/ фото: Александр Васюкович,

Отработав долгое время в управлении собственной безопасности ГУВД Мингорисполкома, в 46 лет Игорь Заливако ушел из милиции. Пенсия есть, двухкомнатную квартиру от работы построил, сына выучил. Но дома сидеть не хотелось. "Займусь, думал, на пенсии тем, что мне всегда было интересно больше всего, – охраной природы". И пошел экс-милиционер работать начальником Минской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира при президенте. "Вы знаете, я охренел. Столько угроз снять меня с должности, сколько я услышал тут, у меня в милиции за 20 лет не было!" Недавно Заливако предложили подать в отставку и одновременно написать заявление на увольнение по собственному желанию.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Игорь Заливако

Как выяснил TUT.BY, Госинспекция была мечтой для многих отставников милиции, сделавших когда-то карьеру в правоохранительных органах. Многие думали, что структура по охране природы при президенте станет для них достойной работой на пенсии. Однако не только у Заливако, но и у целого ряда "мечтателей в погонах" надежды не сбылись.

Пока еще начальник

В начале декабря 2014 года КГБ Беларуси задержал группу охотников из 11 человек в Гомельской области. Среди задержанных - должностные лица, которые обязаны следить за соблюдением законов в природоохранной сфере: три сотрудника Инспекции охраны животного и растительного мира при президенте и пять сотрудников милиции. Всем предъявили обвинение в незаконной охоте на лосей.

Информацию о громком задержании через неделю после случившегося сообщила на своем сайте сама Госинспекция. Небольшую заметку опубликовали под заголовком "Неприкасаемых нет". 

Некоторых сотрудников Госинспекции, давно работающих или уже покинувших эту структуру, заявления о неприкасаемости задевают. Они говорят о том, что сегодня в нашей стране существует готовая почва для совершения таких преступлений и в дальнейшем. И пока на Гомельщине отчитываются о преступлениях высоких лиц, совсем под боком, в Минской области, происходят не менее странные вещи: с 2013 года один за другим уходят начальники, которые раньше считались весьма успешными руководителями.

С начальником Минской межрайонной инспекции Игорем Заливако мы беседуем в инспекционном уазике, пока едем по лесным колдобинам Пуховичского района. Возможно, это последний рейд Заливако. И поэтому поговорить ему хочется особенно.

Заливако пришел в Госинспекцию шесть лет назад. Сначала работал начальником оперативного отдела Минской областной инспекции, а в июне 2013-го возглавил созданную Минскую межрайонную. Здесь в его обязанности входит контроль за состоянием природы в Минске, а также Минском, Пуховичском, Смолевичском и Логойском районах.
Заливако пришел в Госинспекцию шесть лет назад. Сначала работал начальником оперативного отдела Минской областной инспекции, а в июне 2013-го возглавил созданную Минскую межрайонную. Здесь в его обязанности входит контроль за состоянием природы в Минске, а также Минском, Пуховичском, Смолевичском и Логойском районах

Руководителем "межрайонки" Игорь Заливако значится по сей день, хотя сам начальник понимает, что на волоске от ухода. Говорит, работал добросовестно (многие его коллеги это подтверждают), но не так давно ему "передали", что лучше написать заявление на увольнение по собственному желанию. 13 января позвонили из вышестоящей инспекции и сказали, что "руководство выше попросит ускорить мой уход".

"Желание послать все к черту и найти себе какую-нибудь спокойную работу по поднятию шлагбаума, с одной стороны, есть. А с другой – хотелось повоевать. Увы. Контракт у меня заканчивается в июне, но попросили написать с 9 февраля. Я написал. Нет сил больше работать с этими людьми", - рассказывает Игорь Заливако.

"Просьба по собственному свалилась не просто так"

Контроль, который должен осуществлять Заливако вместе с подчиненными в Минской межрайонной инспекции, подразумевает в том числе рейды по охотугодьям. Проверяют любителей побегать по лесу с ружьем на то, соблюдают ли они правила охоты. Часто выясняется, что не соблюдают. А это для инспекторов также часто заканчивается стычками с браконьерами, которые ничего не боятся. Иногда просто угрожают проколоть колеса в машине, но куда чаще – обещают снять с должности. Вот и сейчас просьба "написать по собственному" свалилась на Заливако не просто так, говорит он.

