/

Когда-то он был одним из первых американцев, лично увидевших советских людей. Около 20 лет он посвятил поездкам по Союзу и сопровождению советских делегаций по всей Америке, работал на встречах Горбачева с Рейганом и Бушем. Он знал практически всех известных советских эмигрантов, которые в свое время уехали в «загнивающий Запад»: Бродского, Аксенова, Солженицына… Ему, американцу немецкого происхождения Биллу Мак-Гваеру, — 75 лет. И если бы это было возможно, он прожил бы еще 75. «Надо столько успеть, а жизнь такая интересная!» — восклицает Билл.

Спецпроект TUT.BY «Америка в лицах» — об Америке и простых американцах, пообщавшись с которыми, мы поняли, что войн и ненависти в мире было бы намного меньше, если бы люди на разных концах планеты лучше знали друг друга. Сколько можно заработать, если забыть о 40-часовой рабочей неделе? Почему американцы не женятся в 30 лет и разводятся в 80? Сколько зарабатывает и о чем мечтает американский полицейский? Стоит ли ехать в Штаты, если вы решили стать звездой? Как американцы относятся к смертной казни? Чего хотят американские мужчины и за что простые граждане разлюбили первого в истории страны чернокожего президента? Мы также расскажем, как американцы умудрились запустить проблему ожирения, и выясним, сколько сил и денег тратят на борьбу с ним. Мы оценим с вами результаты труда американских фермеров и заглянем в самый лучший в США приют, помогающий бездомным животным. Оставайтесь с нами!

Сотрудник Государственного департамента США рассказал журналистам TUT.BY, почему советские люди стали ему родными, за что он ненавидит коммунизм и как живется Штатам при Обаме.

Билл МакГваер

Власти боялись, что советские граждане пристрастятся к американскому образу жизни

— Билл, вы много рассказывали, что жизнь в СССР, с одной стороны, вас очень изменила, а с другой, побудила на невероятное: вы хотели подружить две разные планеты — США и СССР. Как вы оказались в Советском Союзе?

— Впервые я посетил СССР в качестве участника американской культурной выставки в 1966-м. С тех пор я побывал много где: Харьков, Ростов-на-Дону, Ереван, Москва, Ленинград, Киев, Баку, Ташкент, Новосибирск. В Минске, кстати, я никогда не был, хотя очень хотел. В 1970-м начал работать в русской службе радиостанции «Голос Америки». Радиостанция позволяла мне параллельно работать в Госдепартаменте: я сопровождал официальные американские делегации в Советский Союз, а делегации советских групп — в США. В 1975-м, например, ездил с Джоффри Балетом во время его триумфального турне по СССР.

— До того, как вы попали в Советский Союз, что вы о нем знали?

— Американцы знали тогда о Союзе очень мало, в основном только про пропаганду и коммунизм. Но когда я собрался в СССР, то был очень предан идее достижения мира и понимания между двумя странами через культурные обмены. Правда, с первого дня я понял, что советское правительство было против масштабных обменов. Моя идея терпела крах. Это не было в их интересах.

— Почему?

— Ну как? Власти боялись, чтобы советские граждане вдруг не пристрастились к американскому образу жизни, к нашей культуре, демократии, идеалам, религиозной свободе. Наши культурные выставки и так вызывали у советских людей ажиотаж. Еще бы, ведь многие до этого никогда не видели американца. Молодые и пожилые стояли в очереди по 5−6 часов только для того, чтобы провести тридцать минут на выставке и пообщаться с русскоязычными американскими гидами. И это при том, что в городах не было никаких объявлений об этих мероприятиях. Люди просто передавали информацию из уст в уста.

фото из архива Билла МакГваера
Билл (в центре), Майя Плисецкая и Роберт Джоффри, директор балетной труппы США Джоффри Балета. Труппа выступала в Ленинграде, Риге, Вильнюсе и Москве в ноябре 1975 года. Фото из архива Билла Мак-Гваера.

— А в целом как приняла страна американцев?

