реакцию, что стало неприятно. Туда мы больше не ходим, благо, что Минск уже нажил себе ресторанов и всегда можно выбрать, что посетить.

"Обычно ездим в "Корону", а в "Евроопте" у дома нам попалась липкая курица"

Магазины же в семье Чергинца особенно не выбирают, а обычно ездят в "Корону". Правда, Николай Иванович особенного участия в этом не принимает, а доверяет все жене.

"Я люблю "Корону", потому что там я всегда нахожу необходимое. К тому же там всегда вежливый персонал и свежие продукты", - говорит супруга собеседника.



А вот с продуктами не лучшего качества, по словам жены Николая Ивановича, она столкнулась в "Евроопте" у дома, куда теперь собеседница ходит лишь за какой-нибудь мелочью.

"Я не один раз замечала там не очень товарного вида фрукты, а однажды купила там курицу, которая оказалась липкой. Да и там столько народа, что не протолкнуться, ведь у нас старый район, а пенсионерам любая скидка хороша с белорусскими пенсиями", - резюмирует она.



"Как можно было допускать на прилавки книгу издательства "Логвинов" с маразмом типа стихов о Ленинграде?"

Ценовая политика влияет не только на посещение людьми определенной сети продовольственных товаров, но и на продажи книжных магазинов. Николай Иванович жалуется, что даже в киосках на самые видные места выставляют российские книжки, которые дешевле.

- Они дешевле потому, что в России НДС на книги 8%, а у нас - 20. А раз они выигрывают в цене, то продавцы выставляют их повыше, а наши даже в магазинах запрятаны где-то внизу, чуть ли не за прилавком. Это большая ошибка.

Также, по его словам, ошибка государственных книжных магазинов в том, что они продают издания, за которыми погонятся.

- Разве можно было допускать на прилавки книгу издательства "Логвинов" со стихами о Ленинграде? Точнее, это были не стихи, а какой-то маразм дурацкий. Я не помню точных формулировок, но там было что-то вроде: "Я иду из Ленинграда, я съел двоих детей, мясо было невкусным" или "Передо мной лежит старушка, она уже умерла, она пахла дурно, но мясо, наверное, было вкусным". Разве можно такую книгу продавать? А если ее увидят дети?



Сам же Игорь Логвинов еще весной рассказывал в интервью TUT.BY о том, что в этой книжке нет ничего страшного, ведь это такой шуточный питерский жанр "пирожки". Однако председатель Союза писателей не считает, что такой вид современного искусства имеет право на жизнь.

- Книжка - это очень тонкий инструмент воздействия на душу человека, и те, кто ее производит, должны это учитывать. И когда в ней размещается вот эта мразь - то это уже не искусство. Что это такое: он съел ребенка - и ему очень хорошо...

Отмечаем еще раз, что это несерьезные произведения, рассчитанные на взрослых. Альтернативное искусство.

- Мы так дойдем до того, что будут убивать людей с точки зрения альтернативности. Попадет эта книга в руки несмышленому ребенку - и он подумает, что даже людей есть можно. Любая литература ведет к побуждению каких-то действий, и, наверняка, у исламистов есть такие книжки, которые оправдывают убийство. Поверьте, я видел эти отрезанные головы в Афгане.

"Логвинов как мужик должен был извиниться за эти стишки, но он же на дыбы встал"

Исходя из такой точки зрения Чергинец считает вполне оправданным закрытие издательства "Логвинов", хоть его закрыли не за "пирожки", а за альбом Belarus Press Photo 2011, который государство посчитало экстремистским.

- А вообще я считаю, что Логвинову нужно было извиниться как мужику перед людьми за эти стишки, признать свою ошибку и пообещать, что такого больше не повторится. И я бы тогда сказал, что пусть издает хорошие книги, ведь он и наших классиков печатал. Но он же на дыбы встал, мол, какое имеете право. Имеет государство и общество право.



А вот отказ в регистрации книжного магазина, которой Логвинов добивался в 2014 году шесть раз, Николай Чергинец считает спорным вопросом. Он повторяет, что как писатель не против того, чтобы у нас продавалась различная литература, и видит в этих отказах, возможно, самоуправство отдельных чиновников.

- Я не исключаю, что у нас есть бюрократия. Сидит, может, чиновник и думает, а чего мне его регистрировать, если он иногда издает оппозиционные книги? Но ведь у нас не запрещено законом продавать такие книги, и если человек все делает по закону - надо разрешить ему торговать. Пусть торгует на здоровье.

"Предлагать брать по 5 тысяч за посещение поликлиники может только тот, кто никогда там не был"

По словам собеседника, среди чиновников иногда находятся такие люди, которые своими действиями причиняют вред государству.

- Это происходит потому, что нередко люди стараются обезопасить свое кресло, поэтому действуют запретительными мерами. Также у чиновника часто бывает желание показать, что он не простой винтик или же то, что он за государство. Что, у нас нету перегибов на местах? Вспомните того же чиновника, который предлагал брать с людей по пять тысяч за посещение поликлиники, хотя у нас по конституции бесплатная медицина.

Давайте будем называть вещи своими именами: эта была инициатива бывшего вице-премьера Анатолия Тозика.

