/

95 лет назад, в последнюю неделю октября 1919 года, генеральный комиссар так называемых "Восточных Земель" Георгий Осмоловский объехал в Минске промышленные предприятия и издал распоряжение "О фабриках и заводах". Согласно этой директиве все здешние промышленники, банкиры и купцы должны были участвовать в процессе экономического подъема Польши.



А если минские капиталисты не займутся укреплением марки (еще не злотый, а именно марка была тогдашней польской валютой), то их бездействующие предприятия после 15 ноября 1919 года будут отданы в "административное управление"…

Двумя месяцами ранее этот назначенец польского вождя Пилсудского обещал белорусам "свободу и опеку".

Фрагмент первой страницы газеты "Минский курьер" от 26 августа 1919 г.

Военное управление на оккупированных белорусских землях формально не вводилось. Об этом Пилсудский говорил в обращении "К жителям бывшего Великого княжества Литовского".



Пилсудский в Минске. Кадр кинохроники, 1919 г.

Однако же вскоре начался административный нажим. Делать было нечего, поэтому в коллаборационистском Союзе минских купцов и промышленников зарегистрировалось свыше 400 человек. За два предновогодних месяца торгово-промышленный отдел Минского магистрата выписал коммерсантам 1296 разрешений на поездки за товарами в Варшаву.

Надо бы отметить очень важный факт: 1 октября 1919 года польские власти разрешили в Минске продажу спиртного.



А 21 октября "Минский курьер" сообщил, что "в ближайшие дни возобновляется деятельность кафешантана по Юрьевской улице" – памятного с дореволюционных "Аквариума".



Как результат открытия кафешантанов и ресторанов – газетные заметки вроде этих:

"Забывчивость. Прибывшим из Варшавы представителем крупной парфюмерной фабрики г-ном Ф. был оставлен по забывчивости на извозчике портфель с 42 тысячами марок. Отсутствие портфеля было обнаружено г-ном Ф. лишь в номере гостиницы, но извозчика уже и след простыл".

Кража у офицера. Из номера гостиницы Сутина похищен чемодан польского офицера-летчика Наркевича. В чемодане было 10 000 марок".

Хотя в общем минским жуликам было трудно конкурировать с польскими коллегами. Пример из хроники:

"Проделки аферистов. В последние дни несколько минских торговцев стали жертвой варшавских аферистов. Последние предложили торговцам закупить у них товары по очень дешевым ценам. Аферисты именовали себя "генеральными представителями крупных варшавских фирм". При этом они предъявляли ряд документов на право ввоза товаров. Легковерные торговцы, обрадованные возможностью приобрести товары по дешевым ценам, надавали им задатков, с которыми "генеральные представители" скрылись. К розыску аферистов приняты меры".

Да, открывались в Минске различные представительские склады.



Но в массе потребительских товаров с Запада слишком уж была заметна доля всякой "химии": сахарин, дешевая парфюмерия и моющие средства, анилиновые красители для мастерских по переделке армейской одежды, фальсифицированные алкогольные напитки, залежавшиеся военные медикаменты.



Газета "Минский курьер" по возможности старалась поддерживать бодрый тон, и в сообщениях под рубрикой "Местная хроника" можно было прочесть:

"Железнодорожный кооператив. В ближайшие дни ожидается прибытие многих продуктов, закупленных делегацией рабочих-железнодорожников в Варшаве. В распоряжение железнодорожного кооператива прибудет сало, американский жир и много других продуктов, предназначенных для семей железнодорожников.

Дешевая русская столовая. Предположено Правлением Союза приходов открытие дешевой столовой для нуждающихся русских людей. Возбуждается ходатайство перед властями о разрешении открытия этой столовой.

Приют для детей и старух. При православном женском Спасо-Преображенском монастыре усилиями некоторых деятельниц из Союза православных приходов г. Минска во главе с г-жой Е.Н. Бунге открыт приют для старух, оказавшихся в настоящее время без крова и пищи. Приют функционирует, принимая постоянно новых призреваемых. Открыто и детское отделение. Начинает свою работу и дешевая кухня при приюте, из которой выдаются обеды за плату в 30 к. Необходима регистрация бедных русских детей; запись принимается в канцелярии приюта ежедневно от 10 до 12 ч. дня.

Польская столовая. Вновь открыта польская столовая по Захарьевской ул. д. 73. Ежедневно завтраки по 5 марок блюдо. Обеды из 2-х бл. 10 м. Ужины из 2-х бл. 10 м.

Паевые дома. В Минске организовывается общество с капиталом в несколько сот тысяч рублей для постройки паевых домов. Построенные таким образом дома явятся собственностью всех квартирантов данного дома. Предполагается строить дома в 5-6 этажей; дома эти будут комфортабельно обставленные, с лифтом, библиотекой и клубом. Постройка домов начнется с началом весеннего строительного сезона.