В тесном уазике с нами в рейд едет еще несколько сотрудников инспекции. Все в экипировке, с оружием, с биноклями. Вроде бы все в повышенной готовности в любой момент выскочить из машины и побежать за браконьером, ведь много лет только этим и занимаются. Но сейчас в воздухе чувствуется какая-то коллективная апатия. Все понимают, что начальник у них скоро поменяется, но комментировать особенно ничего не хотят с короткой оговоркой: "Нам еще тут работать". Единственным нарушителем молчания в машине и является Игорь Заливако. До прихода в Госинспекцию 20 лет он отработал в милиции: сначала в Советском РУВД в разных должностях, а затем - в управлении собственной безопасности ГУВД Мингорисполкома.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Госинспекцию охраны животного и растительного мира при президенте, вспоминает Заливако, создали в Беларуси в 2003 году. До появления этой структуры функции по охране природы лежали по сути только на Министерстве природных ресурсов. Однако что-то шло не так, и все это знали, говорит Заливако.

"В лесах доходило до беспредела: <… > кто хотел, тот стрелял, кто хотел, тот ловил, давил, травил, убивал электрическим током и так далее. И что печально - во главе этих беспорядков стояли чиновники и сотрудники правоохранительных органов на местах", - вспоминал несколько лет назад и президент, описывая то, что творилось в лесах с животными. В связи с этим, объяснял когда-то Александр Лукашенко, навести порядок мог только орган, подконтрольный президенту. Новая структура, по его словам, наделялась "беспрецедентными правами" в области охраны природы. Сегодня в состав всей Госинспекции по стране входят 6 областных и 47 межрайонных инспекций. В них числятся около 270 инспекторов.

По словам Заливако, создание инспекции, с одной стороны, доказало свою эффективность: с 2003 года по стране выявили около 170 тысяч нарушений в сфере охоты, рыболовства и лесопользования. Если в 2003 году выявили 25 тысяч правонарушений, то уже через пять лет их количество снизилось до 14, а через 10 лет, по итогам 2014 года, - до 10 000. На сайте инспекции отчеты о том, сколько нарушителей ловят ее сотрудники, публикуются несколько раз в месяц.

Но, с другой стороны, возникает вопрос: на что реально имеет право начальник межрайонной инспекции, если ему так часто приходится сталкиваться с угрозами лишиться должности?


"Оказалось, это сын одного нашего бывшего министра. И ничего ему не страшно" 

"Моя профессиональная деятельность способствует определенному давлению, - продолжает изливать душу Игорь Заливако, пока мы ездим по охотугодьям. - А в случаях с влиятельными людьми - тем более. Задержал кого-то – ждешь: откуда вылезет? Самое распространенное: "Если вы будете нас трогать, вы не будете работать". Вот задерживаем человека на охоте. Два часа ночи. Браконьерство налицо. Он набирает телефон высокопоставленному чиновнику - не буду называть фамилию - и потом говорит, что мои протоколы его не пугают и вообще завтра я работать уже не буду. Извините, я не всегда другу могу позвонить в 2 часа ночи".

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

"А сколько раз сталкивался с ситуацией, когда правоохранительные органы открыто не хотят возбуждать дело по браконьерству! – возмущается Заливако. - Вот осенью 2014-го в Пуховичском районе застрелили лося. Выстрелом перебили ему ноги. Есть свидетели, которые слышали выстрелы. Вызвали группу инспекторов Госинспекции. Но результат - отказ в возбуждении уголовного дела. А знаете почему? Так как пуль не нашли, то, возможно, эти повреждения лось причинил себе сам естественным путем. Вот как оказалось".

И таких случаев, говорит Заливако, в его работе было столько, что он уже сбился со счета. "Два года назад была ситуация в Шацком охотхозяйстве "веселая". Едем, ночь. Стоит джип Pathfinder. Хорошая машина! В джипе трое: женщина и двое мужчин. У одного из мужчин между ног зажат расчехленнный карабин, что уже нарушение. Стоит машина ровно на рапсовом поле. Это - основное кормовое поле, куда зимой олень приходит, косуля. Мы разворачиваемся и по встречке без фар тихонечко подъезжаем вплотную к нему, врубаем мигалку. Только выходим из машины, чтобы проверить документы, водитель, чуть нас не сбивая, жмет по коробке передач. Облетает нас и пошел. 200 км в час! Мы на уазике "Патриот" в жизни его не догоним. Связались с ГАИ, чтобы джип остановили. Так что вы думаете: не остановился! Повезло, что водитель сам оказался неместный, и гаишники его загнали в тупик, положили мордой в пол".