— В то время как шли наши выставки, местные газеты публиковали страшные истории о жизни в Соединенных Штатах, о наркомании, преступности, безработице. Мы были в шоке. Помню, вечером во время прогулки я зашел в кафе и заговорил с местными жителями. Русский язык я тогда уже знал очень хорошо. Они рассказывали, что теряют свои рабочие места, стипендии из-за того, что посетили американскую выставку. Их просто наказывали без видимых причин. Я очень переживал тогда за них. Но особенно противно было, когда на фоне этих разговоров мы участвовали в обязательных посещениях разных Домов дружбы в крупных городах. Это было не более чем возможность распространения советской пропаганды: вот, мол, они там загнивают, а мы их тут принимаем! Жили мы, кстати, в Союзе довольно бедно. Обычно останавливались в отелях с плохим отоплением, часто без горячей воды и постоянно со скверной едой.

— А как вы принимали в Америке советских людей?

— Они останавливались в лучших американских отелях и обедали в лучших заведениях. Помню, нам часто приходилось заказывать по несколько лимузинов. Как-то один советский чиновник сказал мне, что это все подстроено, что Госдеп специально показывает все самое лучшее. Он имел в виду, что мы показываем только крупные города, мощные промышленные комплексы, богатые районы. Тогда я показал ему карту США и попросил его указать любой американский город, который он желает посетить. Госдепартамент тогда был не слишком доволен, но согласился. Так мы попали в Давенпорт, штат Айова. Чтобы добраться туда, у нас было 48 часов. В самолете этот же советский чиновник пошутил: мол, надеюсь, пока мы туда долетим, вы успеете проложить электричество и водопровод.

— Успели?

— (улыбается) Когда мы прибыли в Давенпорт, восемь человек советской делегации были поражены. Мы приехали в небольшой, но вполне современный, процветающий город. Остановились в недавно отреставрированном отеле, а куда бы ни заходили перекусить, ели хорошие продукты. Но независимо от того, что я делал, что показывал нашим гостям, типичный ответ был такой: «У нас лучше!»

— Вы были знакомы с единственной дочерью Иосифа Сталина — Светланой Аллилуевой, которая попросила убежища в США. Как вы можете охарактеризовать ее? Почему она, как вам кажется, выбрала эмиграцию, но потом, вернувшись ненадолго в СССР, говорила, что в Америке ни дня не чувствовала себя свободной?

— Она приходила в студию «Голоса Америки», но интервью брал у нее не я. Вообще мы лично со Светланой не были знакомы и тесно не общались, в основном по переписке. Но все, кого я знал и кто в свою очередь знал ее лично, говорили мне одно и то же: что она была довольно неуравновешенной. Мне почему-то жаль ее. Надеюсь, она умерла все же в согласии с самой собой.

Помню, как в Союзе обсуждали поступок Светланы. Это было весной 1967 года, когда я работал руководителем на промышленной выставке США в парке Сокольники в Москве. «Голос Америки» тогда анонсировал на 3 часа дня выпуск новостей, в котором озвучили, что Светлана Аллилуева попросила политического убежища в США. Уже в 3:15 толпы стекались на выставку. Меня просто засыпали вопросами: «Что вы думаете об Аллилуевой? Что с ней будет?» Я тогда ее не знал и поэтому спросил: «Кто она?» В ответ люди просто качали головами. Одна женщина шепнула мне на ухо: «Дочь Сталина!» Еще один человек в толпе, очень похожий на типичного агента КГБ, крикнул. «Она продала свою родину!» Я тогда не удержался и спросил в ответ: «А кто хотел бы купить такую родину?» Мужчина не ответил.

фото: freundchen.blogspot.com
Светлана Аллилуева. Фото: freundchen.blogspot.com

Когда я вернулся в США, послал Светлане письмо и рассказал ей о реакции людей на выставке. Она никак не прокомментировала это, а просто послала мне свою книгу про отца «Двадцать писем к другу» с автографом. Позже, после интервью, она прислала мне копию с автографом на ее второй книге — «Только один год». И еще попросила не называть ее Светой, а только Светланой.

