/

TUT.BY предлагает всем вместе вспомнить места, где в советские годы и в начале девяностых в Минске можно было посидеть за чашечкой-другой кофе или чего покрепче. Припомнить заведения, где минчане любили обсуждать дела личные и рабочие. Места культурного отдыха, а позднее – тусовок.

В советские годы многие минчане были поклонниками общепита вильнюсского, каунасского, рижского. И даже специально ездили в ту же Прибалтику, чтобы походить по тамошним кафе и ресторанам. Мы расспросили о том, как это было.

Фирменный поезд "Чайка", в народе известный еще и как "чайник". Поезд № 187/188 "Чайка" Минск - Таллин ехал через Вильнюс, Ригу, Валгу. Отправлялся из Минска он в 6.27, в 10 утра уже был в Вильнюсе. Особенно востребованными места в "Чайке" были по субботам - белорусы ехали гулять по старым улочкам, покупать приятные мелочи, трикотаж с диковинками и - пить кофе. Фото с сайта www.parovoz.com

Шестидесятые: кафе в Старом городе и кофе на рыбных рядах

Студенчество минчанки Стеллы Кузнецовой пришлось на шестидесятые. Она вспоминает, что особенно часто с друзьями ездили в Литву. Из вильнюсских заведений очень запомнились ей два кафе, названия которых переводятся как "Три девушки" и "Медведь".

- В кафе Trys merginos продавались национальные литовские блюда: цепеллины и так далее. Там были еще девушки красивые в национальных костюмах, мы на них ходили смотреть. И совсем шикарным было кафе в Старом городе, с чучелом медведя на входе. Туда надо было спускаться по очень крутой каменной лесенке, в подвал. У нас такого старинного не было, поэтому в этой лестнице чувствовалась дивная заграница.

Стелла Кузнецова рассказывает, что в Литве был достаточно вкусный шоколад.

Здесь и далее для иллюстрации использованы скриншоты из кинофильма "У наших соседей" - об открытии в Вильнюсе кафе-читальни, 1962 год.

В Ригу в студенчестве выбирались реже, чем в Вильнюс.

- Когда в Ригу приезжаешь на поезде, то едешь мимо старинного рынка. Там длинные сводчатые павильоны: мясо, овощи, - но рыбный павильон – это была сказка. Интересно, что он сохранился по сей день - я там была два года назад. В этом рыбном павильоне пахло очень вкусно - копченостями. По его периметру были устроены этакие антресоли, на которых были магазинчики и кафешки. И вот когда я приезжала в Ригу, то сразу шла на рынок, залазила на эту антресоль. Там подавали только кофе и только малосоленую семгу, со свежеиспеченной булочкой и маслом. Кофе подавали, как в рыбацких кафе на побережье: не в чашечках маленьких, а в здоровых кружках металлических. Это было недорого все, но кофе был очень вкусный, не в ведре вареный. Для меня и кофе этот, и рыба, которую можно было есть большими ломтями, - это и есть Рига. У нас же с качеством кофе всегда было очень плохо, - вспоминает Стелла Федоровна.

Собеседница припоминает, что работники сферы обслуживания в Прибалтике к русскоязычным клиентам, бывало, относились надменно.

- Официанты относились по-разному, продавцы - тоже. Чтобы продавщица трикотажа в Риге показала тебе разнообразный товар, надо было ей понравиться, потому что когда ты начинала говорить по-русски, она строила "козью морду" и не хотела разговаривать. И знаете, что делала я? - хохочет. - Я покупала местную газету, сворачивала в трубочку, с ней стояла у прилавка и рассматривала что-то. Потом, когда подходила моя очередь, показывала то, что мне нужно. Были и такие уловки - старались выглядеть своими.

Из приключений того времени Стелла Кузнецова вспоминает поход в первый ночной бар в СССР. В компании четырех парней собеседница наша тогда была на студенческой конференции в Каунасе.

- В чем приехали - в том и были, особенных нарядов с собой не брали. В последний день можно было погулять. Ну как же, надо сходить в этот ночной бар - у нас-то такого не было! Мы туда заваливаемся всей компанией, а там фейс-контроль. Без галстука нельзя: парни стали что-то придумывать, доставать из карманов те, что носили на конференции, повязывать на шею. А у меня дивной красоты сапоги - французские. А в сапогах не пускают, туфли надо с собой приносить. И сколько мы ни спорили - ничего! И тут один из наших находчивых парней что-то швейцару шепчет на ухо. Тот кивает – все, вопросов нет, идите. Я потом спрашиваю: "А что ты ему сказал?". Он говорит: "А я сказал, что у тебя нога с протезом".

Восьмидесятые: билеты на поезд и на самолет со стипендии

Журналист Инесса Студзинская вспоминает, что в ее студенческие годы (в восьмидесятых) в Минске было немного хороших ресторанов и кафе, а в те, что были, еще нужно было суметь попасть. Вспоминаются бар "Красный мак" на Партизанском проспекте и кафе "Сузор'е" возле общежития радиотехнического.