Дальше – интересней. "Дело в том, что пока они убегали, карабин охотник-то разобрал, положил в чехол, патроны под ногами рассыпались. Оказалось потом, что этого охотника во всех охотхозяйствах знают. Ведет себя нагло. Выяснили личность – сын одного нашего бывшего министра. И ничего ему не страшно. Составляем протокол, а он подходит и говорит мне: "Ребята, пишите, что хотите, я все порешаю". Говорю ему: "Как?" Он улыбается и говорит, мол, нате вам по сотне и успокойтесь". Э, нет. Со мной так нельзя!" - заводится Заливако, называя такое отношение к себе оскорблением.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Оскорбленный начальник решил пойти на принцип – добиться суда."Я подумал: раз ты так, я тоже войну начну. Я ж так не сдаюсь. Но дальше было вообще потрясающе. Суд Пуховичского района вынес решение об отмене нашего протокола. Объяснили так: мы, сотрудники госинспекции, были заинтересованы в исходе дела. А он, сам браконьер, не заинтересован, - вспоминает пока еще начальник Заливако, который на решении суда об отмене своего же протокола не остановился. – Мы стали подавать жалобы: одну, вторую, третью. В результате мы добились того, чтобы этому охотнику дали 10 базовых штрафа и лишили права охоты на какое-то время, точно не назову сейчас срок".

"Или люди ничего не боятся, или думают, что деньгами можно любого с должности снять? В жизни не мог подумать, отработав столько лет в милиции, что это может быть настолько серьезно! - не унимается Заливако. - Помню, мне мои знакомые говорили: "Леонидович, тебя уберут, если будешь сильно лезть". Я посмеялся тогда и сказал им: "Ребят, ну вы что. Я сам – государственный служащий! Я выполняю свою работу. Я взяток не беру. Ни в милиции, ни в инспекции на сделки никакие не шел. Кто меня уберет?" Теперь понимаю, что они были правы".

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
За годы работы в лесах Минской области Игорь Заливако или его инспекторы лично встречали и чиновников самого высокого уровня. Например, бывшего премьер-министра Сергея Сидорского. "Он страстный любитель охоты. И он - из числа добросовестных охотников. Проверяешь - все документы в порядке, вопросов нет. Если бы все были такими, то и работать бы было приятно". Таким же добросовестным охотником называют и бывшего вице-премьера Сергея Румаса.

В белорусских лесах вообще, как оказалось, любят охотиться "высокие лица". Как рассказал TUT.BY председатель УП "Военохот" Василий Юркевич, в Пуховичский район на охоту даже приезжал Бронислав Коморовский - незадолго до того, как стал президентом. Сюда же периодически приезжает и беглый президент Кыргызстана Курманбек Бакиев, который ныне живет в Беларуси. С удовольствием приезжал к нам и режиссер Никита Михалков, также рассказал TUT.BY Юркевич.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Во время рейда мы встретили охотника, который рассказал и показал, как выглядит браконьерство. Охотник с 10-летним стажем – назовем его Николаем – негласный "санитар леса", поэтому настоящего имени своего называть не хочет. Часто он ходит в лес только для того, чтобы найти запрещенные петли-удавки, оставленные браконьерами, и "сдать" их местонахождение Заливако или его инспекторам. Иногда охотник фиксирует нарушения на видео или фото и потом тоже передает отснятое в инспекцию. С браконьерами в районе действительно беда, рассказывает Николай. По его словам, в сезон - осенью и зимой - они ставят в охотугодьях запрещенные замаскированные петли, в которые попадают животные - лоси, зайцы, лисы, еноты, косули. "Я постоянно нахожу их уже мертвых или разобранных. Рога и копыта. Вот две недели назад 40 петель вынес отсюда!" - с тоской рассказывает он.

Вот видео, снятое несколько недель назад. На нем видно, как енотовидная собака застряла шеей в ловушке, установленной браконьерами.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (7.11 МБ)
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
"Поскольку среди браконьеров много и местных алкашей, которые хотят на мясе дичи подзаработать, то они в запой уйдут и забудут, что понаставили петель в лесах, - говорит охотник Николай. - А животное попадет лапой или шеей и гниет в этой петле заживо. Волки еще лапу себе отгрызают, которая попала в петлю, и уползают на трех. Голод толкает их на это. Но в основном в этих петлях дохнут". На фото - петля"-удавка", которая стоит тут для того, чтобы травмировать животное. О таких же проблемах  TUT.BY рассказывали и другие местные охотники

