Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Сергей Крапивин,

70 лет назад, 20 января 1945 года, ЦК ВКП(б) под грифом "Совершенно секретно" принял постановление "О политической работе партийных организаций среди населения западных областей БССР".

 Плакат В.И. Смирнова "Утро красит нежным светом стены древнего Кремля"
 
Проблема обозначилась еще летом 1944 года, когда политработники Красной Армии с досадой обнаружили, что в освобожденных городах и селах Беларуси население выглядит не вполне советским. По наблюдениям в Могилевской и Гомельской областях начальник политуправления 1-го Белорусского фронта генерал-майор С.Ф. Галаджев докладывал секретарю ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко: "Говоря о Красной Армии, о наших бойцах и офицерах, не все местные жители употребляют слово "наши", а говорят чаще всего так: "русские", "красные".
 
А чем дальше на запад Беларуси – тем становилось хуже. Начались трудности с призывом пополнения для действующей армии. В докладной записке заведующего военным отделом ЦК КП(б)Б Н. И. Прохорова о состоянии призывной работы в январе 1945 года говорилось, к примеру, следующее:
 
"В Юратишковском и Столбцовском районах уклонилось от мобилизации более 1000 человек. В Барановичской области дезертировало с пересыльных пунктов и в пути следования 2164 человека. В ряде районов западных областей имели место случаи, когда молодежь призывного возраста и военнообязанные старших возрастов под влиянием польских националистов отказывалась получать повестки о явке на призыв и отправке в Красную Армию под предлогом, что они по национальности поляки. После расследования на местах об их национальной принадлежности оказывалось, что их родители и они – белорусы. Только по Молодечненской области было установлено, что 743 чел. приписали себе польскую национальность с целью уклонения от призыва в Красную Армию, хотя они и были белорусами".
 
Поэтому надо было убедить "западников" в том, что центром мироздания является Москва. Людей, которые советской власти по сути не видели, требовалось приучить к понятию "великая социалистическая родина" и вообще – к советскому образу жизни. Но как это сделать?.. Вглядываюсь в текст постановления ЦК от 20 января и прихожу к выводу, что это произведение, написанное на партийно-советском жаргоне, можно было не "секретить" от жителей моего родного местечка Порозово. Они бы его просто не поняли. Западнобелорусские туземцы как-то еще знали слова "большевик" и "колхоз", но все остальное в политдокументе было для них покрыто мраком: райземотдел, изба-читальня, комбед, исполком, ОГИЗ, наркомпрос, райсобес…
 
А вот учителя, врачи, агрономы, инженеры в Брестской и Гродненской областях довольно скоро уловили смысл ярлыка "кулацко-националистический". В констатирующей части постановления о выпускниках западноевропейских университетов и высших сельскохозяйственных и технических школ говорилось так:
 
"Неудовлетворительно ведется политическая работа с интеллигенцией, особенно с учительством. Не организовано марксистско-ленинское воспитание интеллигенции, большинство которой формировалось в панской Польше под влиянием помещичье-буржуазной идеологии. Партийные организации мало привлекают интеллигенцию к культурно-просветительной работе среди населения, не учитывают, что без перевоспитания местной интеллигенции в советском духе и привлечения ее к активному участию в политической и культурной работе невозможно успешно (последнее слово в оригинале постановления дописано от руки. – Прим. ред.) решить серьезные задачи хозяйственного и культурного строительства в западных областях БССР".
 
Ужотко вам, буржуазные интеллигенты! Еще узнаете самую передовую в мире методику советских академиков Минца и Лысенко…
 
Фактически был вновь поднят лозунг "Что не доделал русский штык – доделает русский чиновник, русская школа и русский поп". Тоннами стали завозиться учебники и пропагандистские брошюры, в которых доказывалось, что "великороссы, малороссы и белоруссы – один народ". Из текста постановления:
 
"Отмечая совершенно неудовлетворительную работу школ в западных областях БССР, предложить ЦК КП(б)Б и СНК БССР принять необходимые меры к коренному улучшению работы школ, обеспечить переиздание учебников на белорусском и русском языках, снабдить все школы учебными программами и пособиями. В целях марксистско-ленинской подготовки учительства, которому вверено дело воспитания всего подрастающего поколения, организовать изучение учителями, не обучавшимися в советской школе, основ марксизма-ленинизма, истории СССР и советской педагогики.

Обязать Наркомпрос РСФСР (т. Потемкина) в период с 1 марта по 1 августа 1945 года откомандировать для работы в школах западных областей Белоруссии всех ранее эвакуированных из БССР учителей-белорусов, работающих ныне в школах РСФСР.

