На днях наркоман с 15-летним стажем Олег отпраздновал два месяца чистоты. В дневнике на TUT.BY он старается каждый раз напоминать себе и рассказывать другим об ужасах наркоманского прошлого. Сегодня молодой человек поделится новостями из трезвой жизни и своим видением эффективной борьбы с наркоманией. А также в формате вопросов и ответов попробует развеять сомнения в правдивости своей истории.

На прошлой неделе я отметил два месяца трезвости. Меня активно поздравляли знакомые из числа выздоравливающих зависимых. Не думал, что они так серьезно относятся к таким датам, но мне сказали, что это большая победа.

Как и планировал, я официально устроился на работу охранником, чтобы шел срок исправительных работ, и продолжаю трудиться на другой работе, чтобы получать более-менее нормальные деньги.


Ложное чувство, что зависимость не самое главное в жизни

В последнее время иногда возникает ложное чувство, что оставаться трезвым – уже не самое важное для меня. Психологи предупреждали, что так оно обычно и происходит: тяга может прийти незаметно – в виде какого-то раздражения на людей, каких-то эмоциональных всплесков. Зависимость – очень хитрая штука, происходит подмена понятий, ты начинаешь забывать о главном, и это может привести к срыву.

Когда я начинаю размышлять на эту тему, то понимаю, что самое важное в моей жизни сейчас – именно моя трезвость. Если будет она, значит, будет все остальное. А если я сейчас сорвусь, то потеряю все. Я чувствую, что мне дан большой шанс свыше, действительно появилась капелька здравомыслия, что я не просто играю в трезвость.

Бывает, что "простреливает" реальная тяга. Приведу недавний пример – иду по улице и вижу нежилой, полуразрушенный дом. Сразу представляю себе, как залезаю на эти развалины и что-то там курю (была такая ситуация в жизни). Получается странный ассоциативный ряд – хотя, казалось бы, что такого в развалинах? Но если не раскручивать тягу, то все нормально, я молюсь, и она проходит. Намного хуже, когда тяга как-то тайно проявляется.

Раньше я думал, что выше обычных человеческих радостей

Интересный фактор восприятия мира – музыка. Я заметил, что раньше мне нравилась только надрывная музыка, на тему боли, я представлял, что умираю для этого мира. Сейчас у меня расширился интерес к музыке, немного исчез этот болезненный надрыв, появились какие-то более простые, естественные эмоции. Даже начал слушать некоторых бардов.

Раньше я думал, что нахожусь выше простых человеческих радостей, что большинство из них мне не нужно. Потихоньку начинаю замечать, что меня радуют интересные моменты в работе, поход в театр, даже вид зимнего города, интересные лица на улицах. Но особенно радует, когда наблюдаю здоровое человеческое общение, очень хочется учиться этому. В общем, реальность понемногу возвращается – в употреблении не замечал многого, как будто был заперт в самом себе.

Еще я начал понимать, что у меня почти совсем утрачено естественное чувство меры не только в употреблении, но практически во всем, что делаю. Вижу, что мне нравится девушка – и уже хочу на ней жениться, вижу наркомана – и хочу все бросить и пойти его спасать. Мне постоянно кажется, что прямо сейчас я должен сделать что-то глобальное: пойти к Лукашенко и предложить вместе побороть всю наркоманию, например. Сейчас я учусь себя сдерживать, и кое-что начинает получаться. Я для себя решил, что главная моя задача – это выздоровление, а не спасение мира. Но кое-какие соображения по поводу борьбы с наркоторговлей все же выскажу.


Очень надеюсь, что предложенные президентом методы борьбы с наркоторговлей – не профанация и не политический ход перед выборами. Ведь, на самом деле, проблема наркомании в Беларуси сейчас очень острая, намного серьезнее, чем может показаться людям, не сталкивающимся с этим напрямую. Просто гуляя по улицам Минска, я вижу, как много молодых людей "в теме", очень много. Идет реальная химическая война! Я раньше думал, что это моя паранойя наркоманская, но нет, это подтверждают ведущие врачи-наркологи. В последние годы ситуация усложняется в геометрической прогрессии. Просто многие предпочитают закрывать на это глаза – так удобнее...