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
На фото - типичное место браконьерских "засидок"

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Начальник инспекции - Игорь Заливако - соглашается с тем, что Пуховичский район в его работе – самый проблемный. Он приводит самую последнюю статистику, которая есть у него на руках: в 2013 году в этом районе было выявлено 86 нарушений правил охоты. Для сравнения: в соседнем Минском районе – 13, в Смолевичском – 4.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
В том, что охрана природы здесь хромает, Заливако винит самих охотпользователей, которые организовывают охоту. Предписания им он отправляет регулярно, но не все на них реагируют. "Да и легко ли поучить чему-то охотпользователей, к которым на охоту ездят разные высокие лица?" - задается вопросом он. Всего на территории Пуховичского района хозяйничают (организовывают охоту, продают охотпутевки и так далее) 3 охотпользователя: Пуховичский лесхоз, Пуховичский комбинат хлебопродуктов и Пуховичское БООР. Год назад здесь арендовал охотугодья и Шацкий УП "Военохот", которому не продлили договор аренды, в том числе за неоднократные нарушения природоохранного законодательства. "Военохот" в ближайшее время попытается вернуть себе право аренды охотугодий. Пока же, как отметил в комментарии TUT.BY председатель УП "Военохот" Василий Юркевич, они заняты устранением нарушений

Бывший начальник: "Я подал в суд, потому что хотел из принципа восстановиться в должности"

Предшественник Заливако – Александр Вишняков – тоже ушел со скандалом, отработав в Госинспекции 12 лет в разных должностях: сначала в центральном аппарате Госинспекции, затем замначальника оперативного отдела Минской областной инспекции, после - начальником Минской межрайонной.

Вишнякову не продлили контракт, поэтому сразу после ухода он подал на Госинспекцию в суд, посчитав незаконным решение руководства. 31 декабря 2014-го суд Московского района Минска не удовлетворил иск Вишнякова.

"Почему я ушел? Официально мне не продлили контракт. А неофициально… Я высказывал мнение, которое не сочетается с мнением высокого начальства. Я тоже, как и Заливако, никаких решений, кроме законных, не принимал. Поэтому я стал не угоден", - считает Александр Вишняков, которого разыскал TUT.BY. - Я подал в суд, потому что хотел из принципа восстановиться в должности, а потом уволиться. Самому! Я бы все равно там дальше не работал".

До прихода в Госинспекцию Александр Вишняков сделал хорошую, как сам говорит, карьеру в милиции. С 1996 по 1999 год был командиром спецназа, в/ч "3214".
 Александр Вишняков
Обладатель крапового берета. После спецназа Вишняков еще какое-то время оставался работать в структуре МВД, потом его пригласили в Госинспекцию.

Сегодня полковник крайне разочарован. Он рассказывает, что стоял у истоков этой структуры, но итогом его трудовой деятельности в Инспекции при президенте стали суды и головная боль. 

Уже бывший начальник вспоминает, что и в его бытность Пуховичский район был самым криминальным – из всех 22 районов Минской области. Именно там во время рейдов он чаще всего встречал любителей поохотиться, которые обещали "снять" его с должности и говорили о том, что не боятся его протоколов. Но такие охотники, видимо, не подумали, что угрозы "снять", сказанные командиру спецназа в отставке, могут прийтись ему не по душе, говорили потом TUT.BY коллеги Вишнякова.

"Могу сказать и про Заливако. Это очень принципиальный, нормальный человек. Его инспекция по всем показателям занимает одно из передовых мест, - комментирует TUT.BY полковник Вишняков. - Но никто же вам не скажет, что его убрали, потому что он принципиальность проявлял. Просто идет давление, которое при всем уважении к коллегам очень сложно доказать. Даже у меня не получилось. А я - человек, который прослужил в органах, и знаю это. Но вы просто посмотрите, скольких убирают так же, как Заливако и меня. И делайте выводы сами".

Оказалось, что Заливако и Вишняков действительно не единственные в этой цепочке. В начале декабря 2013 года в Минской области должности лишился отставник милиции Сергей Лукашов, начальник Березинской межрайонной инспекции. До прихода в Госинспекцию Лукашов 28 лет отслужил в милиции. Последняя его должность – замначальника Борисовского ГОВД. В Госинспекцию он пришел в 2006-м.

