Новогодние праздники по-своему отметили и те, кто не имеет крыши над головой, - бездомные. И хоть праздничные дни для них мало чем отличаются от остальных, все равно многие из этих людей надеются на чудо. Их желания приземленные - лишенные новогоднего пафоса.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

Герой нескольких свободовских сюжетов могилевский бродяга Юрий Иванович в последний день прошедшего года отметил 76-летие. Из бетонной трубы, в которой жил целый год, старик перебрался в убежище потеплее. Говорит, что желаний у него много, однако сомневается, что хоть одно исполнится. Хотел бы, признается, в новом году обычной жизни:

"Не такой вот жизни, как у меня, а обычной. Как у людей! - объясняет. - Я уже двадцать четыре года болтаюсь. Какое у меня счастье? До ста лет жить не хочу. До восьмидесяти - мне больше и не надо. Три-четыре года я бы уже прожил, и ладно. Денег я боюсь. Мне они нужны, но только немного. Я пятнадцать лет пенсию не получаю, так у меня, если бы отдали, был бы миллиард. А куда бы я его задевал? Наверное, пропил бы все".

Юрий Иванович ждет сына и внука. Они, говорит, поменяли место жительства и теперь отыскать их он не может. Надеется, что когда-нибудь придут навестить. Теперь старик не одинок. С ним живет кот.

Семидесятисемилетний Альберт - инвалид второй группы. Ходит на костылях. Летом живет у баков с мусором. Прошлогоднюю стужу переживал под балконом дома в одном из спальных районов Могилева. Присмотреть за стариком некому. Своих детей у него нет. Пока зима, Альберта пускает к себе такой же инвалид.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

"Он такой, как и я, с палками ходит. Ему семьдесят три года. Один живет в однокомнатной квартире. У меня сестра есть, восемьдесят один год. Лежит на кровати. Сын за ней ухаживает. Я же сорок лет в тюрьмах отсидел. С детства, - рассказывает о жизни Альберт. - У меня желание умереть быстрее. Я уже устал. Ни пенсии у меня, ни документов. А пенсия у меня была бы хорошая. Я сварщиком работал".

Как отмечает Альберт, люди к нему относятся хорошо. Помогают копеечкой и едой. На Рождество и в Новый год стараются и ему сделать праздник. Вообще, отмечает старик, в эти праздники люди становятся отзывчивее.

Игорь и Виктор предновогодний вечер провели в поисках своей бродяжьей удачи. Игорь, мужчина среднего возраста, выглядит закоренелым бомжем. Щербатый рот, одежда из мусорки. Он первый озвучивает свои желания в новом году: "Выпил бы сотку. Поесть нашел бы на мусорке. А может, кто и угостит, и денег даст".

Виктор, того же, что и Игорь возраста, выглядит более ухоженно. Своего бродячего образа жизни стесняется. Желания, говорит, у него другие:

"Мне хочется тепла. Помыться. Переодеться, и чтобы было поесть, - рассказывает Виктор. - Выпить хочется, когда очень холодно. У меня руки есть. Я работяга. Но я же сам дошел до такого состояния. Был я и в местах отдаленных. А после того как отсидел, стал никому не нужен. Так в жизни: кто пончик ест, а ты слюнки глотаешь".

У православной церкви Трех святителей ежедневно просят милостыню обездоленные. Не все из них соглашаются на беседу. Сорокалетний мужчина с палочкой поговорить согласился. Признался, что бездомный и инвалид. Здесь же высказал свою обиду:

"Государство очень плохо относится к инвалидам. Видимо, не хочет ими заниматься. У меня обмороженные ноги, и нигде меня на работу не берут. Увидят, что на костылях, и все. А я ведь профессиональный сварщик..."

Собеседник говорит, что бомжует более года. Новый год собирался встретить у своего друга. Не скрывал: если не удастся приобрести "чернила", удовлетворятся "чифирем" и небогатым новогодним столом. Убежден, что встреча нового года должна быть веселым торжеством:

"И чтобы люди друг к другу тянулись и чтобы друг друга поздравляли, да чтобы у всех было счастье. И дабы не мерзли, как мы, нищие. Вот тут просим копеечку, чтобы на нее как-то прожить и встретить Новый год - его отметить хотя бы горячим чаем".
-47%
-40%
-30%
-30%
-10%
-20%
-20%
-21%
-51%
0067536