Несколько реальных методов борьбы с наркоманией с позиции наркомана

1. Первое и очевидное: на уровне всех провайдеров нужно полностью заблокировать основные сайты по торговле наркотиками. Понятно, что некоторые найдут обходные пути... Но если хотя бы половина не найдет – это уже будет большой успех. Сейчас ситуация такова, что если я захочу купить спайс через интернет – уже через час он будет у меня в кармане. Причем самое страшное, что 11-летний ребенок тоже может легко купить наркотик… Многие "барыги", может, и не хотят продавать наркотики несовершеннолетним, понимая, что это повышенный риск для них, но как они реально могут проверить возраст? Никак. Уже давно пора заблокировать эти сайты.

2. Повысить уголовную ответственность за наркоторговлю – президент, в принципе, это озвучил. У нас сейчас получает от 8 до 13 лет как владелец крупнейших "магазинов" по торговле смертью, так и подросток, который продал один пакетик спайса знакомому или "угостил". Сроки отличаются на год-два. Я бы вообще ввел смертную казнь или пожизненное заключение за наркоторговлю в особо крупных размерах (то есть осознанный наркобизнес). Тех, кто продает наркотик, чтобы добыть "дозу", тоже надо наказывать, конечно, но не так жестко.



Президент предложил создать отдельную исправительную колонию для наркоманов и наркоторговцев, и это вполне разумно. Но только при условии, что в этой колонии будут проходить реабилитационные программы, будет проводиться  эффективная трудотерапия. Тем же подросткам, которых сейчас много "на зоне" из-за наркотиков,  нужно хотя бы дать шанс вернуться к нормальной жизни после освобождения.

Что касается "невыносимых условий" в тюрьмах для наркоторговцев, то на практике это будет означать – ломать психику несформировавшимся личностям. Они выйдут рано или поздно на свободу – надломанные и обозленные. И какой будет толк для общества?

3. Привлекать к борьбе с наркоторговлей обычных людей, не обязательно связанных с наркотиками. Есть очень положительный опыт общественного фонда "Город без наркотиков", созданного Евгением Ройзманом в начале 90-х в Екатеринбурге и впоследствии развившегося шире. Суть его в том, что неравнодушные граждане организованно выявляют наркоторговцев и, сотрудничая с милицией, пресекают их деятельность. Основной лозунг звучит так: "Победим наркоманию всем миром". В интернете можно найти много информации, видео и других материалов – скажу лишь, что эта программа реально эффективна и работает уже много лет во многих городах России.

У нас сейчас предпринимаются подобные попытки – "Молодежный антинаркотический спецназ" в Могилеве и другие инициативы. Но, на мой взгляд, они малоэффективны, не хватает опыта и понимания деталей. "Город без наркотиков" с радостью делится своим опытом, материалами и наработками, в том числе в борьбе с распространением курительных смесей через интернет. Так почему бы не создать при государственной поддержке подобную инициативу у нас?

4. Доносить до зависимых информацию об их болезни, в том числе принудительно. Человека, который не хочет избавиться от зависимости, лечить практически бесполезно, я согласен. Но нужно хотя бы дать шанс осознать проблему, ведь отрицание ее почти всегда очень сильно, сужу по себе. Важно показать, что есть другой путь. Это, собственно, и есть, как мне видится, главная цель сообщества анонимных наркоманов и алкоголиков – дать понять каждому зависимому, что ему необязательно страдать и умирать от зависимости.

Подумайте: как мыслит наркоман? Милиция плохая – она сажает в тюрьму, больница в Новинках – это вообще какой-то кошмар, психушка, там "запичкают" лекарствами до смерти… Анонимные наркоманы – у большинства предрассудок, что это секта, что там вообще непонятно чем занимаются. Куда идти наркоману?!

Считаю, что информацию о реабилитационных центрах, группах самопомощи, "Анонимных наркоманах" и прочих реально эффективных методах нужно распространять там, где зависимый реально сможет ее получить. А именно – хорошо бы каждому милиционеру, врачу скорой помощи, наркологии и токсикологии, аптекарю иметь визитки с указанием телефонов и адресов, где зависимый сможет получить помощь.

Мне недавно рассказывала психолог из одного реабилитационного центра, что к ним привезли 17-летнюю девочку-спайсоманку. Первый раз родители ее практически заставили лечь туда, она ушла через три дня. Второй раз привели тоже насильно, она ушла через неделю. В третий раз она уже пришла сама, добровольно! Это, действительно, работает.