Бродский был менее высокомерным, но в беседе оказался скучным и очень упрямым

— В 70−80-х в Америку эмигрировали культовые советские деятели — Солженицын, Аксенов, Бродский. Какое впечатление они произвели на вас?

— Я встречал каждого из них на дипломатических или других приемах. У нас не было долгих бесед. Меня не впечатлил ни один из них. Все они для меня были выкормышами советской власти, которые к тому же считали, что Америка им всем что-то должна. Особенно неприятное ощущение осталось от Солженицына и Аксенова. Это просто настоящие снобы были, высокомерные. Бродский был менее высокомерным, но в беседе оказался довольно скучным и одновременно очень упрямым.

— Назовите самое яркое впечатление из «советско-американской» жизни.

— Их много. Свои впечатления я оформил в книгу «Сказки американской культуры». Но сейчас, когда вы спрашиваете, почему-то вспомнился один смешной момент. Во время саммита Горбачева — Рейгана в 1985-м году Горбачев и его жена Раиса прибыли для фотосъемки. Михаил Горбачев был одет в короткие штаны, это всем бросалось в глаза. Как потом выяснилось, Раиса уговаривала его надеть более длинные брюки, и они спорили по этому поводу. Русский переводчик тогда сказал мне: «Раиса в этой семье специалист по брюкам».

— Вы несколько раз рассказывали нам о том, что до сих пор жалеете советских людей. Даже несмотря на то, что Советского Союза уже нет. Почему?

— (улыбается). После того, как я вернулся из СССР, много думал. О том, что я жил и в Германии, и в Аргентине, и Мексике. В Советском Союзе я был больше дома, чем где-либо. Но не мог бы там жить всегда, потому что ненавидел систему. Коммунизм, который там хотели построить, на деле оказался кошмаром, а не мечтой. В СССР все было хорошо только на бумагах, но в реальности хорошей жизни у людей не получалось. Они ютились в коммуналках, одевались по нашим меркам очень бедно, еда была однообразная, не могли путешествовать. Все люди, которых я встречал, были прекрасны сами по себе. Трудолюбивые, дружелюбные. У меня появилось очень много друзей, но самое ужасное было то, что я уезжал в Америку и даже не мог пригласить их к себе. Вы бы видели, сколько у меня писем от них. До сих пор храню!

фото из архива Билла МакГваера
Таким американец Билл приехал знакомиться с Советским Союзом

— Кто из приезжавших в Америку советских людей впечатлил вас особенно?

— Я помню одного журналиста крупного информационного агентства СССР, который впервые приехал в Штаты. Пообщавшись с американцами, узнав немного наш быт изнутри, он был в шоке. Помню, мы должны были куда-то ехать, я должен был его сопровождать, но он так и не спустился в холл гостиницы. Когда я поднялся к нему в номер, он плакал, обхватив голову руками. Я долго не мог понять, что с ним. Но он сказал: «Так получается, все, что я писал про Америку, было неправдой? Пропагандой? Здесь все иначе!» Он сказал, что не хочет возвращаться на родину. Я убеждал его, что он должен вернуться, ведь знал, что там у него дети и жена. Я действительно его очень убеждал вернуться в СССР, и, возможно, под моим давлением он и вернулся. Позже я узнал, что вскоре после возвращения он повесился.

— Вы осуждали людей, которые терпели советский режим и не выступали против него?

— Один американский сенатор, который сам лично никогда не видел советского человека, как-то раз заметил: «Билл, я обнаружил, что советские люди похожи на нас, но все равно они не такие». Я ответил ему так: «В таком случае, сенатор, пожалуйста, покажите мне, где находится американский ГУЛАГ». Люди, видевшие лагеря, слышавшие много про врагов народа, про врагов внутри страны и вовне, действительно могли поменяться. И, конечно, когда они видели совершенно иной мир, Америку, у них расширялись горизонты, но на каждого они действовали по-разному. Как за это можно осуждать людей?

