109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  2. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  3. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  4. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  5. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  6. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  7. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  8. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  11. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  12. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  13. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  14. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  19. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  20. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  23. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  24. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  25. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  26. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  27. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  28. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  29. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  30. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть


Фото: muraveyka.ru
Фото: muraveyka.ru
Завершено расследование уголовного дела в сфере вспомогательных репродуктивных технологий. По версии следствия, предприниматель из Минска, предлагая услуги "сопровождения" суррогатного материнства, вводила в заблуждение потенциальных заказчиков, а процедура оплодотворения иногда нарушала требования закона и элементарной этики. Это резонансное дело выявило ряд пробелов в законодательстве, что пока не позволяет в полном объеме контролировать процесс суррогатного материнства в Беларуси, сообщает пресс-служба Следственного комитета.

Дело велось по двум статьям Уголовного кодекса: незаконная предпринимательская деятельность и подделка документов.

Было проведено полное и всестороннее изучение всех обстоятельств противоправной деятельности предпринимателя. "Но ввиду акта амнистии принято решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям", - сообщает СК.

Напомним, через интернет женщина-предприниматель первой в Беларуси начиная с 2007 года стала искать суррогатных матерей для бесплодных пар, желающих стать родителями. Для этого она открыто рекламировала услуги по сопровождению "таинства", которое оценивала сначала в 3 тысячи евро, а потом и в 5 тысяч. Основными клиентами были граждане России, где услуги по суррогатному материнству стоят гораздо дороже и сопряжены с юридическими трудностями. Заказчики заключали с предпринимателем договор, форму которого она разработала сама. После этого они отправлялись в медучреждение, где и происходило зарождение новой жизни. Примечательно, что никакой ответственности за результат процедуры предприниматель не несла, а деньги в случае неудачи уже не возвращались.

Главной претензией правоохранителей был тот факт, что людям, которые не могли родить, предприниматель предлагала "прямое донорство" (даже это понятие гражданка выдумала сама), а фактически – искусственную инсеминацию, когда согласившейся на роль "второй мамы" вводится семя заказчика напрямую. То есть это ничем не отличалось от обычного процесса оплодотворения. А суррогатная мама становилась генетической матерью ребенку, то есть родной, - что запрещено ст. 22 Закона Республики Беларусь "О вспомогательных репродуктивных технологиях".

Данная криминальная схема, как ранее отмечали в Министерстве внутренних дел, стала возможной в том числе и потому, что в республике отсутствует система сверки родившихся детей и зарегистрированных в органах ЗАГС, а документы, выдаваемые в родовспомогательных учреждениях, – не строгой отчетности и имеют низкую степень защищенности. С этой целью министерство внутренних дел уже предлагало дополнить Уголовный кодекс ответственностью за нарушение законодательства в сфере вспомогательных репродуктивных технологий, которая пока прямо не предусмотрена, и в том числе – за незаконные сделки с эмбрионами человека.

С такой же инициативой выступает и Следственный комитет, который направил ряд предложений по совершенствованию законодательства в адрес правительства Беларуси.
-20%
-20%
-25%
-50%
-15%
-5%
-15%
-7%
-25%
-5%
-5%