/

Лидер "Нейро Дюбель" называет свою рок-группу не белорусской, а минской. Мы отправились на кухню к Александру Кулинковичу, чтобы обсудить с ним и другие столичные явления. Он рассказал, почему в магазинах "Евроопт" так тесно, в ресторанах - так дорого, да и вообще, за что он ненавидит нынешний Минск.

Фото: Станислав Шаршуков

"Кухню я использую в основном для перекуров"

Четырехкомнатную квартиру в Уручье Александр купил 5 лет назад. Говорит, что обустраивать кухню стал сразу после приобретения жилья.

- Здесь ничего не было и все делалось с нуля. Мне всегда нравилось дерево, поэтому стены и потолок я облицевал вагонкой. Говорят, что это мало кто делает, но мне нравится.

Александр говорит, что облицевал бы вагонкой и прихожую, но на это не хватило денег
Александр говорит, что облицевал бы вагонкой и прихожую, но на это не хватило денег

Достаточно простой кухонный гарнитур, говорит Александр, он заказал также по причине нехватки денег после покупки квартиры.

- Сам лично я здесь ничего не делал, разве что телевизор над столом прибил.

Кухонный гарнитур Кулинкович заказывал у знакомого и уже не помнит, сколько это стоило
Кухонный гарнитур Кулинкович заказывал у знакомого и уже не помнит, сколько это стоило

Собеседник говорит, что его семья не проводит на кухне много времени. Здесь они готовят, а едят совершенно в другой комнате.

- Я же использую кухню в основном только для перекуров. Готовлю я довольно редко, хотя это у меня хорошо получается. Лучше всего я делаю жаркое, и мне почему-то кажется, что моя жареная курица - тоже шикарна.

"В любой польской забегаловке могут покормить вкуснее, чем в дорогом минском ресторане"

В рестораны и кафе Александр ходит еще реже, чем готовит. По его словам, пару раз в год. Он говорит, что в тех местах в Минске, где он бывал, дорого и невкусно по сравнению с заведениями Польши, Литвы и Украины.

- Если человек придет из леса и впервые в жизни попадет в общественный туалет, то он скажет: "Супер!" А если он до этого видел нормальный туалет, то общественный ему покажется отстоем. То же самое и с ресторанами.

По наблюдениям собеседника, даже в польской забегаловке могут покормить вкуснее, чем в самом шикарном минском ресторане. Например, он вспоминает, когда в придорожном кафе этой страны ему подали хороший стейк всего за 3 доллара.

- Также в тех минских ресторанах, где я был - маленькие порции. Если у нас заказываешь салат из креветок, то там будет 3 креветки, а если в Польше - то ведро.

На стене висят небольшие картины из Праги. Александр говорит, что у всех славян, кроме белорусов, отличный общепит
На стене висят небольшие картины из Праги. Александр говорит, что у всех славян, кроме белорусов, отличный общепит

Александр отмечает и не лучший уровень обслуживания в посещенных им кафе столицы.

- Вроде бы официантка тебе улыбается, но от нее исходят такие флюиды: скорее бы ты отсюда ушел. Еще с Советского Союза у нас пошло такое отношение: "А что я тебе за 5 миллионов должна вы***ваться здесь?!"

Единственное место, где Александру в последнее время понравилось - ресторан "Друзья". Он говорит, что там были вежливые официантки, вкусная еда и неплохая атмосфера.

- Но все равно это не мой формат. Я по натуре крыса, мне бы забиться в норку, а в "Друзьях" очень просторно.

По мнению Александра, в большинстве минских ресторанов дорого потому, что владельцы этого бизнеса хотят получить деньги сразу и в большом количестве. Это, по его словам, проблема и всех остальных предпринимателей, да и белорусов в общем.

- А какие у нас скидки? Купил товар за 50 долларов, поставил цену в 200, год продает и еще через полгода ставит колоссальную скидку в 20%! То же самое и с ресторанами: если блюдо стоит 5 долларов, обязательно будем продавать его за 30.

"Толкучка в Евроопте для нашего человека означает одно: все, надо брать!"

Александр называет себя небедным человеком, но отмечает, что все достаточно дорого и в минских магазинах. Туда он ходит почти каждый день и предпочитает Евроопт. Говорит, что там большой выбор товаров и он находится всего в 200 метрах от дома.