"Знаете, со мной произошла та же история, что с Заливако и Вишняковым. Просто мы, люди, пришедшие из милиции, - уже сложившиеся, принципиальные. Мы на сделки с совестью не шли, абы какие приказы выполнять не будем. Меня взяли в инспекцию 7 лет назад на место начальника, который совершил преступление и сел в тюрьму. Попросили навести порядок. Я навел - браконьерства в моих районах было немного", - говорит Сергей Лукашов, которого тоже разыскал TUT.BY.

Лукашов подчеркивает, что причину своего реального ухода видит в том, что "задерживал не тех людей", которые имели полномочия снять его с должности, и в том, что "слишком активно высказывал свое мнение" по другим вопросам, касающимся деятельности Госинспекции.

Никаких выговоров за годы работы, добавляет Лукашов, он не получал, как и Вишняков с Заливако. Наоборот, незадолго до своего ухода с должности начальника - 24 января 2013-го - Лукашова значком "За адзнаку" сначала наградил министр внутренних дел Игорь Шуневич (тогда в МВД награждали многих отставников. - TUT.BY). А через два дня - 26 января 2013-го, как раз к 10-летию существования Госинспекции, - он получил благодарность "за личный вклад в осуществление государственного контроля в области охраны и использования объектов животного и растительного мира" за подписью ее начальника Сергея Новикова.

"А потом неожиданно меня "попросили"
, - говорит Сергей Лукашов.

Бывший заместитель управления анализа и контроля центрального аппарата Госинспекции Владимир Грайло, который недавно тоже покинул Госинспекцию, отметил в комментарии TUT.BY, что прекрасно знал всех этих сотрудников и они, по его мнению, были достойными. "От них просто избавились". 

"Если такие люди уходят из Госинспекции, то неудивительно, что потом происходят громкие задержания и вопиющие должностные преступления, как в Гомельской области", - добавляет он.

"Мы ведь при президенте. Мы не имеем права на ошибку"

В Госинспекции охраны животного и растительного мира TUT.BY согласились прокомментировать ситуацию и пригласили корреспондента TUT.BY для беседы с руководством. Сегодня в своем кабинете нас принял заместитель начальника Александр Дунькович, однако он отказался от записи комментария на диктофон.

 Александр Дунькович
В целом, отметил Дунькович почти с порога, с кадровой политикой в Госинспекции все в порядке. "Мы ведь при президенте. Мы не имеем права на ошибку", - заявил он.

На вопрос, были ли все три начальника - Заливако, Вишняков и Лукашов -  за годы работы действительно успешными, Дунькович сначала ответил, что "успешными нет, но работали нормально", а затем добавил, что их работой были недовольны.

- По каким критериям вы оцениваете руководителей?
- уточнили мы.

- По состоянию правопорядка на их территории.

Однако никаких конкретных цифр, из которых было бы понятно, кто как работает, нам так и не предоставили. Один из этих начальников, по словам Дуньковича, спал в машине в рейдах, другой цеплялся к мелким нарушителям, когда можно было протоколы и не составлять (куда важнее, по его словам, показатели протоколов по серьезным правонарушениям в районах!), третий - слишком много весил и по состоянию здоровья уже не мог ездить в рейды.

Все три руководителя, о которых мы рассказали, не согласны с претензиями руководства. "Пусть только попробуют сейчас задним числом искать какие-то наши выговоры. У нас тоже есть кое-какие документы, которые нам тоже есть куда показать. Хотя мы и так их занесем. Вот тогда и посмотрим, к кому реально надо предъявлять претензии", - предупреждают недовольные начальники. Они также обращают внимание на то, что если бы в их работе действительно были допущены нарушения, то, скорее всего, о них сообщили бы сразу - так же, как недавно в Гомеле. "Показательно и на всю страну", - уверены они. Однако их отставки идут втихую.

Впрочем, бывшие/нынешние сотрудники и руководство могут еще долго обвинять друг друга  в нарушениях. Больше всего удивляет вот что. В 2003 году Александр Лукашенко особо подчеркнул, что наделяет Госинспекцию "беспрецедентными правами" в области природоохраны. Так почему сегодня, спустя 12 лет, общество уже не первый раз слышит о каких-то крупных скандалах? Не получилось ли так, что эти "беспрецедентные права" стали источником новых проблем?

И какую еще надо создать структуру для защиты наших белорусских лесов, если в самой Госинспекции при президенте происходят то громкие задержания, то кадровые конфликты?
{banner_819}{banner_825}
-50%
-5%
-30%
-20%
-20%
-20%
-15%
-40%
-20%