Игорь Мельников,

Уже в октябре 1939 года было принято решение о консервации советских ДОТов под Заславлем. Впрочем, часть из них все же сыграла свою роль в оборонительных боях Красной Армии в июне 1941-го. "Историческая правда" продолжает анализировать историю советских оборонительных сооружений в районе Заславля.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"

В 1938 году отношения между Второй Речью Посполитой и Третьим Рейхом резко ухудшились. 24 октября Берлин в ультимативной форме потребовал от Варшавы передать Германии права на город Гданьск и разрешить строительство автострады через территорию Польши к Восточной Пруссии. В декабре немецкий министр иностранных дел Йоахим Риббентроп повторил требования фюрера.

Варшава ответила, что любая попытка давления со стороны Рейха приведет к конфликту. 28 апреля 1939 года Гитлер вновь потребовал от Польши согласиться на строительство автострады и передать Германии все права на Гданьск. Польша вновь ответила отказом. Начался обратный отсчет до начала большой войны.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Адольф Гитлер выступает в Рейхстаге, 1939 год.

Начиная с весны 1939 года большая часть боеспособных подразделений Войска Польского из Западной Беларуси и Украины были переброшены в Центральную Польшу, а в восточных воеводствах оставались мобилизационные центры и ослабленные батальоны Корпуса Охраны Пограничья.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Тачанки РККА образца 1936 года. Белорусский военный округ.

По данным Второго отдела польского генштаба, уже с осени 1938 года, то есть с момента начала "чехословацкого кризиса", на советско-польской границе наблюдалось увеличение количества пехотных и танковых соединений РККА (речь шла о 17 стрелковых и 10 кавалерийских дивизиях, а также 7 танковых бригадах). В подготовленной польскими разведчиками в марте 1939 года аналитической записке отмечалось, что строительство железных дорог и шоссе на линии западнее городов Невель - Витебск - Орша - Жлобин - Гомель обусловлено не хозяйственными потребностями, а необходимостью транспортировки войск к советско-польской границе.

Весной 1939 года польское командование всерьез рассматривало возможность военных действий против Германии, и в этом случае Варшава рассчитывала на "нейтралитет" СССР (а возможно, даже и помощь в поставке военных грузов) в случае, если Гитлер нападет на Вторую Речь Посполитую. Однако в августе 1939 года все стало на свои места. Москва подписала с Берлином пакт о ненападении.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Наряд польского Корпуса Охраны Пограничья на польско-советской границе в Западной Беларуси.

Принято считать, что польское руководство не было осведомлено о тайном приложении к пакту, в котором стороны договорились о разделе сфер влияния в Восточной Европе. Однако буквально сразу же после подписания этого секретного документа польский агент Рафал Протасовский, работавший чиновником польского консульства в Минске, сообщил в Варшаву "о военной составляющей" советско-немецкого договора.

Он же 7 сентября 1939 года передавал в Варшаву шифрованное сообщение о том, что в СССР началась мобилизация и осуществляется переброска частей Красной Армии к западной границе. Последнее сообщение из столицы БССР шифровальщики "Двуйки" получили ночью 16 сентября 1939 года. В нем говорилось о том, что Красная Армия готова "к броску на Запад".

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Советские пограничники, сентябрь 1939 года.

В свою очередь, разведка Корпуса Охраны Пограничья с лета 1939 года также отмечала увеличение количества советских войск на границе. На протяжении 1938-1939 годов "кописты" также фиксировали, что советская сторона усиливает артиллерийскую и противотанковую составляющую оборонительных укреплений на своей западной границе.

После начала Второй мировой войны разведка КОП старалась подробно фиксировать передвижение частей РККА в районе границы. В частности, начальник Экспозитуры I (Вильно) Второго отдела генштаба майор Э. Петровский в своем донесении отмечал, что в период с 23 августа по 5 сентября 1939 года из Смоленска под Полоцк был передислоцирован 15-й стрелковый корпус Красной Армии.

Кроме этого, разведчик сообщал, что на территорию БССР прибывают все новые и новые части с Дальнего Востока. 10 сентября 1939 года разведка КОП сообщила, что в районе Заславля и на близлежащих к городу пограничных территориях советская погранохрана демонтирует проволочные заграждения. Подобные сообщения приходили и с других участков "рижской границы".

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Пограничник КОП наблюдает за территорией Советской Беларуси, 1930-е годы.