Дешевая столовая. В помещении Общественного собрания открылась столовая для ремесленников и лиц интеллигентного труда. Обеденный зал вполне прилично обставлен и сервирован, хорошо оборудована и кухня. Обеды выдаются по 4 р. и 6 р. Открытие этой столовой, удовлетворяющей назревшую потребность, можно только приветствовать".



Совершенно "анилиновая" пестрота Минска осени 1919 года видна в сообщениях такого рода:

"Регистрация белорусских учителей. Белорусский школьный совет Минского округа, желая выяснить возможность перехода преподавания в местных школах на белорусский язык, а равно вопрос об открытии новых белорусских школ, приглашает всех учителей, какие могут и желают преподавать в своих школах на белорусском языке, зарегистрироваться в канцелярии Совета (Захарьевская ул., Юбилейный дом).

Запись офицеров. Нас просят сообщить, что составлением списков проживающих в Минске офицеров б. русской армии ведает ген. от арт. А.В. Святловский, распоряжением коего открыта запись тех офицеров, которые желают поступить в Добровольческую армию ген. Деникина. Запись производится ежедневно от 10 до 12 ч. дня при канцелярии Союза православных приходов г. Минска по Провиантской ул., д. № 11.

Проделка аферистов. На днях один из местных купцов г-н Э. сделался жертвой мошеннической проделки. Г-н Э. явился на биржу произвести обмен царских денег на керенки. В результате обмена оказалось, что полученные керенки, около 40 тыс. руб. в целых листах, оказались фальшивыми. Принятыми мерами удалось разыскать ловкого меняльщика и передать его в руки полиции.

Интерес к советским и керенкам. В последние дни на местной бирже наблюдается значительный интерес к советским и керенкам. Объясняется это тем, что компания спекулянтов скупает здесь советские и керенки по очень низкому курсу и экспортирует их в советскую Россию. Несмотря на крайнюю трудность провоза денег в Россию, спекулянтов это не останавливает, и они продолжают заниматься своим "делом".

Старинные монеты. В местных антикварных магазинах наблюдается большой наплыв продавцов старинных монет. Предлагают в большом количестве старинные золотые монеты, имеющие большую ценность. Местные антиквары перепродают закупленные монеты варшавским ювелирам, которые в свою очередь сбывают их американским коллекционерам по баснословно дорогим ценам".

И, конечно, главный вопрос – о сроках падения правительства Ленина.



"На фронте. Северо-западные армии вступили в Гатчину, с энтузиазмом встреченные населением. Сейчас они находятся в 40 вер. от Петрограда. Красные отступают в беспорядке; число пленных и военная добыча значительны. Мы захватили два бронированных поезда, названных большевиками "Троцкий" и "Ленин".

Колчак успешно наступает по всей Сибирской линии. Красная армия отступает перед Колчаком по всей Сибирской линии. Если настоящий военный нажим будет и далее продолжаться с такой же силой, то следует ожидать совершенного уничтожения военной силы большевиков.

Заняв Гатчину, Юденич идет вперед. По сообщениям из Гельсингфорса, русская Северо-западная армия заняла Гатчину и Преображенское. Преодолев слабое сопротивление большевиков, армия эта продолжает энергичное наступление.

Версия о бегстве большевиков в Туркестан подтверждается. Получены сведения, что большевики готовятся покинуть советскую Россию, Совнарком намерен переехать в Ташкент и что Высший Военный Совет постановил оставить Москву, собрать войска со всех фронтов и двинуться в Туркестан. Часть народных комиссаров уже выехала из Москвы".

"Минский курьер" в те дни пишет о том, что на финансовой бирже "наблюдается оживление с царскими". Однако рядом с этим сообщением помещается типичное объявление о распродаже мебели в связи с отъездом.

1

Впрочем, недругам большевиков можно будет обождать с окончательным оставлением Минска до лета следующего, 1920 года…

Читайте также:

Демисезон-1919. Социалистический трансфер в капиталистическую "Европу" >>>

Демисезон-1919. Правительственное постановление № 1 >>>

Демисезон-1919. Красные тараканы на кухне "Европы" >>>

Демисезон-1919. "Система ниппель" комиссара Калмановича>>>

Демисезон-1919. Шел отряд по берегу бурного революционного потока>>>

Демисезон-1919. Маркитантки широкого профиля и Рабоче-Крестьянская Красная Армия>>>

Демисезон-1919. Евстигней Мирович и его Интимный театр в Минске>>> 

Демисезон-1919. "Трупы оставлены на дворе, вся ЧК уехала на вокзал">>>

Демисезон-1919. Белогвардейская проза на страницах газеты "Минский курьер" >>>
 
-10%
-50%
-10%
-15%
-30%
-5%
-20%
-20%
-45%
-18%