Льготы делают людей ленивыми

— Советские чиновники, по вашим словам, настаивали, что в СССР «все равно лучше». Так все же лучше — у вас, в Америке?

— У нас есть такие же проблемы, как во всех странах. Но мы обсуждаем наши проблемы открыто. Еще у нас есть свобода прессы.

В книге Билла Мак-Гваера собраны все самые яркие воспоминания из его жизни в СССР и путешествия советских чиновников в США

— В наших беседах вы как-то сказали, что Обама напоминает вам социалиста. Почему?

— Мать Обамы — белая, отец из Кении. Они познакомились на курсах русского языка в Америке. СМИ об этом очень мало пишут. Нынешняя пресса вообще Обаму практически не критикует. Наши медиа почти все контролируются демократическими партиями. Обама, как известно, демократ. И для меня он — социалист. Как пример «социалистической деятельности» — введенная им программа медицинского бесплатного страхования для малоимущих «Оbamacare». Он говорит, что эта программа принесет успех и сделает лучше жизнь бедных людей. Что с ней страховку получат все те, кто ее не имел. Я как республиканец с этим согласиться не могу.

— То есть вы не хотите, чтобы бедные могли лечиться бесплатно?

— До Обамы большинство американцев имели страховку. Нас 250 миллионов, страховки не было у 60 миллионов, из которых как минимум 12 — нелегальные мигранты. Почему я должен из своего кармана оплачивать их лечение? Вот как сейчас рассуждает типичный американец: раньше моя страховка стоила мне 200 долларов в месяц, и я мог получить быстрое качественное обслуживание. Сейчас я должен платить 350 долларов в месяц, и появились очереди.

Для того чтобы кто-то стал лечиться бесплатно, другие теперь должны платить за свое здоровье больше. Средний класс, например, не может потянуть этого. Муж, жена, дети — они не могут на семью платить в месяц 800 долларов только за страховку. Сейчас же политика такая: «Эй, все бедные, приезжайте к нам, мы дадим вам гражданство и бесплатную медицинскую помощь». И едут — очень много латиноамериканцев, например. Сегодня какой-нибудь латиноамериканской женщине, например, можно родить пятерых детей от пяти разных мужчин, не выходя замуж, можно нигде не работать, и она все равно стабильно будет получать 50 тысяч долларов в год в качестве господдержки. Плюс едут эти женщины сюда, конечно, за тем, чтобы ребенок стал американцем и чтобы они, ничего не сделав, стали тут получать какие-то льготы. Разве это справедливо по отношению к тем, кто вкалывает? Единственный плюс от этой программы — она не касается пенсионеров. Если пенсионер идет в госпиталь, он по-прежнему ничего не платит.

— Вы против эмигрантов?

— Я за легальную эмиграцию. Я сам эмигрант в третьем поколении. Но 12 миллионов нелегалов — это ненормально. Они работают за небольшие деньги, многих из них обманывают. Они сегодня даже не могут взывать к закону, чтобы себя защитить, они бесправны. Бесправие — разве это американская ценность? Я так не считаю.

— Ну, а как вы предлагаете поддерживать таких людей? Если есть у нее пятеро детей, что ей делать?

— Помощь одним не должна ущемлять других. Людей надо вдохновлять учиться, работать, открывать свой бизнес. Льготы делают людей ленивыми. Сейчас рейтинг Обамы стремительно упал с 72% до 40%.

— Почему же тогда его переизбрали на второй срок?

— Думаю, за него сегодня выступают в основном бедные, льготники. И то, что сейчас на выборах в Конгресс в ноябре в обе палаты прошли республиканцы, говорит о многом. Мне кажется, что когда республиканцы в этой стране полностью вернут власть в свои руки, тогда США снова сможет стать успешной страной.

Если где-то в мире американцам отрезают головы, значит, на нас в мире злы

— Вот Буш-младший — республиканец. А войска в Ирак, в Афганистан ввел. Вы говорите, за республиканцами — успех Америки. Вводить войска куда бы то ни было — это успех?