- Но у магазинов этой сети есть одна проблема. Мне кажется, они специально делают их такими тесными, чтобы у людей возникал ажиотаж. Там все очень неудобно расставлено и постоянная толкотня. А толкучка для советского человека значит: все, надо брать!

Собеседник говорит, что покупает абсолютно простые продукты. Из молочного предпочитает "Савушкин продукт", из колбасы - продукцию Волковыского мясокомбината. По его наблюдениям, сейчас в Минске можно купить все необходимое, но многие товары в дефиците.

- Я уже сто раз говорил о мороженом без глазури на палочке, которое исчезает с полок за минуты, потому что его любят все. Но его в Беларуси никто не делает. Деньги ведь у нас никому не нужны!

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

У Александра возникает чувство, что "Юкки" производит мороженое не для прибыли, а для добра.

- Это не бизнесмены, ведь бизнесмен бы давно понял: если этот товар покупают, то его надо производить. Нет, мы не такие - "мы беларусы з братняю Руссю".

Также Александр не понимает, почему в Минске еще никто не организовал нормальную курьерскую службу.

- Бывает, рак мозга может случиться, когда думаешь, как передать деньги на другой конец города при нехватке времени. А мог бы быть курьер, который заключал бы со мной договор и делал это. Я думаю, что очень многие минчане нуждаются в таких услугах.

"Строительство в Минске ничем не мотивировано, кроме денег, откатов и коррупции"

А сам Минск, по мнению Александра Кулинковича, нуждается в главном архитекторе, который бы имел реальную власть и хоть что-то решал.

- Есть такая компьютерная игра SimCity, где нужно построить город. И если ты будешь ставить многоэтажки, но забывать о поликлиниках и парках, дома будут автоматически рассыпаться. Нужно строить дома с учетом этого. И я бы советовал нашему главному архитектору поиграть в эту игру.

А пока, по словам собеседника, между столичными панельками нет ни дорог, ни поликлиник, ни стадионов.

- Вы посмотрите на наш город, он застраивается бессмысленно и беспощадно. Строят дома просто с дури. А эта херня возле цирка, которая реку заслонила?! Строительство ничем, кроме денег, откатов и коррупции, не мотивировано.

Из окна кухни Александра вид как раз на то, что ему не нравится
Из окна кухни Александра вид как раз на то, что ему не нравится

Александр вспоминает, что еще в 90-е в Минске было много парков и даже садов, от которых ничего не осталось.

- Например, на месте яблоневого сада возле Национальной библиотеки находится совершенно уродливое строение "Маяк Минска". Ладно бы построили что-то красивое, но там же стоят обычные панельные девятиэтажки! Раньше можно было погулять в Троицком, но сейчас там стоит этот идиотский особняк. И, к сожалению, все это у***ще не снесешь. Я ненавижу Минск!

"В 90-е в Минске все улыбались, а сейчас - нет, ведь нам всем "обеспечили безопасность"

Раньше, по словам Александра, он любил столицу. А лучше, по его словам, в 90-е не было, ведь это просто была его молодость с совершенно другим укладом жизни.

- Понимаете, в Беларуси есть только черное и белое - две крайности, но нет середины. Например, в 90-е на концертах можно было открыто пить пиво и водку, что не есть хорошо. Но что сейчас? Пиво нельзя, водку нельзя, стоять по местам, слушать, аплодировать, если разрешат.

Это и есть, по словам Александра, яркий пример бросания из крайности в крайность. Причем пример неудачный.

- И сейчас люди приходят на концерт, проносят с собой спирт или водяру, ужираются там, а после концерта идут и кого-то бьют, грабят и насилуют. Почему бы людям не разрешить спокойно выпить пива, повеселиться на концерте и пойти домой?

На концертах Кулинковичу часто дарят подарки. Один из них - грузинский рог, висящий на стене
На концертах Кулинковичу часто дарят подарки. Один из них - грузинский рог, висящий на стене

Такими запретами, по убеждению Александра, чиновники просто страхуются по принципу - "лучше не делать ничего".

- Но никто никогда не узнает статистики, сколько человек погибло от рук тех, кто нажрался на концерте спирта из-за всех этих запретов. Или кто сам ужрался водкой до смерти. Сколько жертв того, что нам всем "обеспечили безопасность"? Настолько у нас все хорошо с безопасностью, но почему мы всего боимся? Почему у нас не дают людям улыбаться и прыгать?