С первого дня Второй мировой войны жизнь в БССР "перешла на военные рельсы". К примеру, 10 сентября 1939 года оперсводки НКВД фиксировали, что среди населения Советской Беларуси наблюдаются "панические настроения, вызванные набором в военные лагеря приписного к воинским частям состава". Люди скупали продукты, снимали с вкладов деньги.

На особое положение перешел и гарнизон Минского укрепрайона РККА. Комендантом МиУРа был назначен полковник С. Н. Дролин. Пулеметные роты 13-й стрелковой дивизии были развернуты в пулеметные батальоны по штату военного времени. Для каждого бункера были заготовлены: стрелковая карточка, схема связи с указанием позывных коменданта ротного района, соседних ДОТов, карта района, рабочая карточка по приведению огневой точки к боевой готовности, журнал наблюдений и т. д.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Политзанятия в советской танковой части во время "освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь" в сентябре 1939 года.

Гарнизоны огневых точек, пополненные "приписниками", принялись "обживать" бункеры. Кроме этого, рядом с ДОТами отрывались окопы и ходы сообщения. Кстати, они же очень часто становились и местом ночлега для солдат. Вооружение и имущество бункеров первой линии хранилось на ротных складах и на обычных крестьянских повозках доставлялось к огневым точкам.

Все это в бинокли наблюдали польские пограничники и сообщали об увиденном в эвакуировавшийся в Брест Второй отдел Генштаба Войска Польского.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Одна из стен АПК № 33.

…В районе Гуры-Захаричи до сегодняшнего дня сохранилось несколько огневых точек МиУРа. Прежде всего, речь идет об артиллерийском двухамбразурном полукапонире № 33. Эта огневая точка была рассчитана на два 76-мм орудия образца 1902 года. Соседство с населенным пунктом наложило свой отпечаток на внешний вид АПК. Большая часть металлических конструкций тут отсутствует.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Орудийный полукапонир № 33.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
 
Одна из артиллерийских амбразур.

Под ногами мусор и отходы жизнедеятельности человека. Рядом с 33-м началось строительство частного дома, поэтому, возможно, скоро бетонная крепость окажется на территории частного владения и перестанет быть доступной для любителей военной истории.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Внутри огневой точки все засыпано мусором.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Здесь когда-то стояла "трехдюймовка".

Недалеко от артиллерийской огневой точки находится одноамбразурный пулеметный ДОТ № 116. Попасть внутрь бункера не представляется возможным. Вход завален мусором, да и в целом - местные жители превратили памятник военной фортификации в отхожее место.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Пулеметный 116-й.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Рядом с огневой точкой местные жители устроили мусорную яму. Вот такое уважение к истории...

Наконец, особый интерес в этом районе представляет самая первая из возведенных в VII Батальонном районе огневых точек. Речь идет о ДОТе № 122. Этот бункер сохранился практически в первозданном виде, хотя пулеметные станки отсутствуют. Внутри чисто и сухо.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Самый первый ДОТ МиУРа № 122. Построен в 1932 году.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Одна из пулеметных амбразур.
На стенах следы от осколков. Возможно, здесь была взорвана ручная граната.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Когда-то здесь стоял пулемет "Максим".
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
"Лесной" ДОТ.

…17 сентября 1939 года Красная Армия вместо обороны перешла к атаке. Среди прочих в боевых действиях против частей Войска Польского принимала участие и 100-я "крепостная" стрелковая дивизия РККА, личный состав которой первоначально предполагалось использовать для комплектации гарнизонов ДОТов на советско-польской границе.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Карта боевых действий в сентябре 1939 года в Западной Беларуси.
Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Гитлер принимает парад немецких войск в оккупированной Варшаве.

Уже в октябре 1939 года началась демобилизация приписного состава советских огневых точек. В свою очередь, офицеры Минского укрепрайона РККА в составе групп специалистов направлялись в присоединенную к СССР Западную Беларусь для изучения польских укреплений. В частности, некоторые командиры VII батальонного района, расположенного под Заславлем, были направлены в район Столовичи-Крошин для изучения ДОТов Барановичского укрепленного участка польской армии.

Фото: Игорь Мельников, "Историческая правда"
Боец РККА на новой советско-немецкой границе.

Что же касается советских ДОТов под Заславлем, то уже в октябре 1939 года было принято решение об их консервации. Впрочем, часть из них все же сыграла свою роль в оборонительных боях Красной Армии в июне 1941-го. Но об этом в следующей статье.

Продолжение следует.

-80%
-20%
-20%
-10%
-25%
-15%
-20%
-20%
0070970