- Помню, как нам удалось однажды попасть в "Сузор'е" на встречу с Владимиром Некляевым и Павлом Якубовичем, который тогда писал фельетоны для "Знамени юности". Нам, молодым журналистам, тогда страшно повезло - это были мастодонты.


Помимо журфаковской стипендии в 45-50 рублей, у студентов были уже и гонорары за публикации. К тому же у них был льготный проезд - до Вильнюса на "Чайке" можно было доехать за полтора рубля. У Инессы с подружкой была традиция: 16 числа каждого месяца они получали стипендию, а 17-го - всегда ехали в Вильнюс.

- Причем ездили независимо от того, что в Минске намечалось на 17 число. Однажды нам не выдали 16-го стипендию. Но мы с подругой все равно решили ехать, заняли денег даже. И староста получал за меня мою стипендию и потом хранил ее. Правда, за то, что я уехала, он меня проучил: разменял все мои деньги на монеты и так и принес, в мешочке. Объяснил, что никакой радости хранить чужие деньги в общежитии не было.



- Когда приезжали в Вильнюс, в маленькой кафешке сладости кушали, потом бежали за мелкими радостями девичьими: заколки, броши. Потом уже шли обедать – вкусно, прилично. На сумму от рубля можно было хорошо покушать, за три - уже покушать с фужером шампанского, а если пять рублей - это уже совсем с изысками и деликатесами. Правда, примерно такие же цены были в Минске, но в Вильнюсе было вкуснее. Один раз было такое: посмотрел официант, что мы не литовцы, и подал ужасный кофе. А кофе там повсеместно хороший был. Мы отхлебнули, посмотрели на парня - мол, что за дела. Унес, принес новый - уже хороший. Извинялся.

Любопытно, что еще одна минчанка, Наталья Лычавко, вспоминает о ситуации, когда сидели с будущим мужем в кафе в Вильнюсе в начале восьмидесятых. Мужчина литовский понимал, а она - нет, поэтому, когда услышала цену по-литовски, с ходу переспросила по-русски. Официант смекнул и назвал по-русски уже более высокую цену. Спутник об этом рассказал, только когда вышли из кафе.

А вот Инесса Студзинская помнит, что впервые приехала в Вильнюс с родителями в ее семь лет.

- Меня повели в Оперный театр, все было очень красиво и интересно, а потом - в детское кафе "Гномик". Как же запомнилось это кафе! Маленькая мебель - столики, стульчики. Из удивительного: там был суп с черносливом. Помню, что в то время я очень плохо кушала, но, к удивлению родителей, в этом кафе съела все, и суп с черносливом, конечно, тоже.

А вот в студенчестве уже из Вильнюса любила съездить пообедать в Тракай - там были ресторанчики на берегу с удивительной атмосферой.

- Пару раз мы ездили дальше. В Вильнюсе до позднего вечера гуляли, потом ночным поездом ехали в Ригу. Целый день гуляли по Риге, поздно вечером садились на поезд и ехали в Таллин. День гуляли по Таллину, потом в восемь вечера улетали в Минск на самолете.



Самолет Таллин - Минск стоил 19 рублей, студентам, как и поезд, он обходился вполовину дешевле. 

Инесса вспоминает, что в Литве можно было угоститься вкусным живым пивом, которого в Беларуси тогда было не сыскать.

- Пиво хорошее было и в Латвии. Очень хорошо помню, как покупали пиво в трехлитровой банке на рынке в Риге - темное, густое. Говорили, что это пиво варят в каком-то колхозе и привозят в город.



В Москву и Питер студенты тоже могли себе позволить съездить на поезде или слетать. Но у Инессы Студзинской поездки в Москву и Питер ассоциировались именно с культурной программой - ходили по музеям.

- Что касается общепита – в Москве на Ленинском проспекте было кафе "Шоколадница" – там продавали очень вкусные десерты. В ресторане "Прага" в Москве был кафетерий – там можно было съесть вкуснейший торт "Пражский". В Минске тогда такого еще не было.

У наших соседей: как в Вильнюсе открылось кафе-читальня

В фондах Белгосархива фотофонодокументов нашелся сюжет киножурнала "Савецкая Беларусь" за 1962 год.  Закадровый голос рассказывает об удивительном кафе-читальне, которое открылось в Вильнюсе. Там можно съесть пирожное и устроить литературный вечер, а также просто почитать книгу за чашкой кофе. Сюжет явно ориентирован на белорусов, которые ездят на выходные к соседям. В конце киножурнала закадровый голос на хорошем белорусском языке выражает надежду, что вскоре такие же кафе должны появиться и в Беларуси.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (10.62 МБ)

{banner_819}{banner_825}
-20%
-45%
-20%
-10%
-54%
-40%
-99%
-10%
-10%
-20%