— Буш совершил ошибку. И угроза терроризма сейчас снова висит над Америкой. То, что где-то в мире американцам отрезают головы, что появляются боевики типа ISIL, говорит о том, что на нас в мире злы. Когда США лезет в страны с другим менталитетом, надо понимать, что не будет там так, как мы считаем нужным. Надо признать, что, например, арабского менталитета мы не знаем — совсем! Поэтому я не верю, что надо тратить даже одну жизнь американца на то, чтобы переделать совсем другой мир.

Билл Мак-Гваер у себя дома, Вашингтон, округ Колумбия

— Сейчас в России существует мнение, что это США проспонсировали украинский Майдан, чтобы продвигать свои интересы в Европе. Как вы относитесь к этому мнению и как оцениваете происходящее в постсоветских странах? И, кстати, чей Крым?

— Крым был отдан Украине Хрущевым в 1950-х годах. Некоторые говорят, что Никита Сергеевич был пьян, когда сделал это. Кто знает? Я не считаю себя экспертом по России-Украине. Но на протяжении веков Россия пыталась оказывать влияние на соседние страны. При этом Украина, как и Беларусь, является полностью независимым государством со своим языком, культурой, традициями и так далее. Логично, что Украине как самостоятельной стране вполне может не нравиться вмешательство России. Поэтому говорить, что во всем виноваты США, — это смешно. В таком случае весь конфликт, получается, в том, что США дали оружие сепаратистам, чтобы бороться с правительством в Киеве. Но ведь все оружие у сепаратистов — российского производства, такое не производится в США.

— Так все-таки США нужно вмешиваться в российско-украинский конфликт?

— Россия никогда не была демократичной страной. Многие россияне не хотят демократии. Поэтому они получили то, что хотят. Они получили Путина. Я люблю россиян, но не люблю Путина: он родился КГБшником, он и умрет КГБшником. Он может только принести еще больше страданий русскому народу. Как на него можно повлиять? У меня нет ответа на этот вопрос. Я не знаю, как и о чем с ним разговаривать. Возможно, Ангела Меркель может справиться с Путиным. Она говорит на русском и знает коммунизм как никакой другой западный лидер. В США же пока тоже не понимают, что к России нужно искать какой-то другой подход.

— Какого американского президента вы считаете лучшим за всю историю Америки?

— Рональд Рейган — лучший президент США, на мой взгляд. Он внес свой вклад в окончание эпохи коммунизма в СССР с помощью Горбачева, Маргарет Тэтчер, Папы Римского Иоанна Павла и Леха Валенсы без единого выстрела. Ни один человек не был убит.

— Билл, какие у вас планы на ближайшие 75 лет?

— Когда-то в СССР моя идея масштабных культурных обменов потерпела крах. Я хочу продолжить организовывать культурные обмены для того, чтобы журналисты из разных стран могли увидеть Америку без пропаганды и прикрас — такую, какая она есть. И я хочу, чтобы российских журналистов приезжало больше, чтобы они сами могли открыть для себя нашу страну через свой ум, который будет делать вывод самостоятельно, а не по тому, что ему скажут по телевидению или в газетах. Поможет ли моя деятельность изменить когда-нибудь мнение всех россиян об Америке? Я не знаю. Но я уже вижу одно разительное отличие. Много лет я имел дело с советскими чиновниками и никогда не слышал слова «спасибо». А молодые российские журналисты, наоборот, постоянно говорят мне «спасибо» за возможность увидеть простых, обычных американцев, которые на самом деле совсем не такие, какими рисует их пропаганда.

фото из архива Билла МакГваера
За время работы на радиостанции «Голос Америки» Билл провел сотни интервью. На фото Билл с участниками группы Beach Boys. Билл у микрофона. 1967 год. Фото из архива Билла Мак-Гваера

Читайте также:

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-50%
-10%
-10%
-50%
-25%
-20%