/ Фото: Александр Васюкович,

TUT.BY прогулялся по Минску с заслуженным архитектором Беларуси Юрием Градовым и поговорил о том, чего не хватает белорусской столице, а также узнал, какой она может быть.

Юрий Градов родился в российском Череповце, однако давным-давно стал минчанином и белорусом. Мемориал "Хатынь", станция метро "Площадь Ленина" – эти и другие работы Градова стали средой, которую мы хорошо знаем. Сейчас на кафедре искусств БГУ, где трудится Юрий Градов, работает выставка-эссе Юрия Михайловича, под названием "Красная площадь, 17".

О живых площадях, которые перестали строить 

Встречу заслуженный архитектор Беларуси Юрий Градов назначил возле центрального железнодорожного вокзала. Он с сожалением вспоминает время, когда у вокзала была привокзальная площадь. После того, как появилось новое здание вокзала, площадь исчезла, превратившись просто в улицу. От этого, считает Градов, Минск только потерял.

- Тема площадей очень важна для города – они украшают город. Развязки мы строим, неизбежно надо их делать, а вот сколько площадей за последнее время у нас появилось? Проспект наш был в свое время образцом с его ожерельем площадей: бывшая площадь Ленина (Независимости), бывшая Центральная (Октябрьская), бывшая Круглая (Победы). А вот параллельные улицы проектировались как дублеры проспекта, они должны были проспект  разгрузить. А к дублерам отношение было плевое, в то время как это тоже – центр города, и там тоже нужны свои площади.

Архитектор вспоминает: когда нужно было перенести памятник Максиму Богдановичу, на всей улице чуть нашли место, где его можно было поставить.

- Кое-как приютился. А где хоть одна площадь на таком большом протяжении? Площадь предназначена не для того, чтобы разъехались машины, а чтобы жители получили там удовольствие. Много же в мире таких площадей, где вода, памятники, какие-то кафешки, где можно отдохнуть, выйти в интернет, если нужно.



Кроме того что у железнодорожного вокзала "потерялась" площадь, само здание еще и не завершает ансамбль улицы Кирова, считает Градов.    

- Выпуклая часть здания не приглашает, а отталкивает посетителя. Посмотрите на наклоны: за ними эскалаторы, только эскалаторы эти почти всегда стоят. То есть, образ здания построен на элементах, которые не функционируют. Это не очень хорошо.
Если посмотреть на вокзал со стороны улицы Кирова, можно увидеть, что у этой улицы нет завершения. Вокзал никак не сочетается с воротами города. Взять ансамбль – улица Росси в Санкт-Петербурге, там замыкается театром. А здесь – замыкания-то нет. И все, ансамбль теряем.



"А эта башня? Какую она художественную ценность представляет? Просто треугольник, а наверху непонятно что", - указывает Градов на гостиницу рядом с железнодорожным вокзалом.

С грустью вспоминает Юрий Градов то время, когда арки в домах были не заполнены пространством магазинов.

- Сейчас во дворики закрыты арки, а они должны быть открыты, так задумывалось. Вспомним Прагу, центр города. Там с одной улицы можно попасть на другую через пространство дворика. Там нижний уровень отдан жителям и гостям, а двор жилой поднят на следующий уровень. Если бы мы через эти арочки вошли во внутреннее пространство, общественное, если бы мы через них пройти могли к площади Независимости, а на втором уровне чтобы появился не дом какой-то элитный, а пространство для жителей – было бы хорошо, наверное.



За воротами города, внутри квартала, чиновники выделили площадку для строительства элитного жилого дома. Юрий Градов считает, что строить его здесь нельзя.

Район за башнями хотят уплотнить элитным жилым домом. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY.

- Что, у нас места нет? Здесь нагрузка и так большая, и потом, это всегда конфликт, когда разные по статусу слои населения сталкиваются лбами. Элитный дом это все-таки обычно некая выгороженная территория...



О том, что в Минске может стать пешеходной улицей

Юрий Градов вел дипломный проект студентки (сейчас архитектор преподает в БГУ на кафедре искусств), по которому улица Кирова могла бы стать пешеходной.

- С помощью дизайна здесь многое можно было бы осуществить. Представьте: Пешеходная улица, световое, будто рельсовое, полотно. Поезд-кукушка. Магазины слева-справа предлагалось оформить как символические перроны. С левой стороны, западной, эти перроны символизировали Варшаву, Прагу, Берлин. С правой стороны, восточной – перроны, которые символизировали время: период дореволюционный, период НЭПа, война, послевоенный….

Отреставрированный дом бывшей гимназии Рейман, где находится суд ЕврАзЭС. "Умеем же, если хотим!" - говорит он об этом здании.