5. Продвигать в СМИ социальные программы по борьбе с зависимостями и делать реально эффективную социальную рекламу, желательно – с привлечением выздоравливающих наркоманов. Что у нас есть сейчас? Я еду и вижу на билборде, что спайсы – это зло. И что? Мне от такой рекламы становится просто смешно. Ладно, я злой, не такой, как все, выражаю этим протест обществу, курю эти спайсы – и что? Практически вся социальная реклама против наркотиков, которую я видел, абсолютно неэффективна.

Пример неэффективной рекламы

Должны быть реальные люди, которые рассказывают о своем опыте. Если наркоман узнает себя в ком-то и поймет, что есть выход, это единственное, что может его зацепить. Для меня сработало именно это – доверяя одному из членов сообщества трезвеющих наркоманов, я решился лечь в реабилитационный центр.

Что же касается самой реабилитации – тут важно различать реабилитацию и вытрезвление. Большинство наркологических отделений занимаются именно вторым, т.е. снимают абстинентный синдром, "ломки", немного поправляют здоровье и не проводят при этом практически никакой психологической работы, не объясняют сути проблемы. Эффект от такого лечения, как правило, нулевой. У нас в стране существует как минимум несколько государственных реабилитационных центров, пребывание в которых бесплатно при условии постановки на учет. Также можно лечиться анонимно за относительно небольшую сумму. Напомню, я проходил реабилитацию в 21-м отделении РНПЦ психического здоровья в Новинках (открытое реабилитационное отделение, не психиатрическое) и могу с уверенностью сказать, что там трудятся замечательные специалисты, имеющие колоссальный опыт работы с зависимостями. Про другие центры ничего написать конкретного не могу, но думаю, что там также работают хорошие, неравнодушные врачи и психологи.

6. Оказывать помощь общественным организациям, которые помогают людям бороться с зависимостью. Есть реальные энтузиасты-психологи, которые готовы отдавать свои силы и время на спасение людей, нужно лишь повысить уровень государственной поддержки для них.

Я сам контактирую с общественным объединением "Пробуждение", задача которого – оказание психологической помощи зависимым людям и членам их семей, и знаю, что у центра есть проблемы с финансированием. Я не говорю о больших деньгах: достаточно хотя бы предоставить бесплатное помещение и информационную поддержку.

Одна из главных проблем зависимых и их родственников, как мне кажется, острое чувство одиночества. В таких объединениях можно найти поддержку людей с такими же проблемами, что очень помогает.

Таково мое непрофессиональное мнение как человека зависимого. Это лишь мои размышления, из личного опыта своего и знакомых, а также из бесед с некоторыми специалистами.

От редакции TUT.BY. В комментариях к прошлой публикации некоторые комментаторы выразили сомнение в правдивости этой истории. Мы посчитали нужным пояснить, что за любым текстом на портале TUT.BY стоит журналист и/или редактор. Мы помогаем Олегу с его дневниками: задаем тему, формулируем вопросы, которые впоследствии опускаем, выслушиваем собеседника и затем переводим его устный рассказ в письменный текст с небольшими стилистическими корректировками. Получившийся вариант Олег редактирует по своему усмотрению. Смеем заверить: несмотря на многолетней опыт употребления, молодой человек действительно хорошо говорит и пишет. При других обстоятельствах в нем тяжело было бы разглядеть наркомана. Значит ли это, что наркотики безопасны? Мы попросили Олега ответить на этот и другие вопросы форумчан.

Может ли наркоман так складно выражать свои мысли?

– Наркоманы очень разные – от самого тупого до крайне талантливого человека. Это болезнь у всех одинаковая… С детства я много читал, писал стихи и, по словам учительницы, лучшие сочинения в классе. Тут, скорее, стыдиться надо, что эти способности я практически не использовал все годы употребления. Точнее использовал их, чтобы обманывать и разводить людей. Я бы сказал, что мои способности, наоборот, мне вредили. Когда удается благодаря какой-то хитрости, уму крутиться, выходить сухим из воды, очень тяжело признать очевидные вещи.

Это очень большое заблуждение, что наркоман обязательно тупой. Наоборот, наркоман становится, как правило, очень хитрым и пронырливым, потому что вынужден приспосабливаться и где-то добывать наркотик. Сходите в психиатрическую больницу, зайдите на форумы наркоманов, там достаточно много умных людей. Искренность – вот что важно, она реально помогает, а насколько человек умен, дело третье. У нас на группах собираются совершенно разные люди, но благодаря атмосфере братства и единства мы извлекаем пользу из опыта выздоровления друг друга без оглядки на уровень интеллекта, материального достатка, привлекательности физической и прочее.

