Белорусы Артем Ткачук и Марта Бекиш - студенты университета Адама Мицкевича в Познани. Уже 2,5 месяца они в качестве волонтеров благотворительной миссии Foyer St. Dominique работают в детском приюте в Камеруне. О своих первых впечатлениях об Африке, ее людях, их проблемах белорусские волонтеры рассказали Радыё Свабода. Публикуем отрывки из этого материала.

Фото: svaboda.org
Артем и Марта перед отлетом в Африку. Плакаты, предупреждающие об Эболе, в аэропорту. В миссии с новыми друзьями. Фото: svaboda.org

Об особенностях взаимоотношений камерунских отцов и детей

- У нас здесь нон-стоп живут 30 детей, попавших сюда по-разному. Если честно, за эти месяцы мы сами до конца не осмыслили всех нюансов, так как здесь принципиально иные семейные отношения. До сих пор существует полигамия, совсем другое отношение со стороны матери, отца - это целая тема для разговора. У некоторых детей родителей нет вообще, некоторых родители привели, заявив, что им дите не нужно. То есть кто-то не хочет воспитывать ребенка, кто-то не считает важным, чтобы сын или дочь ходили в школу: здесь есть две 12-летние девочки, которые не умеют ни писать, ни читать.

Отец Дариуш (основатель благотворительной миссии) приходит в такие семьи и говорит: давайте ваш ребенок хотя бы будет в школу ходить. И люди отдают.

Тут у каждого своя история, мы пока не все еще изучили. Но почти все дети - или двоюродные братья и сестры, или кровные, когда мать одна, а отцы разные. Все перемешано, европейцу достаточно тяжело все понять и уловить. Но таких детей, у кого не было бы ни отца, ни матери - единицы. В основном здесь те, от кого родители отказались или кого привели сюда, чтобы дети могли ходить в школу, чтобы обеспечить им быт и нормальную жизнь, - рассказывает Артем Ткачук.

Об отношении к Эболе и о том, что действительно волнует местных

В Камеруне заболеваний Эболой не зафиксировано, но страна входит в число полутора десятков африканских государств с высокой степенью вероятности распространения лихорадки. Но, по словам Артема, местные на этой теме не зацикливаются.

- Из того, что я увидел за это время, то слово "Эбола" отчасти применяется как шутка. Кто как приболеет, температура поднимется - сразу начинают подкалывать: "Эбола!" Это в Европе трясутся, а тут - смеются.

Местные рассказывали, что в связи с лихорадкой министр здравоохранения напомнил всем, чтобы следили за санитарией, руки мыли, чтобы не ели диких животных и исключили из рациона обезьян. Но люди как ели тех обезьян, так и едят. Поэтому отношение абсолютно спокойное. Единственное, в Камеруне в аэропорту поставили специальные рамки, которые измеряют температуру человека. Как они там действует - неизвестно. Вроде каждый прилетевший проходит через них, за аппаратом вроде доктор сидит, а иногда и не сидит. Зато вокруг плакатов наставили, антураж.

Артем замечает, что общество куда больше волнует проблема чрезвычайной детской смертности: ослабленные организмы младенцев не могут противостоять многочисленным естественным угрозам.

- Сколько умирает людей от других причин! Детская смертность чрезвычайная. Сколько в Африке умирает от малярии - это абсолютно несравнимые цифры. Если от Эболы, как сообщают, - это тысячи, то от малярии столько только детей умирает. Это я не говорю о смертности от других болезней. Поэтому здесь к Эболе проще относятся.

По словам белоруса, много людей погибает и от голода.

- Наша миссия считается очень хорошей по камерунским стандартам. Так мы здесь едим два раза в день: с утра и поздно вечером. И это высокий стандарт! А в деревнях едят, может, раз в день, но не факт, что каждый день... Где-то в деревне местному умереть от Эболы или от чего-то другого - как ни цинично это прозвучит, - нет никакой разницы...

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

О местной кухне 

Артем Ткачук говорит, что даже "высокий стандарт" питания - понятие достаточно условное. С учетом того, что в миссии только трое белых - польский священник и белорусские волонтеры, то утром им достаются жареные яйца и салат, а вечером - даже кусок мяса с картофелем или рисом. Воспитанникам, как правило, по утрам дают блюдо риса, на ночь - "кус-кус", мучное тесто, в которое добавляются различные соусы. Но если предоставляется возможность, в пищу идет практически все:

- Знаете, это у нас, у европейцев, завышенные ожидания. И мы с Мартой сначала были в шоке, но после 2,5 месяца пребывания здесь относимся уже очень спокойно к местному ассортименту. Кстати, иногда возникают достаточно смешные ситуации. Например, отец Дариуш разводит голубей. У него здесь с полсотни или даже больше породистых птиц. Но к нам повадились орлы и ястребы воровать этих голубей. У отца есть ружье, и однажды он застрелил нападавшего на голубей ястреба. А буквально через пару часов смотрим - ястреб уже ощипан и жарится на костре. Ну, а что? Мясо есть мясо. Поэтому здесь, знаете, ничего не пропадает. Разумеется, тараканов не едим, но любое мясо идет в ход без обсуждений.
-25%
-50%
-20%
-5%
-10%
-40%
-20%
-10%
-10%
-60%