Игорь Мельников,

"Историческая правда" продолжает рассматривать историю советских долговременных укреплений, возведенных в 1930-е годы под Заславлем.

Фото: Игорь Мельников

В результате присоединения Западной Беларуси к СССР теперь уже советско-германская государственная граница прошла по Бугу. Впрочем, старая "рижская межа" также не исчезла. Теперь она называлась "линия заграждения", и "путешествовать" через этот кордон можно было лишь по пропускам.

Ответственных товарищей из БССР можно было часто видеть на рынках и в магазинах бедной (по польским меркам) Западной Беларуси, где те скупали "буржуазные шмотки", предметы антиквариата, продукты - и везли на Восток. Впервые легально смогли навестить своих родственников в советской Беларуси и жители "крэсов". Хотя зачастую увиденная ими в СССР реальность сильно отличалась от той, о которой в 1930-х годах "вещали" агитаторы КПЗБ.

Фото: Игорь Мельников
1940 год. Бойцы Красной Армии на маневрах в западных областях БССР

Сохранение "заслонов" на старой границе носило и стратегическое значение. В случае возможной войны советское командование все же рассчитывало развернуть вторую линию обороны именно под Минском. Объединение Беларуси внесло свои коррективы и в функционирование Минского укрепрайона. На основании приказа Военного совета Белорусского фронта от 19 октября 1939 года была создана комиссия, определившая перечень объектов новой постройки и порядок консервации ранее возведенных оборонительных сооружений.

Фото: Игорь Мельников
Связист РККА, 1930-е годы

Строительство новых объектов было остановлено, а стройплощадки - разобраны. Инструкция 1940 года предписывала хранение снятого с дотов вооружения и оборудования на складах пулеметных батальонов, а боеприпасы должны были находиться на центральных складах укрепрайона.

Этим же документом предполагалось ежемесячное вскрытие огневых точек, их проверка и возможный ремонт. При этом ряд огневых точек должен был находиться в боевом состоянии и использоваться в качестве учебных объектов.

Вскоре было принято решение об объединении укрепрайонов на старой и новой границе, после чего появился Минско-Замбровский УР, комендантом которого стал полковник П.Будников. При этом часть из пулеметных батальонов МиУРА были переведены под Осовец.

В октябре 1940-го последовало новое объединение: одним целым стали слуцкий и минский укрепрайоны.

Бесхозяйственность и наплевательский подход сделали свое дело. Через год после начала "освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь" комиссия Генерального штаба РККА проверила МиУР и обнаружила, что "оборудование из сооружений, находящееся на складах, за подразделениями не закреплено и не комплектно. При передислокации снаряжение, которое осталось на складе, никому не передано. Часть оборудования в сооружениях ржавеет и портится. Охрана сооружений практически отсутствует".

Фото: Игорь Мельников
Переправа танков РККА

На многих дотах были сбиты замки, а оборудование валялось рядом с бункерами. В связи с этим в сентябре 1940 года была принята директива об ужесточении охраны сооружений, а также сохранении оставшегося оборудования. Впрочем, этот документ больших изменений в состояние дел не внес.

В новый 1941 год Минский укрепрайон вошел с 9 "трехдюймовками", 46 пулеметами Дегтярева и 352 пулеметами максим. Не во всех огневых точках были перископы и приборы наблюдения. Не хватало радиостанций, вентиляторов для газоотсоса. При этом на складах находилось достаточное количество артиллерийских снарядов, винтовочных патронов и т.п.

Фото: Игорь Мельников
Красноармейцы

Проведенная в декабре 1940 года проверка установила, что охрана "законсервированных" объектов ведется из рук вон плохо, в огневых точках не было комендантов и списков личного состава гарнизонов. Командование Западного особого военного округа потребовало устранить "допущенную халатность", но как покажут дальнейшие события, надлежащим образом об этом не позаботились.

…На окраине деревни Ворошилы находится трехамбразурный дот № 124 VII батальонного района МиУРа. Огневая точка сохранилась достаточно хорошо, несмотря на то, что в июне 1941 года она участвовала в боях против наступающих на Минск частей вермахта.

Фото: Игорь Мельников

Фото: Игорь Мельников
На внешних стенах видны сколы от пуль. В сквознике следы от взрыва (скорее всего, гранаты)
Фото: Игорь МельниковФото: Игорь Мельников

Внутри разрушений почти нет. Все три пулеметные амбразуры целы. Более того, тут можно увидеть остатки пулеметных станков.

Фото: Игорь Мельников
Фото: Игорь Мельников
Амбразура

Видимо, рядом с огневой точкой были окопы и прочая необходимая для обороны полевая инфраструктура, но в связи с тем, что теперь здесь сельскохозяйственные угодья, все следы (кроме самого бункера) пребывания здесь в 1930-х годах подразделений Красной Армии исчезли безвозвратно.

Фото: Игорь Мельников
Красноармейцы на параде. Западный особый военный округ

…В июне 1941 года в дотах Минского укрепрайона службу нес лишь один пулеметный батальон. Эти солдаты даже не догадывались, что совсем скоро им придется сойтись в смертельной схватке с коварным и жестоким врагом.

Продолжение следует

-10%
-10%
-50%
-35%
-25%
-40%
-35%
-10%
-10%
-20%
0070465