Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Виктор Федорович,

В Минском областном суде продолжаются слушания по уголовному делу бывшего генерального директора ОАО "Борисовдрев" Владимира Мальцева. Судебное следствие вышло на уровень допросов высокопоставленных чиновников.

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

30 октября в суде дал показания заместитель председателя Минского облисполкома Валерий Скакун. Пожалуй, впервые за весь ход процесса был озвучен сценарий решений, которые в итоге привели к тому, что 29 апреля 2013 года Совет министров принял постановление № 324 "О внесении изменения в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 4 мая 2012 г. № 413".

Напомним, что одним из пунктов обвинения Мальцева является якобы его личная инициатива по заключению с турецкой компанией Bersey контракта по сборке и монтажу оборудования для котельной на сумму 1,6 млн евро. По выводам следствия компания Bersey незаконно была допущена к тендеру и с ней незаконно заключили контракт.

В частности, Валерий Скакун сообщил, что турецкая компания отказывалась представлять документацию на оборудование котельной, без чего невозможно было провести монтаж. По словам свидетеля, речь шла о ноу-хау (секреты производства), которые производители берегут как зеницу ока. Ситуация обострялась тем, что ни одна белорусская компания не бралась за монтаж котельной. Дважды проводились тендеры, а предложения на участие в конкурсе поступало лишь от компании Bersey.

Для выхода из тупиковой ситуации было проведено совещание с участием первого вице-премьера Владимира Семашко, по итогам которого было направлено письмо в правительство. Подписались под ним, помимо Скакуна, министр архитектуры и строительства Анатолий Ничкасов и глава концерна "Беллесбумпром" Александр Переславцев.

Сложно сказать, на каком этаже исполнительной власти принималось, скажем так, проектное решение, но, как заметил Скакун, юридическая служба аппарата Совмина не нашла ничего противозаконного в том, чтобы компания Bersey выступила субподрядной организацией при монтаже котельного оборудования. Свою подпись под постановлением Совмина № 324 поставил глава правительства Михаил Мясникович.

31 октября в Минском областном суде свои показания дали еще два весомых свидетеля: бывший глава концерна "Беллесбумпром" (2004 - ноябрь 2012 гг.) Владимир Шульга (в настоящее время гендиректор ОАО "Ивацевичдрев") и заместитель министра архитектуры и строительства Сергей Ласточкин.

По словам Шульги, проблемы с модернизацией "Борисовдрева" были вызваны целым комплексом обстоятельств. Основные претензии свидетель высказал в адрес проектировщиков и строителей. "Если бы не проектировщики и строители, - заметил он, - то мы бы давно закончили".

Владимир Шульга положительно оценил работу Мальцева на должности руководителя ОАО "Борисовдрев": "Он жил только стройкой". На вопрос адвоката Дмитрия Горячко о возможном саботировании Мальцевым принимаемых штабом решений по модернизации Шульга ответил: "Саботировать ни у кого бы не получилось. Разве что один раз и не более недели".

Заседания штаба по модернизации под руководством Владимира Семашко проводятся раз в неделю по понедельникам и начинаются они с отчетов о проделанной работе.

Весьма любопытные свидетельские показания дал замминистра архитектуры и строительства Сергей Ласточкин. Он умудрился много говорить, как показалось журналисту, вроде бы, по делу, но с использованием таких расплывчатых формулировок, что и гособвинителю, и адвокату приходилось его постоянно возвращать к сути заданных вопросов.

Главное, что сказал Ласточкин, не раз повторив: он убежден, что белорусским строителям по плечу строительство любых объектов без привлечения иностранцев. Как выяснилось, в деле есть показания, что Ласточкин противился, чтобы монтаж котельной проводили турки.

В то же время, по словам Ласточкина, на одном из совещаний ему удалось убедить турок, чтобы они провели монтаж оборудования котельной без оплаты. Правда, на том совещании протокол не велся, а беседа с иностранцами шла через переводчицу.

Обвиняемый Мальцев слова замминистра назвал ложью. "Итогом того совещания, которое проводил Ласточкин, стало то, - резким голосом сказал он, - что турецкая сторона отказывалась от выполнения вообще каких-либо дальнейших договорных обязательств. Им не нужна была ни окончательная оплата, ничего. Они собирались данный проект просто-напросто похоронить в Республике Беларусь!" 

Примечательно, что с позицией Владимира Мальцева был солидарен его бывший руководитель Владимир Шульга. На вопрос обвиняемого: "Вы согласны с показаниями замминистра, все ли он правильно говорил?", несмотря на протест прокурора, Шульга ответил: "Хоть не положено, но я скажу: не согласен".

Далее свидетель пояснил: "С моей точки зрения то, что говорил замминистра строительства, это его личное мнение, которое не совпадает с действительностью. Вопросов можно задать много… Я не согласен с их мнением, и это мнение, к сожалению, личное привело к задержке строительства котельной на год и всем проблемам, которые здесь обсуждают. Это личное мнение человека, который почитал контракт и решил, что монтаж туда входит. На основании чего? Это личное мнение, но это личное мнение привело к тому, что человек сидит за решеткой, на год все сорвали, в конечном итоге заплатили деньги. Я не понимаю, почему замминистра архитектуры и строительства инициировал заниматься этой работой, это его работа была (Мальцева. — Прим ред.), раз контракт подрядчика и заказчика…"

На вопрос обвиняемого, как свидетель Шульга оценивает его действия по строительству котельной, все ли он делал, чтобы уложиться в сроки, бывший глава концерна "Беллесбумпром" ответил с горечью в голосе:

"Единственное, были поручения… Не нужно было встречаться в Минстройархитектуры и принимать решения, которые должен был принимать лично сам. А вот принятие этих решений - ошибочных - привело к тому, что пришлось… Все эти встречи привели к тому, что завели в заблуждение полстраны, включая штабы, остановили стройку, и в итоге пришли к тому, к чему можно было прийти полгода назад".

…Временами автору этих строк казалось, что он находится на производственном совещании. Звучали разные мнения по поводу особенностей заключения и толкования контрактов, ведения проектных и строительно-монтажных работ, ссылки на решения, поручения и их выполнение. Вот только присутствие судьи в мантии, прокурора в синем кителе и обвиняемого в клетке свидетельствовали о том, что тут речь идет не о выговоре с депремированием за срыв сроков и показателей, а о реальном лишении свободы.

Вряд ли Владимир Мальцев, согласившись возглавить проблемное предприятие, думал о том, что его работе будут давать оценку по букве Уголовного кодекса. Ему уже думать об этом поздно, он может лишь защищаться.

Читайте также:
"Посмотрите, как скромно мы живем". Супруга экс-директора "Борисовдрева" рассказала о его задержании и визитах "важных дядей" >>>
0058045