Проект пешеходной улицы Кирова так и остался романтическим студенческим проектом, который похвалил наставник. Но Юрий Градов уверен, что пешеходная улица Минску нужна. Улицу Карла Маркса сделать пешеходной не вышло вполне ожидаемо, по его мнению.

- На пешеходной улице должны быть кафе, оркестры какие-то небольшие, а Карла Маркса – улица жилая, надо соблюдать режим. И потом – каждый раз по выходным местным жителям нужно думать, куда поставить машины. Это все неудобства, которые мешают. Но у нас есть огромные пространства, которые мы фактически не используем! В Минске замечательная набережная вдоль Свислочи, которая сейчас находится в ужасном состоянии. Если привести в порядок набережные – там можно сделать пешеходное пространство, в приятной среде, и туда привлекать горожан.

По сути, набережные Минска - это длинная улица, идущая вдоль реки, напоминает собеседник. Между тем, набережные, построенные в 1955 году с применением деревянных свай, обещали реконструировать еще в 2008 году, при мэре Павлове.

Об архитектурном ансамбле на проспекте и о дизайне с исторической изюминкой 

С улицы Кирова выходим на проспект Независимости. Архитектор обращает внимание на здание Красного костела, которое когда-то, к счастью, умудрились не снести. По его мнению, здание Дома правительства испытание временем также выдерживает:

- Когда меняли стекла у Дома правительства – здание их приняло абсолютно, потому что архитектура замечательная и смотрится современно. Но это здание принимает неприятное соседство - замыкание проспекта критики не выдерживает. Здание, где сейчас университет Максима Танка, было низеньким. Тут возможно было завершение высотное, но здесь оно никакое. Вот студенты тоже предлагают, как исправить ситуацию: не снося это здание, сделать перед ним атриум, многосветное пространство, чтобы оно получило завершение. Птицы на фоне этого атриума, скульптуры, будут как бы устремляться кверху. Лучше будут видны струи фонтана: ведь самый большой фонтан в Минске, а воды мы не видим, потому что струи прячутся на фоне купола торгового центра.



На теневой, непримечательной стороне площади Независимости можно было бы поставить стационарные кафе с видом на солнечную сторону, где костел.

Правда, пока что на стороне Мингорисполкома в плачевном состоянии... тротуарная плитка. Во время прогулки с Юрием Градовым тротуар еще не накрыл густой слой снега и было видно: части плитки расшатаны так, что о них легко споткнуться, а при желании тротуар можно просто разобрать. Похоже, по весне плитку у Мингорисполкома придется заменять.

- Ее посадили на сухую смесь, она болтается - надо было делать более высокую плитку, как раньше укладывали брусчатку - это же были высокие камни. Кстати говоря, не хватает мобильной рабочей бригады, которая сразу бы приводила город в порядок.

Гуляя по проспекту Независимости, архитектор Градов обращает внимание на непродуманный или вовсе неуместный дизайн. Например, критикует не соответствующие столичному уровню дешевые вывески на многих заведениях и ругает казино, которое закрыло наглухо окна исторической застройки.






Юрий Градов говорит, что на главной улице, тем более такой ансамблевой, как у нас, все должно продумываться и держать марку. Особенно об этом стоит думать сейчас - до юбилея, 950-летия Минска, осталось каких-то три года.

Кстати, именно Юрий Градов был главным художником Минска, когда столица Беларуси отмечала 900-летие. Помнит, как над проспектом тогда развесили символические слуцкие пояса.

- Мне лично был заказ: как привести в порядок проспект? Я два часа в горисполкоме на заседании докладывал – показывал, как есть и как должно быть. На следующий день меня приглашают и говорят: ну, ты очень хорошо доложил, а теперь давай, иди выполняй. Меня назначили заместителем главного архитектора города, плюс я выполнял функции первого главного художника. Самая главная задача, которую тогда нужно было решить - перекрасить проспект. Здания к тому времени грязные были, черные, - вспоминает Юрий Градов. - Когда я пришел, существовала комиссия аж из 30 человек – делали выкраски, в какой цвет покрасить здание. И у каждого свое мнение. Я понял, что если я эту комиссию буду хоть раз собирать, я ничего не сделаю.

Кадр из кинофильма "Праздничный альбом".

Юрий Градов тогда решил, что надо вернуть первозданную окраску зданий. Для того чтобы найти цвет для ориентира, заглянули под водосточные трубы: вода открывала светлую окраску, на которую и ориентировались.

- Когда я прошел весь проспект, я позвонил автору, Владимиру Королю, и говорю: Владимир Адамович, мы выходим на площадь, с правой стороны гостиница "Минск" теплого цвета, а ваше здание – холодное, серое (Главпочтамт. - Прим. TUT.BY). Не возражаете, если я сделаю его теплым? Владимир Адамович согласился. Город к празднику нужно приводить в порядок. В Париже в свое время пескоструили все, чтобы город стал светлым. А то все привыкли к темному, вроде так и надо.