На холодильнике Кулинковича висят магниты с символикой, которая для многих является напоминанием о 90-х
На холодильнике Кулинковича висят магниты с символикой, которая для многих является напоминанием о 90-х

В 90-е, как ни странно, по словам Кулинковича, все улыбались прямо на улицах. Также он не припомнит жертв среди мирного населения, ведь "бились только бандюки".

- Но бандюки и сейчас бьются, но на улицах уже никто не улыбается. А в 90-е в Минске витал воздух свободы и безбашенности.

"В 1998-м мы договорились спеть с Мулявиным дуэтом за 15 минут. Сейчас это представить сложно"

На концертах все было проще, по словам Александра, не только для зрителей, но и для артистов. Он вспоминает, как на "Рок-коронации" в 1998 году победители конкурса "Нейро Дюбель" пели дуэтом с Владимиром Мулявиным.

- Он тогда вручал награды, и чтобы договориться с ним выступить, мы потратили всего 15 минут. "Дядя Вова, давайте с нами", - и спели дуэтом мулявинскую  "Вологду". Тогда все звезды были проще, а сейчас, чтобы выступить с такой величиной, как Мулявин, нужно было бы договариваться месяц, разрешение получать и, возможно, даже деньги предлагать.

90-е часто называют золотым веком белорусской рок-музыки. Александр считает, что это вполне предсказуемое умозаключение.

- Чтобы писать рок-музыку, нужен какой-то некомфорт. Когда у человека нет ничего, кроме своей головы - это дает побуждение думать. А сейчас молодое поколение обеспечено финансово и имеет возможность играть на дорогих инструментах. У всех дорогие гитары, а души никакой нет...

Слева от холодильника висит подарок еще одного легендарного музыканта Олега Хоменки - белорусский народный инструмент
Слева от холодильника висит подарок еще одного легендарного музыканта Олега Хоменки - белорусский народный инструмент

Александр говорит, что ему сейчас даже неинтересно слушать молодые минские рок-команды.

- Я уже устал искать что-то близкое мне. Мне сейчас гораздо ближе скандинавский рок.

По сравнению с европейскими городами, по наблюдениям собеседника, в Минске очень мало уличных музыкантов. Он считает, что здесь проблема не в людях, а в чиновниках.

- Нас всех приучили быть мелкими клерками. Это касается и музыкантов, и художников. Для нашей власти свобода - это запрещенное слово. "Я свободен" у нас означает, что я - оппозиционер, я - террорист, сейчас я что-нибудь взорву! Нам говорят, что свободным быть плохо, нужно следовать указам.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Эти указы, по мнению Александра Кулинковича, пишутся абсолютно бессмысленно.

- У нас не только нет главного архитектора, но нет и идеологического директора. Указы пишут по принципу: красное - это хорошо, в это нужно верить. Поэтому будем разносить по школам, что красное - это хорошо. А какой в этом всем смысл - никому неважно.

"Нейро Дюбель" будет жить ровно столько, сколько буду жить я"

Александр резюмирует, что с таким положением дел любить Минск ему сейчас не за что.

- Я люблю Минск лишь за то, что в этом городе находится мой диван. А не уезжаю я потому, что здесь для меня есть определенные перспективы, работа завязана на Минске. Не будь их - уехал бы в деревню. Неважно, куда и в какую.

Интересуемся о перспективах "Нейро Дюбель", которые отметили в этом году 25-летие. В интервью TUT.BY барабанщик этой группы Андрей Степанюк сказал, что команде осталось жить года 2-3.

- Группа будет жить ровно столько, сколько буду жить я. Если я проживу еще 2 года, значит, группе суждено прожить 2 года.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

4 минских вопроса Александру Кулинковичу

- Какое здание или сооружение в Минске вы бы снесли в первую очередь?

- "Маяк Минска" и гостиницу возле цирка.

- Кому бы вы поставили памятник в Минске в первую очередь?

- Мулявину и Короткевичу. Это люди, которые пропагандировали Беларусь и при жизни, и после смерти.

- Кто для вас самый значимый минчанин в истории?

- Машеров. Он был человеком, которому искренне и свято верило столько людей. И верило не как Сталину.

- Куда бы вы повели в Минске гостей из заграницы в первую очередь?

- Никуда. Мне нечего показать в нашем городе. Везде стоят уродливые высотки.
-20%
-20%
-50%
-30%
-30%
-50%
-20%
-45%
0066771