Игорь Мельников,

До середины 1930-х годов командование РККА рассматривало именно польскую армию в качестве потенциального противника в будущей войне. Спецслужбы Второй Речи Посполитой также стремились "изучить" оборонительный потенциал своего восточного соседа. Касалось это и линии укреплений под Минском. "Историческая правда" продолжает рассматривать историю Минского укрепленного района Красной Армии.
Читать полностью:  https://news.tut.by/society/423300.html
 


Фото: Игорь Мельников

Весной 1921 года завершилась кровопролитная польско-большевистская война. Установленная в Риге граница на протяжении всего межвоенного двадцатилетия была "неспокойной". Польская разведка в лице Второго отдела Генерального штаба Войска Польского активно следила за тем, что происходило на сопредельной территории. Вначале это было связано с пресечением деятельности советских диверсантов, которые по линии "активной разведки" должны были создать на территории Западной Беларуси "революционную ситуацию".

Позднее поляки сконцентрировали внимание на росте военного могущества и оборонительного потенциала Советского Союза. Так, уже в январе 1923 года руководство польской разведки поручило агентам Экспозитуры ІІ (в Вильно) проверить информацию о концентрации частей Красной Армии в районе Минск-Заславль. Полученные разведданные этот факт не подтвердили. Впрочем, вплоть до 1924 года, когда на охрану восточных границ Второй Речи Посполитой заступил Корпус Охраны Пограничья на польско-советской границе, ситуация оставалась напряженной.

На усиление охраны границы со стороны Польши Советский Союз отреагировал по-своему. Командование РККА распорядилось перебросить на Запад 4-ю стрелковую дивизию из Бобруйска (11-й стрелковый полк был направлен под Слуцк, а 12-й – под Столин-Лунинец). Большевики всерьез рассматривали возможность новой войны с Польшей, в которой им пришлось бы оборонятся, а не наступать. Об этом в секретном сообщении, отправленном в Варшаву осенью 1926 года, писал руководитель польского Консульства в Минске.

Через два года (в январе 1928 года) польская разведка получила подробные сведения о советских пограничных частях в районе Заславля. Их сообщил заместитель командира заставы № 9 3-й комендатуры 15-го Заславского отряда Степан Иванов, дезертировавший в “панскую” Польшу.

В 1930-х годах работа польской разведки по изучению обороноспособности Страны Советов усилилась. С одной стороны, польские аналитики отмечали рост военной промышленности СССР, с другой, в правящих кругах "первого государства рабочих и крестьян" побаивались возможной войны с "капиталистическим миром".

Фото: Игорь Мельников
Секретная карта польской разведки 1930-х годов, на которой была указана дислокация советских танковых частей в западных округах

На некоторых участках польские военные имели возможность со своей территории рассматривать советскую пограничную инфраструктуру. Так, на возвышенности "Маяк" под Раковом была установлена специальная вышка, с которой сотрудники разведки Корпуса охраны пограничья следили за тем, как Красная Армия и пограничные войска НКВД укрепляют свои западные рубежи. Временами на раковские возвышенности пускали и штатских. Речь шла о различных польских чиновниках, желающих посмотреть в бинокль на столицу советской Беларуси.

Фото: Игорь Мельников
Чиновники Виленского воеводства на холме "Маяк" под Раковом рассматривают столицу БССР

Начиная с 1932 года экспозитуры Второго отдела польского генштаба обращают свое внимание на процесс строительства фортификационных сооружений на западных границах СССР.

Особое внимание уделялось "минскому направлению", где один за другим стали появляться бетонные бункеры и круглосуточно велись работы по возведению полевых укреплений. Как следует из документов польской разведки, среди прочего особое внимание уделялось строительству советских огневых точек в районе деревни Шубники. Там, по данным второго отдела Генштаба Войска Польского, возводились не только пулеметные ДОТы, но и артиллерийские полукапониры.

Информация, в том числе и о заславских укреплениях РККА, уходила в Варшаву и находилась в распоряжении Реферата "Россия", входившего в структуру Второго отдела Генштаба Войска Польского. Там обрабатывали перехваченные радиограммы советских пограничных властей и командования Красной Армии, анализировали материалы периодической печати, выходившей в СССР.

Фото: Игорь Мельников
Польская карта, на которой указаны военные округа РККА в западной части СССР

Однако особо ценная информация приходила от польской агентуры, работавшей на территории Советского Союза. Одним из польских консулов в Минске был капитан Войска Польского, кадровый разведчик Богдан Яловецкий. Под видом опеки над могилами соотечественников этот человек неоднократно осуществлял поездки на автомобиле консульства в приграничную зону. Бывал дипломат и в районе Заславля, где его особо интересовали фортификационные работы на VII батальонном участке обороны Красной Армии, прикрывавшем направление Молодечно - Радошковичи.

Активность польских спецслужб в столице БССР сильно "напрягала" сотрудников НКВД. За шпионами следили. "Двуйкажей" даже пытались ликвидировать, инсценировав аварию. Автомобиль советских специальных органов умышленно пытался протаранить автотранспорт консульства Второй Речи Посполитой. В 1938 году советская сторона придумала более гуманный способ ограничения поездок шпионов. Польскому консульству уменьшили лимит покупки бензина для служебного автотранспорта. Об этом сотрудники Второго отдела писали в своих сообщениях, отправленных в Варшаву.

