Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Независимый институт социально-экономических и политических исследований обнародовал новые данные своего социологического опроса, проведенного в начале лета.

Например, респондентам был задан вопрос: "Какими словами вы можете описать свое отношение к происходящему в стране?" "Довольны" — ответили 19,9%, "нет" — 65,9%, "обеспокоены" — 64,1%, "нет" — 26,5%. Считают, что социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы улучшится 21,8% населения и столько же — что, наоборот, ухудшится. "Не изменится" — так ответили 46,2%.

А вот статистика, касающаяся политических предпочтений и ожиданий наших граждан. На вопрос "Если бы вы знали человека, который мог бы успешно конкурировать с А.Лукашенко на следующих президентских выборах, то проголосовали бы за него или за А.Лукашенко?" 56,4% белорусов ответили, что проголосовали бы за такого альтернативного кандидата. И только 21,5% — за действующего президента.

Эксперты НИСЭПИ говорят, что многие опрошенные выражали готовность к открытому протесту: готовы участвовать в санкционированных демонстрациях 21,4%, в бойкотах — 17,2%, в забастовках — 14,4%. То есть, по идее, в уличных акциях оппозиции должны бы участвовать как минимум десятки тысяч человек. Однако количество демонстрантов обычно измеряется несколькими тысячами. И то это по подсчетам самих оппозиционеров. Например, на акции 21 июля, посвященной десятилетию президентства Лукашенко, правоохранительные органы насчитали всего 150-170 человек.

Только 13,7% белорусов — за систему контрактов, однако подписывают их практически все. Не доверяет правительству 51% наших соотечественников. Свыше 40% респондентов (а среди молодежи — две трети) хотели бы переехать в другую страну на постоянное место жительства, но, по данным МВД, реальная эмиграция невелика.

На основе их эксперты НИСЭПИ делают вывод, что белорусы хотят перемен, однако не стремятся к ним. Получается, как в известной поговорке: хотеть — не вредно, вредно — не хотеть.

Причин этому можно назвать несколько, и какие из них самые главные — трудно сказать. Даже молодое поколение не столько изменяет жизнь, сколько адаптируется к ней, превращаясь в "пожилых" юношей и девушек, говорят в НИСЭПИ. То есть речь идет о пресловутой инертности и толерантности белорусов.

Наконец, не происходит ничего такого, чтобы бы могло взорвать белорусское общество. Например, нет никакого социально-экономического кризиса, который прогнозируется чуть ли не со дня первой инаугурации Александра Лукашенко в 1994 году. И ожидать его не приходится, как считают эксперты НИСЭПИ, "по крайней мере, до тех пор, пока поддерживающая нас экономика союзной России идет на подъем (прежде всего, из-за роста мировых цен на энергоресурсы). В июне средний размер доходов на одного члена семьи (включая зарплаты, пенсии, пособия и прочие приработки), по оценкам самих опрошенных, составил 157 тысяч рублей. Это значит, что месячный бюджет типичной белорусской семьи с двумя детьми школьного или дошкольного возраста и работающими супругами составляет 300 долларов США. Каждый четвертый взрослый белорус имеет в личном пользовании автомобиль. Это меньше, чем у одних соседей (Польша, страны Балтии), но больше, чем у других (Украина, Россия). Зато эти доходы относительно стабильны".

"Для большинства стабильность оказывается важнее динамики (не в этом ли и заключается наша национальная идея?). Этим скрытым "иммобилизмом", вероятно, и объясняется отсутствие массовой поддержки борьбы за перемены", — рассуждают в НИСЭПИ.

Наконец, что значит стремление к переменам? Да — оппозиции, нет — властям? Слишком упрощенная схема. "Кого из кандидатов на парламентских выборах вы бы поддержали?" Отвечая на этот вопрос, 78,4% нашего населения сказали, что отдали бы свои голоса за "кандидата, выступающего за перемены в Беларуси". Но ведь это отнюдь не означает, что имеются в виду именно кандидаты-оппозиционеры. Почему перемены в стране наши граждане обязательно должны связывать с оппозицией?

Заметим: Лукашенко в последнее время не меньше, чем о стабильности как о заслуге властей, говорит и о переменах. В своем послании парламенту в этом году он даже назвал Беларусь страной глубочайших перемен. Хотя, конечно, власти предлагают народу их куда менее радикальными и глубокими, чем оппозиция. Осовремениваются города, расширяется мобильная связь, понемногу частный капитал приходит в сельское хозяйство, дана установка диверсификацию источников энергоресурсов и так далее.

То есть руководство страны прекрасно чувствует, что народу перемены нужны. Однако в отличие от оппозиции оно предлагает их не сразу, а частями. Или даже не предлагает, а они происходят сами, потому что не могут не происходить. Потому что жизнь не стоит на месте, потому что на дворе — 21-й век. И вместе с национальными качествами белорусов, о которых было сказано выше, все это работает на Лукашенко, помогая ему удерживать власть.

Кирилл ПОЗНЯК
0058648