Виктор Федорович,

По неизвестным причинам следствие по делу генерального директора ОАО "Борисовдрев" Владимира Мальцева не допросило одних из самых важных свидетелей - представителей турецкой компании Bersey. Об этом стало известно в ходе очередного судебного заседания в Минском областном суде.



По оценкам следствия, ущерб от противозаконных действий гендиректора Мальцева составил порядка 18 миллиардов рублей. Львиная доля "вреда" - 953 тысячи евро, согласно обвинительному заключению, приходится на реализацию двух контрактов с турецкой компанией Bersey. По первому (заключен 23 марта 2011 года) турки поставили оборудование для котельной предприятия на сумму 5,4 млн евро. По второму (от 16 мая 2013 года) - они участвовали в монтаже этого оборудования (сумма контракта - 1,6 млн евро).

По выводам следствия, компания Bersey незаконно была допущена к тендеру на поставку оборудования и с ней незаконно заключили как первый, так и второй договоры. В списке претензий также поставка оборудования не в срок и предоставление не в полном объеме необходимой технической документации. Да и вообще, мол, турецкое котельное оборудование не годится для эксплуатации в белорусских климатических условиях. Ко всему, следствие обвинило Мальцева в лоббировании интересов компании Bersey.

Логично предположить, что при таком "наборе" обвинений следовало под протокол поинтересоваться и позицией турецкой стороны. Тем паче что граждане Турции с момента реализации проекта по модернизации объекта "Энергоисточник на местных видах топлива" постоянно находились на территории Беларуси. От следствия не скрывались в Стамбуле, готовы были ответить на любые вопросы и представить необходимые документы, в том числе и те, которых странным образом не оказалось в материалах уголовного дела.

Недоработку следствия пришлось устранять в суде. Адвокат Дмитрий Горячко еще в самом начале судебного процесса заявил ходатайство о вызове в суд для дачи свидетельских показаний представителей компании. Судья Валентин Вердыш ходатайство удовлетворил.

Руководство компании Bersey прилетело из Стамбула в Минск в начале прошлой недели. Однако из-за проблем с профессиональным переводчиком с соответствующей квалификацией допрос граждан Турции проводился 24 и 25 ноября.

Показания суду дали генеральный директор и соучредитель компании Bersey Юзеир Елмаз, директор по экспорту Али Елмаз и бизнес-консультант и переводчик Наджие Мертоглу.

К месту заметить, что турецкая сторона была готова организовать доставку в суд любого специалиста компании. В числе возможных свидетелей, готовых дать показания, был и технический директор Нурсел Ерол, осуществлявший контроль за ходом работ на "Борисовдреве", но его в зал заседаний не пригласили.


Почему котельная не дала пар к 7 ноября 2013 года? Версия Bersey

Если суммировать показания представителей турецкой компании, то они практически полностью опровергают все выводы следствия, касающиеся сроков поставки оборудования и предоставления технической документации.

Юзеир Елмаз подтвердил, что контракт на поставку оборудования не был выполнен в срок. "Но на все есть свои причины", - заметил он.

По его словам, деньги, которые компания должна была получить от белорусской стороны после подписания первого контракта, приходили с опозданием на восемь-девять месяцев. Еще одна причина задержки была связана с особенностью футеровочного материла для внутренней отделки котлов, который используется в подходящих погодных условиях.

"Поэтому мы попросили у заказчика отсрочки для его поставки. "Борисовдрев" дал нам такую отсрочку", - сказал глава турецкой компании.

Часть оборудования по заказу турецкой компании изготавливалась в Европе. "Но на сроках его выполнения сказались летние каникулы производителя, поэтому мы по согласованию с "Борисовдревом" планировали завершить поставку оборудования к 15 сентября, но несколько превысили срок", - отметил господин Елмаз.

По озвученным в суде документам, последняя фура с оборудованием для котельной прибыла в Борисов 27 сентября 2012 года. Что, впрочем, не оказало особого влияния на дальнейшее развитие событий, связанных с его монтажом. А это отдельная история…

Cлева направо: Нурсел Ерол, Наджие Мертоглу, Юзеир Елмаз и Али Елмаз. Фото: belapan.com
Cлева направо: Нурсел Ерол, Наджие Мертоглу, Юзеир Елмаз и Али Елмаз. Фото: belapan.com

В итоге же получилось так, что, кроме турецкой компании Bersey, некому было заниматься монтажом оборудования. "Борисовдрев" дважды объявлял тендер на этот вид работ. Белорусские компании его проигнорировали. 8 января 2013 года комиссия предприятия признала победителем единственного участника - турецкую компанию Bersey. Однако 26 февраля того же года на совещании в Министерстве архитектуры и строительства с участием замминистра Сергея Ласточкина было принято решение о признании тендера несостоявшимся.

Об этом суду сообщил Али Елмаз, который присутствовал на том совещании. Примечательно, что уже дававший в суде показания свидетель Ласточкин утверждал, что ему "удалось убедить турок, чтобы они провели монтаж оборудования котельной без оплаты".

Али Елмаз опроверг заявление замминистра. Он сообщил, что непонимание возникло после критики в адрес компании Bersey по поводу якобы завышенной стоимости услуг. "Представитель строительной организации (генподрядчик стройтрест № 21. - В. Ф.) заявил, что работы по монтажу он выполнит за треть той цены, которую предложили мы, - сказал свидетель. - Более того, манера обращения с нами достигла уровня оскорблений. Я хотел уйти с этого совещания. Потом я позвонил в головной офис, сообщил о положении дел, и мы приняли решение вообще отказаться от монтажных работ. Об этом письменно на английском языке я сообщил заказчику - "Борисовдреву".