Замечаю ли я за собой "деградацию"?

– Я сумбурен и непоследователен – я это четко понимаю. Поэтому я хожу рассказывать свою историю журналисту, а не пишу все с нуля. Деградация очень сильная – я это только начинаю отслеживать. Я понимаю, что мое эмоциональное развитие осталось на уровне 15 лет. Единственное, какой-то жизненный опыт я приобрел в путешествиях, поскольку в это время оставался по большей части трезвым.

Как мне удавалось устраиваться в крупные компании, имея образование 9 классов?

– Во-первых, я устраивался на работу не программистом, как писали на форуме, а системным администратором. В отделе кадров я говорил, что диплом у меня есть, но я его сейчас не могу найти, принесу потом. После этого проходила неделя, я приходил первым, извинялся, говорил, что не могу найти диплом, обещал, что буду искать. Даже однажды думал подделать ксерокопию, якобы старая где-то дома завалялась, но даже этого не понадобилось. Вопрос заминался сам собой, насколько я понимаю, в частных компаниях диплом никому особенно не нужен.

Что касается самой работы, я с детства возился с компьютерами, хороший практик, умел расположить людей к себе. Они мне верили до последнего, ждали, что я буду что-то делать, даже по статье не увольняли. Никому не советую такой вариант трудоустройства. Мой опыт показывает, что ни к чему хорошему это не приводит.

Почему я не хочу открыть свое лицо?

– На самом деле, я бы хотел открыть себя. Мне представляется, что когда-нибудь в будущем, спустя годы, я смогу открыто рассказать о себе. С другой стороны, есть объективные вещи, которые не дают мне это сделать сейчас. Например, моим родителям это будет крайне неприятно. Когда мама читала первые статьи обо мне, она плакала, отец вообще сначала хотел попросить, чтобы я больше этого не делал – им очень больно осознавать, что все это про их сына.

Кроме того, мне советуют не открывать лицо друзья, которые когда-то давали интервью, и впоследствии у них была масса сложностей в социальном плане. Я не хочу, чтобы потом люди смотрели на меня на улице как на наркомана, мне это ни к чему. В конце концов, я когда-нибудь хочу жениться. А зная всю правду, думаю, что ни одна здоровая девушка не захочет после этого со мной отношений.

Почему в истории нет ни слова о “холодном дыхании смерти” – тяжелых выходах, ломках, боли и других атрибутах настоящего наркомана?

– Я согласен, что свое употребление описал чересчур романтично. На самом деле, за каждым хорошим, казалось бы, событием стоит много тяжелых пограничных моментов, психологических страданий. Я ничего не доводил до конца. Даже когда много путешествовал, я не видел мира, видел лишь его малую часть.

Очень сильных ломок у меня не было, потому что я никогда системно не употреблял опиаты. Именно от них возникают сильные физические ломки. С другой стороны, эти ломки – это не самое страшное. Сейчас можно год сидеть на героине, отдать большие деньги, сделать программу “детокс” и проснуться уже без ломок. Но это в большинстве случаев ничего не меняет. 99 процентов наркоманов сразу же бегут употреблять, потому что ломки – это страшилки, которыми пугают людей, далеких от наркомании.



Не ломки страшны. Страшно, как меняется сознание, как под воздействием наркотиков полностью трансформируется личность. Эта болезнь сделала меня совсем другим человеком, очень эгоистичным, готовым ступать по головам даже близких мне людей, эксплуатировать их и даже издеваться, пользуясь их слабостью и самоутверждаясь таким образом. Я знаю, что если раньше мне нужно было бы убить человека ради моего употребления и я точно бы знал, что наказания не последует, я бы сам себе придумал, почему должен это сделать, почему это нужно обществу, убил бы его и верил, что поступил правильно, а это реально страшно. Не могу себе представить даже, чего бы не сделал ради употребления в моменты сильного влечения, если бы не было сдерживающего фактора в виде страха. Очень сейчас неприятно про это писать и вспоминать, но тем не менее – это факт.

Собственно, самое страшное для меня в употреблении – это мои отношения с близкими людьми, с теми, кто любил меня и поддерживал.

Это моя боль и мое дно, и следующую статью я намерен посвятить именно этой теме.

Искренне, трезвеющий наркоман Олег. Мой ник на tut.by — oleg.rehab, email – oleg.rehab@tut.by
{banner_819}{banner_825}
-30%
-35%
-10%
-50%
-10%
-30%
-45%
-20%
-40%