Юрий Градов отмечает, что у нашего проспекта есть несомненное достоинство - его ширина.

- И это заслуга послевоенного первого секретаря ЦК, Пономаренко.  Архитекторы настаивали на узеньком проспекте, послевоенный Минск проектировался на 500 тысяч жителей только. Когда первый секретарь ЦК утверждал проект, он спросил, какая ширина Невского проспекта в Ленинграде. Ему говорят: 48 метров. "Так вот и мы будем 48 метров делать", - решил Пономаренко. И это было разумно - в городе уже живет два миллиона человек. 

Заслуженный архитектор считает, что сегодня интересный городской дизайн может исправить архитектурные глупости, о которых поговорим чуть ниже, и элегантно вернуть историю. Причем достаточно просто присмотреться к приемам, которые используют соседи.

- Это, например, могут быть таблички с историческими названиями улиц. Написано, что это проспект Независимости. А если ниже написать: бывшая Захарьевская, то мы сразу окунаемся в историю. И мы не потратим огромных денег на переименование, ведь адрес-то остается прежним.

Юрий Градов говорит, что не раз указывал на такую возможность городским чиновникам. Возможно, в связи с грядущим большим юбилеем этот любопытный совет услышат?

Об архитектурных неудачах и о том, что надо больше обсуждать

По мнению Градова, одной из первых ошибок в центре города было то, что на Октябрьской площади "посадили объем" - здание Дворца Республики. Это потянуло "метастазы" в виде макушки дома "У Троицкого", которое видно прямо отсюда, в виде здания с вывеской Velcom, которое "не имеет никакого отношения к центру города".



- Какой элегантный Дворец профсоюзов, и рядом - уродцы, в которых нет ничего красивого. Масса, которая не имеет силуэта. Был проект, по которому площадь оставалась свободной, а через ворота мы бы входили в Верхний город из сквера... Был такой проект. Площадь должна принадлежать горожанам, это общественное пространство. Вот сейчас ломают бывший музей Отечественной войны – что там будет? Скорее всего, гостиница – опять мертвое помещение для площади.

Юрий Градов считает, что сегодня очень мало обсуждается, что появится в Минске и в каком виде. Да и сами архитекторы, работая над сооружениями, должны думать комплексно, говоря чиновничьим языком. Иначе можно наделать глупостей даже в самом хорошем проекте:

- У Крамаренко сейчас тоже прокол вышел, к сожалению, с новым зданием музея ВОВ. Поднимаемся мы: лестница парадная, обелиск, скульптура, главный вход  развернут - а входа-то там и нет! Посетителей неожиданно уводят куда-то в подворотню, нужно с парадной лестницы спуститься куда-то и войти в другом месте. Так же просто делать нельзя! Надо и входить в центре, а потом найти способ, как опустить посетителя вниз, на нужный уровень. Ведь война так и началась: рухнуло все. Еще: в музее очень много сделано удобств для инвалидов. Это нужно, но там анодированный металл, лезет в глаза, бьет просто! Не технику смотришь и какие-то сюжеты, а массой своей давит на тебя этот анодированный металл. Есть молотковая эмаль темного цвета, матовая.... Надо было визуально спрятать это все, чтобы были, но не били в глаза. А то выходит: диорама сделана, вдруг раз – блестит этот металл. В музей принесли типовые ограждения. Но проект-то индивидуальный - а значит, и ограждения сделай свои, чтобы они только к музею подходили. Замысел нужно воплощать до конца. Потом, там есть попытка спасти тот вход "в подворотне", вывести его на какой-то имидж при помощи скульптуры. Но мы видим на выходе и на входе только спину солдата, женская фигура прячется за него. Нужно так поставить, чтобы скульптура читалась не только с боку, с автостоянки откуда-то.

Юрий Градов размышляет и о том, как могла выглядеть гостиница на проспекте (экс-"Кемпински"), чтобы наносить при этом наименьший урон окружающей среде.

- Можно было бы, сохранив эту гостиницу, сделать так, чтобы она не вызывала такой реакции? А я думаю, можно. Например, первые 2 этажа сделать "на ножках", выкинуть из них "начинку", просветить зеленью. А дальше  - стекляшка, иди вверх сколько хочешь. И пусть в ней отражаются небо, облака, зелень. Она все равно там села как сундук, эта гостиница. Вот и думай сейчас, как быть и можно ли то, что получилось, исправить. Потому что это отвратительно. 

Из появившихся в последнее время спорных зданий Юрий Градов выделяет как приемлемое высотку Школьникова - у нее красивый силуэт.


