Антон Трофимович,

Сегодня Мотоль - агрогородок в Ивановском районе. Однако местные со статусом "деревенских" не согласны. Во-первых, для деревни здесь живут слишком много людей - больше 4 тысяч. Во-вторых, сельским хозяйством здесь занимаются не так активно, как торговлей и производством.


Здесь родился президент

Во всем мире Мотоль знают как малую родину Хаима Вейцмана, первого президента Государства Израиль. В этом местечке в доме на центральной площади он родился 27 ноября 1874 года. В семье Вейцманов было 12 детей, из которых 9 получили университетское образование. Хаим начал свою учебу в местном хедере, начальной еврейской школе. В 11 лет способный мальчик поступил в реальное училище в Пинске. Через три года, в 1888 году, в Пинск переехала вся его семья. Только через 111 лет после переезда Вейцманов в Пинск представитель рода побывал в Мотоле. В 1999 году, во время празднования 50-летия основания Израиля, Мотоль вместе с генеральным директором администрации президента Израиля посетила Михаль Бреннер, внучатая племянница Вейцмана.


Дом есть, музея - нет

В Мотоле сохранился большой деревянный дом, в котором родился Хаим Вейцман. Раньше он стоял в центре местечка, после войны, когда многие еврейские дома остались пустыми, в нём открыли детдом. Когда детдом расформировали, бывший директор перевёз дом Вейцмана на другую улицу, часть его разобрал и остался здесь жить.

Несколько лет назад этот дом выкупил руководитель Аналитического центра EcooM, политолог Сергей Мусиенко. Однако музея в нем до сих пор нет. Частых гостей пускает в дом соседка Кристина Алексеевна Белова.

- Я блізко яго не касаюсь, я не сторож, ніхто. Я просто сусідка, - говорит баба Хрыся, которой Мусиенко оставил ключи от дома и попросил открывать приезжим экскурсиям и официальным делегациям.

Дом, даже не сохранившийся целиком, больше типичной крестьянской хаты. Удивляют потолки - выше трех метров. Говорят, что дерево для дома отец Хаима привез из Беловежской пущи. Он занимался продажей и сплавом леса по Ясельде, которая протекает через Мотоль. Далее через Днепро-Бугский канал сплавы отправляли по Висле до самого Гданьска. Поэтому доступ к хорошей древесине у Вейцманов был.

Дом действительно пустой. На стене в одной из комнат висят фотографии Вейцмана с подписями на английском языке. Последняя делегация оставила израильские флаги. Это вся "экспозиция". Баба Хрыся жалуется, что хозяин дом купил, но ничего с ним не делает.

- Тут ніц нэма. Казалі, нешта зробяць, ніц не зробілі. Купыв гэтую хату, а нічога не сделав. Казала ў тым годзе: выстав на прадажу, мо хто купіць.


Тайная работа

В Мотоле полно магазинов и кафе. Работают колбасные и хлебобулочные предприятия. Несколько лет назад открылась гостиница "Фэст".

- В обычном понимании Мотоль - это не деревня, - рассказывает Мария Ксёнда, главный хранитель фондов Мотольского музея народного творчества. - В деревнях люди занимаются сельским хозяйством. В Мотоле же жители всегда занимались тем, что приносило большую прибыль, - торговлей, услугами. Кто бы ни приехал, все говорят, что Мотоль - необычная деревня.

Даже в советское время мотоляне активно занимались бизнесом. В 1970-80-е в Мотоль приезжали со всего Советского Союза, чтобы купить местные кожухи. Тогда в Союзе была мода на кожухи, и почувствовав спрос на них, мотоляне активно занялись пошивом. Чуть ли не в каждой семье ночами шили кожухи. Ночью - потому что днём работали в колхозе, к тому же кустарное производство было запрещено законом.

- Это был прибыльный бизнес, - рассказывает Мария Павловна. - Что интересно, сырья для пошива кожухов у нас никогда не было. Сегодня здесь четыре тысячи человек - и никто не держит овец, это нетипичная для нас порода животных. За овчиной ездили в Россию, а уже в Мотоле обрабатывали и шили.

На кожухах в 1980-е годы, пока в моду не вошли турецкие дублёнки, многие семьи заработали приличные деньги. Как это было тогда принято, все переводили на "книжку". Копили на квартиры, машины. До 80 тысяч рублей лежало у людей на "книжках". Потом, в 1991 году, все заработанные деньги обесценились.

- Все эти "кожушные" деньги, которые с таким трудом были заработаны, сгорели. Это была трагедия для всего Мотоля.


Династии колбасников

Второй по значению житель Мотоля, принесший местечку славу, - Степан Минюк. В 1930-е годы он основал в местечке первый колбасный цех. В 1933 году получил лицензию на производство колбас. С того времени их изготовление в Мотоле не прекращалось, и сегодня здесь открыты три колбасных цеха: один государственный и два частных. Один из фермеров, занимающихся производством колбасы, - Андрей Минюк, правнук того самого первого колбасника Степана Минюка. Он готовит колбасу по дедовским рецептам, с добавлением натурального чеснока, перца и кориандра. Еще одна правнучка Степана Минюка - Светлана Данилевич - инженер по качеству производственного кооператива "Мотоль", выпускающего мясную продукцию. Специально за местными колбасами в Мотоль приезжают "кулинарные" туристы.

Кроме колбас, славятся мотольские хлебобулочные изделия, которые пекут и в колхозе, и в частной пекарне. Один предприниматель занимается копчением рыбы, которую разбирают приезжие из всех концов Беларуси.

Благодаря кулинарному разнообразию местечка с 2008 года здесь проводится фестиваль "Мотальскія прысмакі".


Центр - это мы

До райцентра - города Иваново, который в Мотоле, как и раньше, называют "Яново", - 24 км. Однако местные говорят, что Мотоль - куда больший центр, чем Иваново. Кафе и магазины в Мотоле работают свои. Чаще, наоборот, из Иваново приезжают в Мотоль за местными колбасами. Впрочем, мотольские предприниматели тем временем открывают свои магазины в Иваново.

Предпринимательские способности мотоляне, как они сами считают, получили в наследство от евреев, которых до войны здесь жили три тысячи человек - треть населения местечка.

В "деревне" работают две школы, где учатся только местные дети: для других не хватает мест. В одной из школ в параллелях по два класса. После окончания школы большинство разъезжаются на учебу, но потом многие возвращаются. Специалистам с высшим образованием в Мотоле можно найти работу как у фермеров, так и в колхозе.

- Тут центр, тут жизнь кипит, тут все остаются. Мне кажется, что наш Мотоль - самое лучшее место, - говорит Мария Ксёнда.
{banner_819}{banner_825}
-14%
-30%
-12%
-10%
-20%
-43%
-20%