Обязать ОГИЗ РСФСР (т. Юдина) отпечатать до 1 августа 1945 г. для школ западных областей БССР 1 миллион экз. учебников на белорусском языке".
 
Встречную инициативу проявили в те дни местные партаппаратчики. Требуя добавочного духовного окормления из Москвы, секретарь Гродненского обкома по пропаганде А. П. Эльман (довоенный секретарь в Белостоке), рассказал на пленуме в Минске о том, как члены бюро расширяют свой кругозор (цитата из стенограммы):
 
"Нам попалась недавно одна интересная книга, которую члены бюро обкома с удовольствием прочитали – "Гродненская губерния за сто лет" (речь шла о следующей книге: Л.М. Солоневич. Краткий исторический очерк Гродненской губернии за сто лет ее существования. 1802–1902. Гродно, 1901. — Прим. ред.), написанная, очевидно, явным монархистом, губернским царским чиновником, составленная в верноподданническом духе. Но даже этот царский чиновник невольно в отдельных случаях сумел более или менее правильно показать борьбу русских, борьбу белорусов против ополячивания". (НАРБ, ф. 4, оп. 20, д. 217)
 
Для справки: заместитель начальника канцелярии гродненского губернатора Лукьян Солоневич был протеже Петра Столыпина в бытность последнего гродненским губернатором. Характеризовался как типичный представитель великорусской охранительной публицистики, страстно развивал идею о том, что "белорусы являются ветвью русского народа".
 
Сравнительно немного было сказано в постановлении от 20 января 1945 года на польскую тему:
 
"Партийные организации обязаны развернуть разоблачение польских националистов как агентов гитлеровской Германии, предателей польского народа; развернуть политическую работу среди польского населения с тем, чтобы поляки, репатриируемые в Польшу, были бы сторонниками политики дружественных отношений между Польшей и Советским Союзом".
 
Подразумевалось в те дни, что поляки – это нечто, не поддающееся советизации. Непримиримых переселим за кордон, а оставшиеся… Будем им благодарны уже за то, что автоматы из схронов не вынимают!
 
Пройдет полгода. Все это время газеты БССР будут отчитываться о выполнении постановления ЦК ВКП(б) "О политической работе партийных организаций среди населения западных областей БССР". Каждый день будут писать о новых библиотеках и избах-читальнях, в которых трудящиеся изучают работы Сталина:

 
Об открывающихся учительских институтах:

 
Об учебных пособиях для западных областей Беларуси:

 
А толку! 3 июля 1945 года заместитель заведующего оргинструкторским отделом ЦК КП(б)Б Н.И. Шелихов направит секретарю ЦК В. Н. Малину доклад "О выполнении Гродненским обкомом КП(б)Б постановления ЦК ВКП(б) от 20 января 1945 года "О политической работе партийных организаций среди населения западных областей БССР". Позитивным там будет только первый короткий абзац:
 
"Выполняя постановление <…>, Гродненский обком КП(б)Б добился некоторых положительных результатов в политической работе среди населения".
 
Все остальное в докладе – "однако" и "вместе с тем". Оказывается, враждебные элементы – кулачество, белорусско-немецкие и польско-фашистские националисты, пользуясь слабостью политической работы среди населения, распускают различного рода провокационные и клеветнические слухи о политике партии и советской власти, о положении в СССР и за рубежом, направленные на дискредитацию политики партии и советской власти, на срыв проводимых ими мероприятий и на создание у населения неуверенности в силе и прочности советской власти. Нередко эти провокационные и клеветнические слухи частью населения принимаются на веру.
 
Примеры в докладе приводились совершенно жуткие:
 
"В середине мая 1945 года в деревне Леваши Цвермовского сельсовета Лидского района был пущен слух о том, что началась война Англии и Америки с СССР и будто бы в результате боев Красная Армия разбита и оставила город Лиду. Крестьяне этой деревни, насчитывающей 40 дворов, запрягли лошадей и на пустых телегах приехали в Лиду, чтобы нагрузить "трофеи" и забрать домой".
 
Пожалеем великого русского классика Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, который нервно курит в сторонке, и дальше "нагнетать" цитатами из партийных документов не станем…
 
Просто заметим из нашего сегодня: в самом кошмарном сне секретарь Гродненского обкома по пропаганде Андрей Петрович Эльман не спрогнозировал бы ситуацию "Карта поляка – сильнее русского штыка".
 
(Продолжение следует)
 
Читайте также: