1. Белорусские биатлонистки стали вторыми в эстафете, проиграв одну секунду
  2. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  3. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  4. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  5. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  6. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  7. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  8. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  9. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  10. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  11. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  12. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  13. Минское «Динамо» снова проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  15. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  16. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  17. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  18. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  19. Казакевич озвучил социальный портрет «преступника», «связанного с протестной активностью»
  20. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  23. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  24. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  25. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  26. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  27. Новый декан у ФМО БГУ и большой красно-зеленый флаг в Новой Боровой. Что происходило в Беларуси 4 марта
  28. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  29. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  30. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет


/

Несколько раз ударила, бросила на диван. 20-летняя мама из Бреста избила своего 5-месячного ребенка, после чего мальчик скончался в больнице. Как потом оказалось, женщину привлекали к ответственности за распитие алкоголя, но на учете как находящаяся в социально опасном положении семья не состояла. Как в Беларуси защищают детей от насилия со стороны родителей? Как обнаруживаются случаи жестокого обращения с детьми?

Фото с сайта inoyabrsk.ru
Фото с сайта inoyabrsk.ru
По сообщению Министерства внутренних дел, за 11 месяцев 2014 года возбуждено 56 уголовных дел, в которых от близких пострадали дети (за аналогичный период прошлого года – 45).

Дела возбуждены по факту:
  • убийства – 2 (за аналогичный период прошлого года – 4);
  • причинения тяжких телесных повреждений – 1 (2);
  • истязаний – 11 (за аналогичный период прошлого года – 3);
  • угроз убийством – 20 (18);
  • причинения легких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья – 15 (10).
Общее количество таких дел небольшое, отмечают в МВД.

Убивали своих детей пьяные отцы. В марте в Бобруйске мужчина скандалил с женой, дошло до поножовщины: дебошир погубил жену и 15-летнюю дочь. В январе в Гомеле пьяный отец зарезал ножом двухлетнего малыша.

Вот один из примеров истязания малолетних. В Брестской области во вполне благополучной семье мать троих детей периодически воспитывала своих девочек и мальчика 12-13 лет ремнем, скалкой и палкой. Бывший муж, общаясь с детьми, инициировал разбирательство. Позже мать попала под амнистию.

Угрожала своим детям убийством 26-летняя женщина из Кричева. Девочки шести и восьми лет стали свидетельницами того, как их мать пошла с ножом на бабушку, и тоже попались ей под руку. В милицию сообщила бабушка малышек.

В Минске мать-одиночка нанесла своему шестилетнему сыну примерно 5 ударов руками и два удара с зажатым в руке сотовым телефоном – по затылку, уху и т.д. И в этом случае в милицию обратилась бабушка ребенка. Она же вызвала ребенку скорую (кстати, скорая всегда сообщает о подобных вызовах в милицию). У ребенка остались синяки и ссадины, которые не повлекли расстройства здоровья. Дело было возбуждено по статье 153 УК (Умышленное причинение легкого телесного повреждения).

"Это наиболее характерные примеры, – говорит начальник отдела организации работы инспекций по делам несовершеннолетних управления профилактики ГУОПП МОБ МВД полковник милиции Виталий Янчин, – Антигероями таких страшных историй с участием детей почти всегда становятся родители в состоянии алкогольного опьянения, часто – матери-одиночки либо женщины, живущие в гражданском браке".

Случаи убийств и причинения тяжких телесных повреждений не скроешь. А с легкими телесными повреждениями все не так просто. Если за медицинской помощью малышу не обратятся, о случаях избиения детей милиция может и не узнать.

Они всплывают, если о жестоком обращении сообщают родственники. Чаще всего бабушки, реже – второй родитель. Иногда инциденты обнаруживаются "попутно". Например, соседи вызывают патруль для скандалящих соседей. А там – дети.

В этом году 2,5 года за истязание пасынка получил минчанин. Мужчину задержали за мелкое хулиганство. В телефоне нарушителя сотрудники милиции обнаружили видео, как отчим ставит 15-летнего пасынка голыми коленями на гречку.

Фото: bigstockphoto.com

Возбужденных уголовных дел могло быть гораздо больше, если бы родственники, соседи и обычные прохожие чаще сообщали о том, что видят, считают в МВД. "Нужно, чтобы общественность не стеснялась информировать милицию о случаях жестокого обращения с детьми, – говорит Виталий Янчин. –  В нашей практике был случай: женщина увидела, как в джипе мужчина избивал ребенка, и сообщила в милицию. Инцидент был зафиксирован видеорегистратором, отца удалось привлечь к ответственности. Все мы ходим по улицам, ездим в общественном транспорте, и если будем обращать внимание на такие случаи, а не руководствоваться принципом "моя хата – с краю", то получим хороший эффект. Небезучастным отношением к происходящему вокруг мы предотвратим гораздо более серьезные случаи насилия над детьми"

"У нас принято скрывать неблагополучие в семье. Лучше тихо поколачивать ребенка и делать вид, что все в порядке, а то, не дай Бог, прибегут, заберут", говорит психолог Анна Симоненко.

Родители могут себя проверить

Срываясь на детях, вряд ли кто-то думает о себе как о преступнике. А зря.

Когда родитель ставит ребенка в угол на гречку или наказывает ремнем, скалкой, палкой – это называется истязанием. Истязание – умышленное причинение продолжительной боли или мучений способами, вызывающими особые физические и психические страдания либо систематическое нанесение побоев без тяжких телесных повреждений. Наказывается по Уголовному кодексу ограничением свободы на срок от одного года до трех лет или лишением свободы на срок от одного года до пяти лет.

Если родитель угрожает убить, отрубить пальцы и можно опасаться, что он осуществит сказанное, – это называется угрозой убийством, причинением тяжких телесных повреждений. Наказывается по Уголовному кодексу штрафом или исправительными работами на срок до одного года, или арестом на срок до шести месяцев. В новой редакции Уголовного кодекса, которая находится на подписи у президента, сроки наказания ужесточаются.

Если родитель, к примеру, разбил ребенку бровь, после чего пришлось обратиться в поликлинику – это легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья. Наказывается по Уголовному кодексу общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом на срок до трех месяцев.

Воспитание ремнем, пощечины и другие наказания называются нанесением побоев, не повлекших причинения телесных повреждений, умышленным причинением боли, физических, психических страданий. Наказывается по Кодексу об административных правонарушениях штрафом до 10 базовых величин или административным арестом.



Можно ли предотвратить серьезные случаи насилия над детьми? И как повлиять на родителя, если он поднимает руку на ребенка?

Согласно инструкции Министерства образования к декрету президента №18, о любых признаках неблагополучия ребенка все государственные органы должны информировать управления (отделы) образования. Если страдает младенец или годовалый ребенок – сообщает поликлиника. В случае, если ребенок постарше – работники детского сада, школы.

Фото: bigstockphoto.com

По белорусскому законодательству страдающий от физического или эмоционального насилия ребенок признается находящимся в социально опасном положении. И семью ставят на учет. Дальше специалисты разрабатывают индивидуальный план защиты прав и интересов ребенка, в который включается социально-педагогическая, психологическая, медицинская, правовая и материальная помощь.

Социально опасное положение

Находящимися в социально опасном положении являются жертвы физического, психического и иного вида насилия. Среди критериев СОП – жестокое обращение с несовершеннолетним в семье. Это физическое насилие – преднамеренное нанесение ребенку родителями физических повреждений, которые могут привести к смерти ребенка, или вызывают серьезные, требующие медицинской помощи нарушения физического или психического здоровья, или ведут к отставанию в развитии, телесные наказания, наносящие ущерб физическому или психическому здоровью ребенка. А также психическое (эмоциональное) насилие – длительное постоянное или периодическое психологическое воздействие, приводящее к формированию у ребенка патологических черт характера или нарушающее развитие его личности (открытое неприятие и критика ребенка, оскорбление и унижение его достоинства, угрозы, проявляющиеся в словесной форме без физического насилия, преднамеренная физическая или социальная изоляция, предъявление ребенку чрезмерных требований, не соответствующих возрасту и возможностям; грубое психическое воздействие, вызвавшее у ребенка психическую травму).
Как рассказали TUT.BY в Минском областном исполнительном комитете, сообщения о том, что ребенок пришел в садик с синяком, бывают. "В эту семью сразу же направляются специалисты, проводится социальное расследование. Если есть малейшие признаки социального неблагополучия, положение семьи признают социально опасным (СОП). С этого момента ее патронируют все структуры и ведомства – учреждения образования  (посещают практически ежедневно), здравоохранения, семья находится на контроле сотрудников УВД".