Здание, которое строилось для "Белкалия", заслуженный архитектор хвалит как хороший пример современной архитектуры с интересными формами и интерьером, которая не нарушает законов здравого смысла.

О том, куда утекла вода реки Немиги

Исторический центр Минска разорван на куски - Раковское предместье, Троицкое предместье, Верхний город. Многие старые здания в этих исторических местах другой высоты.

- Как это объединить все? Как вернуть историю? Можно наложить на современные дома силуэты старой архитектуры. А сверху прячем фасад за зеркальным стеклом, в котором отражается небо. И начинает играть история.  Мысли о том, как вернуть историю - интересная задача.

- Как вы относитесь к периодическим планам вывести на поверхность реку Немигу?

- Реку можно было сохранить. Когда-то была поставлена задача - я показывал, как можно сохранить Немигу. Можно было бы разделить потоки улицы - потоки движения, а между ними оставалась бы Немига. В том-то и уникальность, что Немига исторически была как раз улица-река. Сейчас она ушла в трубы в сторону, а на ее месте - обычная ливневка. Поднимать, чтобы просто была вода напоказ?

У нас две реликвии: улица-река и Минское замчище. Замчище-то сохранилось, но как его реализуют в натуре? Чтобы это история была, а не попса.

Прозрачный купол одного из подземных залов заседаний ратуши Юрий Градов считает непонятным, неинтересным. Неподалеку от него стоят скамейки для отдыха горожан: "Сидеть перед куполом, под которым нет никакого содержания интересного? Зачем? - задается вопросом Градов. - Площади перед ратушами должны жить".

О зданиях, которые не появились, и о тех,  что получились другими



Юрий Градов - автор Республиканского выставочного павильона, и он лучше других знает, каким он мог быть. Он показывает проект павильона.

- Проект и сейчас был бы оригинальным. На три метра ниже, а фермы выходили на воздух. Так был построен центр Помпиду в Париже в 1977 году, когда конструкции вышли наружу.

Однако Владимир Король, которому показывали проект, сказал: где вы видели, чтобы фермы выводили на улицу? Такого не бывает.

- Получилось, что спрятали фермы, здание стало на 3 метра выше, добавилось стекло… А это надо лишние 3 метра еще отопить. Открытие состоялось в 1966 году.

Но иногда "Бог милует", - говорит Юрий Градов. Благодаря тому, что однажды не воплотили его проект, сегодня на том месте удалось воссоздать гостиницу "Европа".

Собеседник вспоминает суровые девяностые, когда катастрофически не хватало материалов.

- Я столкнулся с этим, когда Дом прессы строился. Это мой объект. Не было материалов, чтобы закончить строительство, не было паркетов. По-бедному, но построили. Тот же Дом журналистов – ободран был целиком, а ведь очень интересный был проект. Но это был период небольшой. Сейчас – обилие материалов, но все стараются участок получить без сноса и на нем выжать как можно больше площадей.

Из последних проектов, которые видел архитектор Градов, - проект Дворца правосудия. Его хотят поставить неподалеку от площади Государственного флага. Кстати, площадь эту архитектор Градов не считает живой ("Красиво флаг подняли, но что-то еще должно быть. Патриотизм он же должен душу трогать").

- Так вот, здание правосудия - очень интересный проект. Первый план - намек на колоннаду, отголосок Академии наук. Потом колоннада разрывается, а внутри - современное здание. Ленты – как у Фемиды глаза завязаны... Вход в здание красиво вписывается в рельеф – перекличка истории с современностью. Я был в жюри, удалось уговорить показать президенту только один этот вариант. Пока не знаю, показывали или нет. Было это три месяца назад. Красивый объект – если бы такое здание появилось, была бы преемственность, история в современном прочтении. 

О свежем здании Дворца Независимости архитектор Градов молчит. Обозначает только, что там собираются поставить скульптуру, женскую, которая будет символизировать Беларусь.

- Я говорю: а как оно будет, за забором символ Беларуси? Есть вопрос. Я ведь должен подойти к этому образу.

После прогулки с Градовым становится понятно, что залог хорошей архитектурной среды - здравые мысли. И еще, желательно, - отсутствие спешки.

- Год назад мы выиграли конкурс на памятник параду партизан 1944 года, в этом году годовщина. Он проходил там, где был когда-то ипподром. И - год проспали... Недавно мне звонят: "Юрий Михайлович, звонили из исполкома, срочно президенту надо показывать. Хотят заняться этой темой". Ну, проспали! Пять месяцев тянули, а 9 мая уже надо, чтобы стояла. Это ж целый год можно было работать!  - сетует архитектор.



{banner_819}{banner_825}
-80%
-15%
-50%
-45%
-45%
-20%
-10%
-10%
-80%
-20%