Фото: Игорь Мельников
Солдаты Войска Польского во время учений по прорыву укрепленной линии обороны противника, конец 1920-х годов

Как отмечалось выше, "изучением" территории БССР занималась и разведка Корпуса Охраны Пограничья. Первоначально пограничники Второй Речи Посполитой стремились вербовать советских граждан польской национальности, проживавших в приграничной зоне. Кроме этого, в начале 1930-х годов на территорию советской Беларуси высылались одиночные, хорошо оснащенные и вооруженные агенты, в задачу которых входило изучение военной инфраструктуры РККА непосредственно на границе.

Фото: Игорь Мельников
Офицеры Войска Польского рассматривают Минск с одной из приграничных возвышенностей
Особое внимание уделялось строительству укрепленных районов. С середины 1930-х разведка КОП направляет в советское приграничье небольшие группы разведчиков, снабженных радиостанциями, которые должны были собирать информацию о дислокации частей РККА в районе советско-польской границы. Вскоре после переброски большинство из этих групп, были ликвидированы органами НКВД, хотя некоторым из польских агентов удалось спастись и выполнить порученные им задания.

Настоящим успехом разведки КОП в середине 1930-х годов стала вербовка офицера РККА, служившего в войсках связи в Минске. По делам службы этого человека неоднократно направляли в район Шубники - Дички - Захаричи для проверки работы связистов Минского укрепрайона. Особое внимание шпиона вызывала стратегически важная "оборонительная группа" в Шубниках.

Впоследствии, в начале 1939 года, благодаря этому агенту полякам удалось заполучить детальный план обороны Минска, разработанный на случай войны.

…Сегодня в районе Шубников можно увидеть ряд сохранившихся до наших дней советских фортификационных сооружений, вызывавших столь повышенный интерес у разведки Второй Речи Посполитой.

Фото: Игорь Мельников
Артиллерийский полукапонир № 269 в Шубниках

Фото: Игорь Мельников

Прежде всего, речь идет об орудийном полукапонире № 269. Это двухамбразурная огневая точка, в которой находились модернизированные 76-мм орудия образца 1902 года, установленные на капонирном лафете Путиловского завода. Кстати, это орудие было знакомо и полякам. У них оно имело обозначение 75 mm armata polowa wz. 02/26. А среди артиллеристов Войска Польского русскую "трехдюймовку" прозвали "православной".

Фото: Игорь МельниковФото: Игорь Мельников
Один из проходов
Пулеметная амбразура, защищающая сквозник
Фото: Игорь Мельников
Люк для сброса гильз от снарядов
Фото: Игорь МельниковФото: Игорь Мельников
Первая орудийная амбразура под "трехдюймовку"
Вторая амбразура

Полукапонир в Шубниках сохранился достаточно неплохо. Сооружение массивное. В мирное время гарнизон этой огневой точки составлял 11 человек, а во время войны здесь должны были сражаться 20 бойцов и командиров РККА. Был в Шубниках и еще один артиллерийский ДОТ, но один из местных жителей использовал его в качестве фундамента для строительства дома.

Фото: Игорь Мельников
Остатки вентиляционной системы
Фото: Игорь Мельников
Колодец у входа
Фото: Игорь МельниковФото: Игорь Мельников
Одна из внешних стен
 

Недалеко от полукапонира № 269 расположен наблюдательный пункт №102. Этот бункер значительно "видоизменился" за послевоенное время. Теперь он практически полностью под землей.

Фото: Игорь Мельников
Под ногами старая колючая проволока
Фото: Игорь Мельников
Вход в наблюдательный пункт № 102
Фото: Игорь Мельников
Перископная шахта

В "оборонительную группу" под Шубниками также входит дот № 101. Эта огневая точка представляет особый интерес. Во-первых, внутри дота сохранился барельеф звезды, а во-вторых, перед бункером когда-то находилось сетчатое заграждение. Местные жители рассказывали, что в свое время вокруг сооружения находили много ржавых гильз.

Фото: Игорь Мельников
Вход в дот №101
Фото: Игорь МельниковФото: Игорь МельниковФото: Игорь Мельников
"Звезда" в доте
Одна из амбразур 101-го
Тут были ступеньки...

Во многих местах в районе Шубников можно встретить оплывшие от времени окопы. Кроме этого, то тут, то там из земли торчит ржавая довоенная колючая проволока. Местность очень напоминает пограничную зону в районе Колосова, хотя там и не было долговременных огневых точек.

Фото: Игорь Мельников
Остатки окопов
Фото: Игорь Мельников
За дотами в Шубниках открывается прекрасный вид на Заславль

Четвертым доступным для просмотра дотом в Шубниках является одноамбразурный бункер № 3 типа "Москит". Бронедверь здесь выломана и валяется на полу. От выхода из огневой точки в сторону леса идет оплывший окоп.

Фото: Игорь Мельников
Дот №3
Фото: Игорь Мельников

…На протяжении 1930-х годов Советский Союз усиливал свою западную границу и готовился к обороне в случае войны с "капиталистическими" соседями. Но в 1939 году все изменилось. О том, что происходило в Минском укрепрайоне в самом начале Второй мировой, и о других сохранившихся до наших дней объектах советской фортификации в районе Заславля поговорим уже в следующей статье.

Продолжение следует.

-80%
-30%
-40%
-90%
-10%
-10%
-25%
-15%
0070970