Но если семья внешне благополучная, на учет как находящуюся в СОП ее не ставят, говорят в облисполкоме. Родители, воспитывающие детей ремнем, нуждаются в консультации психолога. Эту помощь может оказать психолог учреждения образования, считают в облисполкоме.

Психолог одного из детских садов Минска только что занималась с девочкой. Вчера воспитанница пришла из дому вся в синяках. Ребенок снял колготки – и воспитатель увидел ножки в кровоподтеках. Семья полная-нормальная-порядочная, как охарактеризовали ее педагоги. После инцидента маму вызывали в сад, она написала объяснительную: дескать, у нее случился нервный срыв, обещала, что больше такого не повторится. На учет семью пока ставить не будут, рассказывает психолог. О работе с мамой тоже не идет речи.

Психолог детского учреждения поясняет, когда в детском саду проблему выносят на рассмотрение. Обычно воспитатели обращают внимание только на явные случаи избиения: например, на спине, ногах ручках есть полосы от ремня. "Начинаем разбираться-копать, и обнаруживается, что в семье кто-то пьет и она в общем неадекватная - сообщаем в инспекцию по делам несовершеннолетних, привлекаем службы. Такую семью ставят на учет".

Иллюстрация с сайта shumilino.by
Иллюстрация с сайта shumilino.by
Заведующий педиатрическим отделением 15-й городской детской поликлиники Тамара Павленко уверена: бьющий родитель может и не попасть в поле зрения медиков: "Не всегда ведь с признаками насилия идут на прием".

Однако на признаки неблагополучия медики начинают обращать внимание еще во время патронажа врачом и медсестрой новорожденного. В памяти врача был случай, когда она заметила у ребенка синяки и узнала, что папа бьет детей. По этому поводу она направила письмо в отдел образования. Но чаще всего специалисты поликлиники занимаются выявлением случаев недостаточного ухода за ребенком или когда родители злоупотребляют алкоголем, говорит заведующая. "В общем-то, эти люди и к насилию склонны больше".

Нередки ситуации, когда прямо в поликлинике родитель толкает малыша – "А ну пошел!". "Это у нас такой стиль общения, такой уклад в семьях. Плохой, конечно", – вздыхает специалист.

18-й декрет как спасительный инструмент

"Декрет №18 практически не применяется в ситуациях только насилия над детьми, – говорит председатель правления международного общественного объединения “Понимание” Андрей Маханько, – Он используется для защиты детей в неблагополучных семьях, когда нужно думать об удовлетворении жизненных потребностей ребенка". То есть когда ребенок недокормлен, грязный, не ходит в школу, шныряет по подворотням и совершает правонарушения, если отец и мать сильно пьют. И еще это инструмент возмещения родителями затрат государства на содержание детей в приютах или замещающих семьях.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

"Когда у нас семью зачисляют в категорию находящихся в социально опасном положении? Когда уже у родителя вторая-третья стадия алкоголизма или выявлена наркотическая зависимость. То есть – когда уже работать с семьей фактически поздно. Нужно выручать ребенка: выводить вшей, откармливать, ликвидировать академическую неуспеваемость…"

18-й декрет президента работает как спасительный инструмент, и работает он хорошо, считает Маханько. Детей изымают в приют на шесть месяцев. "Могут даже условно выписывать домой на два-три дня, но оставить в приюте. И так до лишения родительских прав и устройства в замещающую семью".

