Руслан Горбачев,

Новый политзаключенный Юрий Рубцов, осужденный на полтора года "химии", в четверг отправил жалобу на свой приговор. В интервью "Салідарнасці" он заявил, что Лукашенко тоже хочет, чтобы люди жили лучше, но объяснил, почему все же выступает против него. И дал четыре конкретных совета политическим силам Беларуси.

фото: БелаПАН
Фото: БелаПАН

6 октября гомельского активиста Юрия Рубцова признали виновным по статье 391 Уголовного кодекса в "оскорблении судьи". 16 октября он по почте обжаловал свой приговор. При этом, как отметил собеседник "Салідарнасці", на положительное решение суда он не надеется:

– Потому что судебная система полностью зависима от исполнительной власти. Коррупционная связь между ними, на мой взгляд, однозначна. Но если мы будем молчать, с нами и дальше будут так поступать. Нужно, чтобы на судебных процессах было как можно больше людей и чтобы они смеялись. Посудите сами: как это смешно и нелепо выглядит, когда в качестве свидетелей вызываются исключительно сотрудники милиции и суд принимает это как должное. Где другие свидетели?

Сотрудники милиции могут дать ложные показания, и человека посадят за любое выдуманное преступление. Сегодня развита электроника, почему сотрудники милиции ни разу не запечатлели ни на видео, ни на аудио, как человек ругается матом?

Человек попадает в милицию, и на его просьбу предоставить адвоката, от него требуют заполнить протокол, а затем пишут, что задержанный отказался от дачи пояснений. При этом не разрешают позвонить домой и рассказать кому-нибудь о задержании. Судьи на это внимания не обращают.

У меня впечатление, что у нас судебная власть – это организованная преступная группировка.

– Куда вас могут направить на "химию"?

– Не знаю. И я стараюсь не загружать себе этим голову. В Гомеле есть учреждение такого типа. Но насколько я знаю, на "химии" есть разные порядки: могут даже оставлять на прежней работе (чтобы ты находился дома и только ходил отмечаться). Все зависит от того, какая будет команда. Прогнозировать что-то сложно и бесполезно.

– В отношении вас избрана подписка о невыезде. Приходила ли к вам милиция?

– Нет. Но я не собираюсь куда-то убегать. Если бы не подписка о невыезде, я бы сейчас уволился и поехал в Украину. Там нужны рабочие руки, потому что слишком много людей ушло воевать. Мне нельзя брать в руки автомат, винтовку, но я знаю, что водители нужны для повседневной жизни на той территории Украины, где нет военных действий.

– Где вы сейчас работаете?

– В школе Белорусского общества автолюбителей, обучаю людей вождению автомобиля.

– Как ваша семья отреагировала на приговор суда?

– Естественно, и жена, и сын недовольны. Другой реакции я и не ожидал. Но порадовало, что моя супруга стала понимать - в стране что-то не так. Сказала: "Ну как это так: твои ученики от тебя мата не слышат, а ты вдруг ни с того ни с сего материшься утром трезвый на площади?!" Понятно, что это нелепость (Юрия Рубцова неоднократно задерживали на акциях протеста и судили за нецензурную брань).

Любая женщина хочет, чтобы муж находился рядом. Но если сегодня не бороться, то завтра на улице будут хватать любого и по любой причине - за то, что потребует повысить зарплату.

– Вы входите в политические структуры?

– Нет. Я считаю, что политические структуры - это, прежде всего, институт, при котором есть не только лидеры, но есть юристы и экономисты, которые могут разработать программу реформ и отстаивать ее. Сегодня таких политических структур у нас пока нет. Я слышу не о проектах реформ, а о простых пожеланиях. Но они есть и у Лукашенко - он тоже хочет, чтобы люди жили лучше. Понятно, что когда люди хорошо живут - и ему легче.

Но чтобы добиться реального улучшения жизни, нужно не просто заявлять об этом, а все-таки какие-то реформы проводить.

– Вы считаете, что Лукашенко тоже хочет, чтобы люди жили лучше. Почему тогда выступаете против него?

– Экономические санкции в отношении Беларуси - результат действий Лукашенко. Люди, которые всю жизнь жили при рыночной экономике и собирали капиталы на протяжении нескольких поколений, не будут вкладывать деньги в страну, где нет ротации власти. Отсутствие ротации власти есть доказательство тому, что законы в этой стране не соблюдаются.

В Конституции написано, что запрещена цензура и монополизация телевидения. Но на ТВ говорят только о Лукашенко, больше ни о ком.

Руководители предприятий и министерств не стремятся сделать как лучше, а стремятся подстроиться под эту систему. Это люди, которые деградировали. Наше общество тоже деградирует: мы привыкли к тому, что мы должны жить по понятиям. Многие мне говорят:

– Ну чего ты добился тем, что надел эту майку и пошел? Сидел бы себе тихонечко.

– Подождите, но есть же Конституция, – отвечаю.

– Ну и что Конституция? Ну живут же остальные как-то, приспосабливаются.

Нас заставляют приспосабливаться и жить по понятиям.

– Когда и почему вы решили, что мы живем при дрянной власти?

– Это было в 2004 году, когда на предприятиях были массово введены трудовые контракты. Это был апогей режима, потому что практически все люди стали рабами.

– Что посоветуете остальным? Стоит ли бороться с системой, если за любую мелочь могут дать срок?

– Бороться-то надо. Но не только тем, кто сегодня постоянно сидит, – Павлу Виноградову и другим. Нужна очень сильная информационная поддержка. Нужно смеяться над этой властью, постоянно публиковать в интернете фотографии политзаключенных. Это должны делать все, вне зависимости, какую должность и какое положение в обществе занимают. Тогда власть начнет задумываться: что можно делать, а что нельзя.

Все политические силы должны одним фронтом отказаться от участия в выборах и выставить четыре условия для участия в них (потому что просто неучастие - это лежание на диване).

Первое: освободить политзаключенных. Второе: отменить контрактную систему. Третье: предоставить ежедневный эфир всем политическим силам. Четвертое: внести изменения в Избирательный кодекс, которые гарантировали бы прозрачность подсчета голосов.
-10%
-25%
-50%
-10%
-30%
-10%