/

В последние недели 1919 года газета "Минский курьер" изумляла читателей фантастическими новостями. Ленин якобы собирался бежать из России, но его арестовали и интернировали в поселке вблизи Москвы… Шаляпин убит большевиками… Генерал Юденич занял Петроград…



Многие печатные сообщения были сродни тем надписям, которые в булгаковской "Белой гвардии" юнкер Николка Турбин делал на изразцовой печке. "Слухи грозные, ужасные: наступают банды красные!", "Бей Петлюру!", "Союзники – сволочи" (см. ниже кадры художественной экранизации Владимира Басова).




Отчасти правдоподобными выглядели местные заметки – "из Жлобина через Бобруйск" или "из Крупок через Борисов". Их содержание как-то подтверждали приезжавшие в Минск беженцы и прифронтовые мешочники-спекулянты.



"Копысь взята "зелеными". Бой продолжается.

Горки – Орша. Группа "зеленых", заняв г. Горки, двигается на Оршу. В большевистской Орше паника.

Бунты красноармейцев. Повсеместно в Советской России начались бунты красноармейцев. Очень много убито комиссаров-коммунистов. На днях на улицах Смоленска происходило форменное сражение. Взбунтовавшиеся части отступили по Киевскому большаку".


Но гораздо слабее верилось во всякого рода "подтверждения о взятии Петрограда".



Каким образом добывались подобные "новости"? А примерно вот так. В трактире на Нижнем базаре в Минске усаживался переобуться матерый контрабандист-мешочник. Доставал из сапог газетные стельки. Из левого – газетку большевистскую, из правого – деникинскую или юденичскую. Эти стельки выхватывал оказавшийся рядом репортер и мчался к себе в редакцию. Получен "газетный материал"!

Мне кажется, что примерно так же сегодня добывают новостной "контент" многие интернет-сайты. Но все же есть разница. Девяносто пять лет назад "Минский курьер" платил за чужие газеты, случайно доставленные в редакционную контору.



А современные новостные пираты обходятся без такого рода условностей…

Смотр газетных уток 1919 года начнем с сообщения "Большевики в союзе с желтой расой против Европы" из политического раздела газеты "Минский курьер":



"Последние известия из Москвы сообщают о завязавшихся непрерывных сношениях между Москвой и Ташкентом и происходящих в связи с этим таинственных приготовлениях. Все это подтверждает предположения, что большевики намерены после изгнания их из России обосноваться в Туркестане. Оттуда они намерены распространить большевизм в Индии и Китае, а затем поднять всю желтую расу и при ее помощи броситься на цивилизованную Европу. Подтверждением этих предположений может служить начавшаяся эвакуация советского правительства в Симбирск".

Вранье, конечно, но до чего увлекательно…

В универсальном магазине при минской гостинице "Европа" резко вздорожали граммофонные пластинки с записями Шаляпина, когда было напечатано сообщение, что артист умерщвлен большевиками.



"Чикаго Трибун" сообщает со слов прибывшего из России американского композитора, что знаменитый певец Ф. Шаляпин убит большевиками. Шаляпин будто бы заболел заразительной болезнью, похожей на чуму, и его убили для предотвращения дальнейшего распространения эпидемии".

На самом деле Шаляпин был жив в Мариинском театре настолько, что в 1919 году – именно в ту пору, когда западные газеты сообщали о насильственной смерти певца, Борис Кустодиев начал создавать его знаменитый портрет в шубе.



Не все знают, что шубу эту Шаляпин получил в качестве платы за концерты перед красноармейцами. Закончил портрет Кустодиев в 1921 году, а в 1922 году Шаляпин взял полотно с собой, отправляясь в официальное заграничное турне. С тех гастролей певец не вернулся в Россию – очевидно решил, что гонорары в виде шуб из подвалов петроградской чрезвычайки для него недостаточны.

А вот газетные сообщения, которым "чуть-чуть" не хватило, чтобы стать окончательной правдой.



"Тула взята. Войска ген. Деникина окружают Тулу. Есть сведения, что город уже капитулирован.

Дни правительства Ленина сочтены. Германская печать помещает обширные статьи о поражениях большевистских армий на всех фронтах. Дни правительства Ленина сочтены.

Тайное правительство в Москве. По полученным здесь сведениям, в Москве образовалось тайное "Временное правительство", в которое входят эсеры, меньшевики и члены "народного центра". Во главе правительства стоит с-р. Петров".


Прошу обратить внимание знатоков истории Гомеля на подборку новостей конца 1919 года из города на Соже.



"Оживление". Гомель в настоящее время – очень оживленный прифронтовой город. Жизнь кипит: работает семь чрезвычаек, идут расстрелы, проходят то и дело в обе стороны эшелоны красноармейцев.

"Пауки в банке". Киевская, харьковская, кременчугская, миргородская, роменская, бахмачская и "своя" гомельская чрезвычайки собрались в одном городе (после отступления большевиков из Украины. — Прим. ред.), как пауки в банке. Недавно киевская чрезвычайка решила расстрелять за что-то гомельского комиссара Рахлина. Гомельская вступилась за "своего". Киевская вооруженной силой изгнала гомельскую из Гомеля. Та собралась с силами, явилась в Гомель с 200 красноармейцами; киевская была побеждена и в настоящее время не у дел.

Немцы, китайцы и расстрелы. Знаменитые богунские полки, отказавшиеся наступать, оттянуты куда-то на север. Гарнизон города состоит из двух рот "спартаковцев" (немцы-большевики из военнопленных) и четырех рот китайцев. Сорок-пятьдесят расстрелов в день – обычное явление.

Руководство Богунского полка. 1918 г.

"Заговоры". "Заговоры" раскрываются каждый день. Теперь в моде раскрытие польских заговоров. Почти весь гомельский Красный Крест расстрелян по обвинению в польском заговоре. Расстреляно много железнодорожников. Среди них: машинист Белявский, его жена и три дочери; восемь человек из семьи Рушкевичей, машинист Крокасевич, барон Нолькен (б. могилевский губернатор), поручик Дзиковский, о. Федор Жудро (священник Гомельской гимназии) и много других.

Позиции. Большевистские позиции в 1 1/2 верстах от разъезда Маляровки. Охрана ведется так скверно, что можно пройти через фронт, не заметив его.

Эвакуированные пароходы. В Гомеле скопилось до 600 эвакуированных пароходов; дальше идти они не могут вследствие сильного обмеления Днепра.

Цены. Цены в Гомеле в последнее время "немного" упали: фунт хлеба стоит 30–40 рублей. Месяц тому назад цена фунта хлеба была 70–80 рублей.

Есть предположение, что опубликованная подборка "В Гомеле" – всего лишь "дайджест" для "Минского курьера". За этим явно стоит обширное донесение агента-маршрутника из польской военной разведки. Газета, судя по ряду признаков, сотрудничала с польским командованием, и ее периодически снабжали материалом… Что скажут на форуме гомельские краеведы?

Демисезон-1919. Все выпуски >>>
-20%
-80%
-17%
-10%
-50%
-10%
-30%
-20%
0072330