Надо же работать с семьями на начальной стадии возникновения проблем, говорит Маханько. Руководитель общественного объединения уверен, что сегодня заниматься заблудшими родителями некому. Недавняя оптимизация райисполкомов произошла во многом за счет органов охраны детства, так что специалистов мало, школьного психолога на всех не хватит.

Фото: Ольга Сытько
Фото: Ольга Сытько
С 14 лет ребенок может самостоятельно обратиться за защитой в госорганы

Часто можно услышать, что в западных странах только ребенок пожалуется на бьющего родителя – его изымают из семьи. И взрослые потом боятся дунуть на чадо. Но мало кто знает, что в Беларуси – такие же законы. С 14 лет ребенок имеет право обратиться за защитой в государственные органы и заявлять жалобы самостоятельно. Ребенок любого возраста может прийти в приют – в семью сразу же придут с социальным расследованием, выяснят, кто и почему ударил. И если информация подтвердится – изымут в приют на срок до 6 месяцев. "Другое дело, что так не делают. Потому что тогда приюты у нас будут переполнены", - говорит Маханько.

На недавней международной конференции по теме насилия в отношении детей специалист из Норвегии рассказал о практике в своей стране. Дети в Норвегии (там бесплатная медицина) раз в полгода должны проходить осмотр стоматолога.

Если ребенок не является на прием, родителю направляют письмо. Ситуация повторяется – в семью приходит инспектор по охране детства и узнает обстоятельства. На приеме стоматолог осматривает не только зубы ребенка, но и открытые части тела ребенка на предмет наличия травм: у врачей на этот счет есть специальные инструкции. Доктор что-то обнаруживает – об этом сообщается в полицию. А дальше, опять же, – соцрасследование. "Если ребенка бьют – его заберут. А как по-другому? Его же и убить могут, как мамаша в Бресте", – говорит Маханько.
Семьи нужно "подхватывать" на том начальном этапе, когда с ними можно что-то сделать, говорит Маханько, но сразу оговаривается, что совершать необдуманные вмешательства в семью нельзя: "Мы просто разрушим общество".

Психолог Анна Симоненко считает, что путем контроля ситуацию не исправить. Наказание или страх наказания не очень-то изменяет людей, отмечает специалист. "Живя в системе "поощрение-наказание", человек мало чему учится. Поэтому гораздо лучше, и к этому пришли во всем мире, помогать проблемной семье. То есть несравнимо больший эффект можно получить не путем запугивания и контроля, а предлагая помощь ребенку и взрослому, в том числе насильнику", – говорит Анна Симоненко. Если в семье разбираются кулаками, можно говорить о психологической неграмотности родителей. "Нужно только взять ее под опеку и разбираться с мотивами, трудностями, желаниями родителей".

Фото с сайта vitaportal.ru
Фото с сайта vitaportal.ru

Беларуси нужен закон против детского насилия, говорит Андрей Маханько. "Почти во всех странах такой закон есть. Ну или пакет указов, как в России. Если говорить о странах-соседках, то в Польше и Литве закон о защите детей от насилия есть, в Украине его нет".

"В нашей стране на данный момент разрабатывается закон о домашнем насилии, которым хотят "закрыть" эту брешь. Но решать законом о домашнем насилии проблему насилия над детьми академически неграмотно, – считает эксперт, потому что в основе домашнего насилия – межличностный конфликт, а в основе насилия в отношении ребенка – внутриличностный конфликт. Точнее, причина домашнего насилия – неумение разрешать конфликт цивилизованным способом (человека в детстве не учили, что нужно уважительно разговаривать со всеми людьми), в основе же жестокого обращения с детьми – личные проблемы бьющего (фактически взрослый отыгрывается на ребенке). Специальная мера защиты от домашнего насилия – это, к примеру, выселение насильника из занимаемого помещения. Но если применить эту меру в ситуации жестокого обращения с детьми и отнять у ребенка родителя, то это значит – дополнительно наказать малыша. Гораздо правильнее, если не поздно, обязать маму и папу посещать группу совершенствования детско-родительских отношений".
-20%
-10%
-50%
-10%
-20%
-20%
-15%
-12%
0068422