Галина Строцкая,

В Куплино,  в Пружанском районе, когда-то был военный городок, а теперь территория части превратилась в сельхозугодья. Семья Терон в 2000 году выкупила разваленное штабное здание и превратила его в большой уютный дом, где живут Тайс с Антонеттой и трое их детей: Матс, Джон-Луи и Рузанна.

Фото: Галина Строцкая
Фото: Галина Строцкая
 
То ли в шутку, то ли всерьез Тайс Терон, улыбаясь, говорит, что ему было знамение: все бросить и ехать в дальние края с миссией. Дальним краем оказалась Беларусь. Семья пожила в разных ее уголках, а потом осела на постоянное жительство на Пружанщине. Здесь у Теронов просторный дом, земля, взятая в аренду, и довольно большое хозяйство – 250 овец, свиньи, козы. До недавнего времени держали лошадь. 14-летняя дочь Рузанна очень ее любила, но уход за животным занимал слишком много времени, и его пришлось продать. "Дочери учиться надо, у нас с этим строго", – заверяет Антонетта, которая для своих детей не только мама, но и учитель.
 
Все эти годы братья и сестра обучаются на дому, их домашняя школа зарегистрирована в ЮАР. Специальные учебники приобретают либо на родине, куда летают в гости, либо специально ездят в Москву. Старший сын уже закончил 12-летний курс обучения. Дальнейшее образование будет получать либо в ЮАР, либо в Австралии. Матс решил стать авиационным техником, чтобы потом работать в компании "Боинг". Пока он дома, так как учебный год в ЮАР начинается в январе. Антонетта считает, что сын пошел по стопам отца – Тайс до переселения работал инженером на нефтеперерабатывающем предприятии в окрестностях Кейптауна. Джонни и Рузанна пока с выбором будущей профессии не определились и продолжают усердно учиться. Занятия идут, как в обычной школе, с 8.00 до 13.00 с небольшими перерывами. Во второй половине дня брат с сестрой ездят в город, где дополнительно занимаются русским языком и музыкой.
 
Дети Теронов прекрасно общаются на русском, без акцента, хорошо знают английский и, конечно же, африкаанс – родной язык родителей, на котором могут говорить и читать.
 
"Наши бабушки-дедушки сразу же узнают, кто отвечает им на SMS-сообщения, – смеется Антонетта. – Мы с мужем это делаем на родном языке, а дети – на английском".
 
Семья не закрыта для общения. Много друзей как у родителей, так и у детей. Способствует расширению круга знакомых и церковь, которую семья посещает, и активная миссионерская работа. Тероны – глубоко верующие люди.
 
До недавних пор в Пружанах семья держала кафе, которое пользовалось у местных жителей популярностью. В меню преобладали африканские блюда, интерьер также был оформлен в стиле жаркой Африки. Здесь можно было послушать экзотическую музыку, посмотреть фильмы о далекой родине хозяев. В кафе не продавали ни спиртное, ни табак, что и притягивало родителей с детьми и молодежь, ведущую здоровый образ жизни. Многие пружанцы любили заглянуть в "Африку", чтобы отведать, к примеру, "Обезьяньих хвостиков" или попробовать "Пасть крокодила", – такое печенье выпекала Антонетта вместе с местными кулинарами.
 
"Кафе особой прибыли не приносило, но причиной его закрытия стал вовсе не экономический фактор, – говорит Антонетта Терон. - Просто я устала бороться с нерадивыми работниками, необязательными поставщиками, плюс ко всему проверяющими органами ставились какие-то невыполнимые условия. В ЮАР бизнес строится по-другому. И я сдалась, решила, что важнее заниматься семьей, детьми, и кафе было продано".
 
Непросто дается ведение бизнеса и Тайсу. Иностранное сельскохозяйственное предприятие "Адулам" занимается в первую очередь разведением овец. Теронам хотелось бы, чтобы в производственный цикл была вовлечена вся производимая продукция, но сбыть можно только мясо. Тайс возит его на столичные рынки и продает оптом. Говорит, спрос превышает предложение. А вот шерсть, шкуры приходится выбрасывать.
 
Тайс упорно искал рынки сбыта, несколько раз возил шкуры в Витебск, но брали мало, рассчитывались несоразмерно, в результате такая реализация приносила больше убытка, чем прибыли.
 
И хотя Тероны давно имеют вид на жительство в нашей стране, наполовину считают себя белорусами, эти обстоятельства не помогают им справляться с возникающими трудностями, к примеру, при покупке техники. На пути развития бизнеса есть немало и иных препон, но Тероны не унывают, им нравится спокойная толерантная Беларусь, с которой связаны вот уже два десятилетия их жизни.
 
"Поначалу родственники звали нас домой, – говорит Антонетта, – а сейчас махнули рукой, поняли, что мы основательно обжились в этой стране. И это на самом деле так. Здесь мы пустили свои корни, здесь нам и жить. Благо сейчас нет проблем в общении с родными. Раз в три года летаем на родину, чаще не получается – дорого, да и времени нет, ведь за хозяйством нужно ухаживать". 
-51%
-15%
-10%
-10%
-22%
-55%
0067536