Правда, турецкая сторона все же приняла участие во втором тендере на монтаж оборудования. И снова в одиночестве. Почему стройтрест № 21 не подал документы, Али Елмаз не смог даже предположить, но заметил:

"Не могу знать, не мне судить, но если бы эта компания сделала нормальные дороги и подъезды к строительной площадке, то этого уже было бы достаточно. Мы начинали монтаж - дороги не было, мы вели монтаж - дороги не было, что мешало работе крана и другой техники. Она (дорога. - В. Ф.) появилась, когда работы закончили".

Что касается необходимой технической документации, то, по словам свидетеля, она передавалась белорусской стороне в полном объеме.

"Наша компания на рынке с 1979 года, - сказал Али Елмаз. - Мы успешно работаем во многих странах Европы и в России, и нигде от нас не требовали столько документов, как в Беларуси. Белорусской стороне мы передали в десять раз больше документов, чем требовалось для проведения проектных работ. В то же время мы всегда к таким требованиям заказчиков относимся с уважением и стараемся оперативно решать проблемы".

Договор с турецкой компанией на монтаж "Борисовдрев" заключил 16 мая 2013 года. Что этому факту предшествовало, пояснил глава компании Юзеир Елмаз: "Когда государство обратилось ко мне с просьбой поскорее завершить работы на объекте, я не мог отказать. Ко мне лично обратился руководитель Минской области Батура".

По словам свидетеля, и при исполнении этого договора возникли финансовые проблемы. С большой задержкой белорусская сторона перечислила 30% аванса. "Мне пришлось писать письмо заместителю премьер-министра Семашко, чтобы деньги нам были выплачены. "Беллесбумпром" обещал выплату до 25 июня. Деньги мы получили лишь в июле", - сообщил господин Елмаз.

Почему же котельная не была сдана в эксплуатацию к 7 ноября 2013 года? Напомним, что Александр Лукашенко требовал к этому сроку завершить все работы по модернизации ОАО "Борисовдрев". Глава турецкой компании в суде изложил свое видение проблемы:

"Строительная часть, изоляция, электричество, подача воды - ни одна из этих работ не была выполнена в срок. Нам сказали, что сдать котельную надо до 30 октября. Но 15 октября мы видели, что еще ничего не готово для тестирования оборудования. 7 ноября мы должны были запустить установку, но не было нужной мощности электричества. Чтобы она 8 ноября заработала, требовалось 1600 киловатт, а имелось всего 165 киловатт. Котлы не были готовы производить пар. Только 11 января 2014 года мы смогли начать производство пара. Однако не было изоляции, и трубы полопались. Но мы как-то начали работать, нас принудили к этому… Между проведением двух тендеров на монтаж оборудования прошло пять месяцев. Это время было потеряно".

Бизнес-консультант компании Bersey Наджие Мертоглу в качестве переводчика присутствовала на всех совещаниях и встречах с белорусскими чиновниками. Она подтвердила все сказанное руководителями компании. Рассказала госпожа Мертоглу и о знакомстве с представителем белорусских правоохранительных органов.

По словам Наджие Мертоглу, несколько месяцев назад после совещания у председателя концерна "Беллесбумпром" Юрия Назарова, где присутствовали она и Юзеир Елмаз, к ним подошел человек, который представился Денисом Фурмановым. Какую должность он занимал, свидетель не могла назвать. Фурманов предложил представителям Bersey пройти в отделение для беседы. О чем был разговор, какие вопросы задавались, у Наджие Мертоглу в суде не спрашивали.

После судебного заседания она сообщила корреспонденту Naviny.by, что беседа проходила в каком-то "полицейском участке". Фурманов интересовался наличием у компании видеозаписей работ на "Борисовдреве", с кем из руководителей они встречались, просил предоставить разные документы.

"Мы ему сказали, чтобы он прислал официальный запрос. Запроса не было", - сказала госпожа Мертоглу. По ее словам, протокол не велся, никто из представителей компании официально на допросы не вызывался. "Однажды на мой телефон пришла эсэмэска, возможно, от следователя, но я не сочла нужным обращать на нее внимание", - добавила она.

К месту заметить, благодаря бизнес-консультанту турецкой компании в суде был выявлен, мягко говоря, существенный недочет следствия.

Отвечая на один из вопросов гособвинителя Елены Филович, Наджие Мертоглу обратила внимание, что к контракту на монтаж оборудования в виде приложения прилагался перечень работ и их стоимость. "Но в материалах уголовного дела нет такого документа!" - пролистав договор, заметила прокурор. "Он должен быть, ведь у нас он есть", - сказала свидетель.

По просьбе судьи турецкая сторона предоставила приложение к контракту, и этот документ был приобщен к материалам судебного разбирательства.

…Почему в ходе расследования уголовного дела следствие не допросило сотрудников турецкой компании? Почему странным образом в 117 томах дела не нашлось места для документа, который должен быть неразрывно связан с договором? Ведь без приложения с перечнем работ и их стоимостью невозможно в полной мере представить общую картину реализации всего объема работ, которые были выполнены при строительстве котельной. А значит, и оценить ущерб, если таковой вообще имелся.

Именно на эти и другие вопросы придется искать ответ судье, когда он удалится в совещательную комнату для постановления приговора.

Процесс продолжается.
-15%
-50%
-30%
-10%
-5%
-20%
-21%
-20%
-20%