- Да, это был Тозик. И он предлагал взимать с людей деньги, потому что, по его мнению, туда старушки ходят как на собрание. Да кто пойдет на собрание в ту поликлинику с замызганными полами? Бабки летом посидят на скамейке, а зимой найдут место, но не пойдут в эту поликлинику, пронизанную бактериями. Этого может не понимать только тот человек, который ни разу там не был. Разве это дело?



Также, по мнению Чергинца, не совсем дельной оказалась и реализация еще одного проекта бывшего вице-премьера - декрета "о тунеядцах". Николай Иванович задается вопросом о том, как можно считать тунеядцами писателей, которые нерегулярно получают гонорары.

- Мы что, хотим уничтожить такое понятие, как писатель? Хотим, чтобы они грузчиками на товарные станции устраивались, чтобы не считаться тунеядцами? Нонсенс! Мы думали, что к нам присоединятся коллеги и из другого союза писателей, но они как-то не поднимают этот вопрос.

"Даже мои друзья из России возмущаются тем, что у нас отгрохали возле цирка"

Николай Чергинец продолжает рассказывать о борьбе за лучшую долю для членов своего союза и долго повествует историю, как сражается с некоторыми госорганами за арендное жилье для молодых писателей. Вопрос, говорит он, должен решиться в положительную сторону. А вот некоторые вопросы столичного строительства в глобальном плане, отмечает собеседник, уже поздно пытаться решить.

- Что ж тут скрывать, что дом у Троицкого, который нарушает требования городской архитектуры, бросается в глаза. Это красивое здание, но оно должно стоять в другом месте. Там бы он выделялся, а здесь он давит эту старинную часть, будто говорит: "Я ваш новый хозяин".



Также председатель Союза писателей не приветствует появление гостиницы возле цирка и очень недоволен тем, что ради нее снесли старую электростанцию.

- И вместо объекта, который действительно имел историческую ценность, они отгрохали эту громадину, которая портит архитектурный ландшафт! Даже наши друзья из России возмущаются, что это такое построили у нас. К тому же это ведь гостиница, возле которой будет много машин, что создаст дополнительную нагрузку на проспект.

Николай Иванович считает, что подобным объектам место на окраинах Минска, но это вовсе не означает, что центр города не стоит перестраивать. Собеседник говорит, что, например, у Осмоловки нет никакой исторической ценности и с ней можно без проблем расстаться.

- Я помню, как немцы наспех делали эти дома, чтобы дать жилье людям. Да, тогда они были дворцами, но сейчас это рухлядь, у которой даже фундамента нормального нет. Я знаю, что у многих другое мнение, но я не вижу в этих домиках какой-то архитектурной ценности.

"Я люблю Минск, ведь его невозможно не любить, как отца и мать"

По мнению председателя Союза писателей, на месте Осмоловки можно было бы построить современные комфортные здания, а сохранить, например, один дом из этого района, "раз некоторые минчане считают это архитектурным стилем". Николай Иванович признается, что любит жителей нашего города.

- При любых наших издержках у минчан достаточно высокий уровень культуры. Ведь у нас почти всегда человек не пройдет мимо лежащего на улице и поможет. У минчан развито понимание и сострадание. В той же Москве этого меньше, там на других меньше обращают внимание.



Но есть и в минчанах некоторые минусы, говорит собеседник. По его словам, это касается в первую очередь тех, кто страдает снобизмом и зазнайством из-за высокой должности.

- Но, к сожалению, таким страдают и некоторые деятели искусств. И мне не повезло, что ко мне как к магниту притягиваются такие личности из самых разных сфер культуры и начинают наговаривать на своих коллег. Вот не могу объяснить, откуда у культурного человека берется вся эта зависть?

Зато собеседник достаточно четко объясняет, откуда у него взялась большая любовь к Минску.

- Я родился в этом городе, а как же возможно не любить своих отца и мать?



4 минских вопроса Николаю Чергинцу

- Какое здание или сооружение в Минске вы бы снесли в первую очередь?

- Я бы перенес в другое место как гостиницу у цирка, так и дом у Троицкого. Хотя бы это, и то хорошо бы было.

- Кому бы вы поставили памятник в Минске?

- Мы внесли предложение поставить большой памятник Быкову, и у меня уже лежит его проект, где Василь Владимирович сидит за рабочим столом. Дело продвигается, и пока я назову только одно из предполагаемых мест - площадь Бядули. Но я не хочу, чтобы этот памятник стал предметом разговоров о власти или оппозиции, ведь он должен быть символом нашей общей памяти.

- Кого вы считаете самым значимым минчанином в истории?

- Не в порядке подхалимажа, я бы отметил Лукашенко. Он сохранил МТЗ, МАЗ, да и в общем при нем наш город развивается. Конечно, с Лукашенко можно о чем-то спорить, но его стратегическая направленность - на укрепление Беларуси, нашей независимости.

- Куда вы в первую очередь ведете в Минске иностранных гостей?

- Я вожу их по всему городу, а не только в центре. И всем бросается в глаза чистота в Минске, хотя у нас чистый и любой, даже маленький городок.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-15%
-50%
-10%
-20%
-20%
-45%
-20%
-13%
-50%